||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 декабря 1999 года

 

Дело No. 26-Г99-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 декабря 1999 г. дело по кассационному протесту заместителя прокурора Республики Ингушетия и жалобе окружной избирательной комиссии Республики Ингушетия на решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 17 ноября 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения представителя окружной избирательной комиссии С., поддержавшего доводы жалобы, объяснения Г. и его представителя Л., возражавших против доводов жалобы и протеста, заключение прокурора Гермашевой М.М., полагавшей решение отменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

постановлениями окружной избирательной комиссии Республики Ингушетия от 22 и 29 октября, а также 3 ноября 1999 г. отказано Д. и Г. в регистрации их кандидатами в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Оспаривая законность принятого решения, они обратились в суд с требованиями об отмене указанных постановлений и возложении на избирательную комиссию обязанности о регистрации их кандидатами в депутаты.

В обоснование заявленных требований ссылались на необоснованность признания в подписных листах подписей избирателей недостоверными. Г., кроме того, указывал на то, что избирательная комиссия без достаточных оснований признала недостоверным представленный им финансовый отчет по специальному избирательному счету.

Судьей заявленные Д. и Г. требования соединены в одно дело.

Указанным выше решением Верховного Суда Республики Ингушетия постановления окружной избирательной комиссии от 22 и 29 октября и 3 ноября 1999 г. отмечены, и на избирательную комиссию возложена обязанность зарегистрировать Д. и Г. кандидатами в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Судом вынесены также частные определения в адрес окружной избирательной комиссии Республики Ингушетия и Министерства внутренних дел Республики Ингушетия, а также определение от 25 ноября 1999 г., которым исправлены допущенные в решении ошибки и решение дополнено указанием о его немедленном исполнении.

В кассационных протесте и жалобе ставится вопрос об отмене решения в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Судебная коллегия полагает, что указанные судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

Отказывая Д. в регистрации его кандидатом в депутаты, избирательная комиссия исходила из того, что в результате проверок подписных листов признаны недостоверными 354 подписи. Оставшееся количество подписей является недостаточным для регистрации его кандидатом в депутаты.

Большинство подписей из числа недостоверных признаны таковыми в связи с тем, что дата выполнения подписи проставлена не самим избирателем, а также данные об избирателе внесены другим лицом (кроме самого избирателя и сборщика подписей).

Признавая выводы избирательной комиссии необоснованными, суд указал в решении, что по сведениям, полученным от экспертов, не исключается внесение данных об избирателях, сборщиком подписей, и кроме того, 74 подписи, признанных избирательной комиссией недостоверными, не нашли отражения в справке эксперта. Таким образом, по мнению суда, 265 подписей должны быть исключены из числа признанных избирательной комиссией недостоверными. Однако с таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии с п. 4 ст. 44 Закона РФ от 24 июня 1999 г. "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" подпись и дата ее внесения должны быть выполнены самим избирателем. При этом не исключается возможность внесения данных об избирателе (фамилия, имя, отчество, год рождения и т.д.) также и сборщиком подписей. Избирательной комиссией установлено, что более 300 подписей признаны недостоверными именно в связи с нарушением указанных положений закона. Такие выводы сделаны на основании результатов проверки подписных листов и данных, полученных от экспертов (л.д. 26 - 29). Допрошенный в судебном заседании эксперт Б. подтвердил выводы, представленные им в избирательную комиссию (л.д. 110). Исключая из числа недостоверных 74 подписи, по тем основаниям, что сведения о них не нашли обращения в справке эксперта, суд не учел, что в отношении 28 из этих подписей, признанных недостоверными по другим основаниям, не требовалось письменного заключения эксперта. Таким образом, суд необоснованно исключил из числа недостоверных указанное количество подписей и без достаточных оснований отменил постановление окружной избирательной комиссии от 29 октября 1999 г. об отказе в регистрации Д. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Постановлениями окружной избирательной комиссии от 22 октября 1999 г. и 3 ноября 1999 г. отказано также Г. в регистрации его кандидатом в депутаты в связи с отсутствием необходимого количества подписей для регистрации и по тем основаниям, что финансовый отчет, представленный Г., носит недостоверный характер (постановление от 3 ноября 1999 г.).

Отказывая Г. в регистрации по первому его выдвижению кандидатом в депутаты, избирательная комиссия признала недостоверными 387 подписей избирателей (постановление от 22 октября 1999 г., л.д. 33). Недостоверными признаны подписи по тем основаниям, что в подписных листах отсутствуют подписи сборщика, подпись избирателя выполнена не самим избирателем, данные о сборщике подписей внесены другим лицом, дата сборщика подписей проставлена ранее даты подписи избирателя, дата внесения подписи кандидата в депутаты выполнена другим лицом. При этом избирательная комиссия исходила из того, что при сборе подписей в поддержку кандидата в депутаты допущены нарушения ст. 44 Закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

Эти обстоятельства нашли подтверждение в результате проверок подписных листов рабочей группы и в справках экспертов (л.д. 34 - 37).

Не соглашаясь выводами избирательной комиссии, суд указал в решении, что в качестве доказательства, подтверждающих недостоверность подписей, не может быть принята во внимание справка эксперта.

Между тем Законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" не регламентирован порядок получения сведений от эксперта.

В соответствии с п. 4 и п. 10 ст. 46 Закона эксперты могут входить в состав рабочей группы, созданной для проверки достоверности подписей и в предусмотренных законом случаях их письменные заключения могут служить основанием для признания подписей недостоверными. Как усматривается из дела, признавая недостоверными подписи, представленные в поддержку Г., избирательная комиссия руководствовалась письменным документом, представленными экспертами Б. и М. (л.д. 37).

Из числа подписей, признанных недостоверными, суд исключил 115 подписей, содержащихся в подписных листах, в которых дата внесения подписи кандидата выполнена другим лицом. Согласно п. 6 ст. 44 Закона кандидат собственноручно ставит подпись и дату ее внесения. Поводом для исключения таких подписей, как указал суд, послужило отсутствие соответствующего письменного заключения.

В то же время суд оставил без внимания объяснения эксперта Б. в судебном заседании (л.д. 110) и его письменное заключение (справку), составленное на основании определения суда (л.д. 44), которыми подтверждены выводы избирательной комиссии о недостоверности этих подписей по указанным основаниям. Судом исключены из числа подписей, признанных недостоверными, 225 подписей, и в то же время не дано никакой оценки остальным 162 подписям, также признанных недостоверными.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с решением суда об исключении из числа недостоверных указанного количества подписей и отмены в связи с этим постановления окружной избирательной комиссии от 22 октября 1999 г., об отказе в регистрации Г. кандидатом в депутаты в связи с тем, что количества представленных подписей избирателей за вычетом количества подписей, признанных недостоверными, недостаточно для регистрации.

Постановлением окружной избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г. по указанным выше основаниям отказано Г. в регистрации его кандидатом в депутаты по второму выдвижению (по инициативе избирателей, л.д. 38). Из 776 проверенных подписей 122 признаны недостоверными. Оставшегося количества подписей недостаточно для регистрации (1118 подписей). Основаниями для признания подписей недостоверными послужило то, что в 34 случаях дата внесения подписи выполнена не самим избирателем, данные об избирателе внесены не избирателем и не сборщиком подписей (24 подписи), в датах внесения подписи имеются не оговоренные исправления (15 подписей), указан не полный адрес места жительства избирателя (29 подписей). Не соглашаясь с таким выводом избирательной комиссии, суд исключил из числа недостоверных 53 подписи (24 подписи, в которых данные об избирателях внесены другим лицом и 29 подписей с неполным указанием места жительства избирателя). Основанием для этого, по мнению суда, послужило то, что экспертами не исключено внесение данных об избирателях сборщиком подписей. При этом суд сослался на доводы, которые приведены в решении по поводу исключения из числа недостоверных подписей, собранных в поддержку кандидата в депутаты Д. Судебная коллегия полагает, что указанное количество подписей исключено из числа недостоверных необоснованно по указанным выше основаниям, при признании необоснованным исключение подписей из числа недостоверных, собранных в поддержку Д.

Имеющиеся в материалах дела доказательства не позволяют сделать вывод об обоснованности исключения из числа недостоверных и 29 подписей, признанных таковыми по тем основаниям, что в подписных листах указан не полный адрес места жительства избирателя. Кроме того, в Судебную коллегию представлены доказательства о подложности некоторых документов, которые были приняты судом при исключении подписей из числа признанных недостоверными (л.д. 150).

С учетом этого нельзя признать правильными выводы суда об исключении 53 подписей из числа признанных недостоверными.

Постановлением окружной избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г. Г. также отказано в регистрации в связи с внесением в финансовый отчет недостоверных данных о специальном избирательном счете. Как следует из материалов дела, по первому выдвижению (самовыдвижению) Г. отозвал свое заявление о согласии баллотироваться (л.д. 22) и, кроме того, 22 октября 1999 г. ему отказано в регистрации по данному выдвижению. В соответствии с п. 7 ст. 63 Закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в данном случае по указанному специальному избирательному счету все финансовые операции прекращаются по указанию соответствующей избирательной комиссии.

Как видно из дела, финансовые операции по данному счету были прекращены на основании указания избирательной комиссии 22 октября 1999 г. Поэтому, при представлении первого финансового отчета кандидата по второму выдвижению (по инициативе избирателей) Г. не вправе был указывать о совершенных финансовых операциях по первому выдвижению.

С просьбой об открытии нового специального счета Г. в избирательную комиссию не обращался. Кроме того, согласно п. 1 ст. 63 Закона, он мог быть открыт не позднее, чем за пять дней до дня представления документов для регистрации данного кандидата, т.е. до 19 октября 1999 г. До истечения указанного срока новый специальный избирательный счет открыт не был.

Поэтому избирательная комиссия обоснованно отказала Г. в регистрации по указанному основанию с учетом положений подп. "д" п. 6 ст. 47 Закона.

Выводы суда, признавшего необоснованным отказ в регистрации по данному основанию, в связи с указанным выше, нельзя признать правильным.

При таких обстоятельствах окружная избирательная комиссия Республики Ингушетия обоснованно отказала Д. и Г. в регистрации их кандидатами в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Решение Верховного Суда Республики Ингушетия о признании незаконными постановлений избирательной комиссии от 22, 29 октября и 3 ноября 1999 г. не может быть признано правильным и подлежит отмене в связи с неправильным применением норм материального права.

В связи с тем, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, постановить новое решение об отказе Д. и Г. в удовлетворении заявленных ими требований об отмене указанных постановлений окружной избирательной комиссии.

Подлежат отмене и частные определения суда от 17 ноября 1999 г. и определение от 25 ноября 1999 г., так как выводы, содержащиеся в них, основаны на решении, признанном незаконным.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

отменить решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 17 ноября 1999 г., частные определения суда от 17 ноября 1999 г., а также определение от 25 ноября 1999 г. и постановить новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований об отмене постановлений окружной избирательной комиссии Республики Ингушетия от 22 и 29 октября и 3 ноября 1999 г., которыми Д. и Г. отказано в регистрации их кандидатами в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

 

Председательствующий

М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВА

 

Судьи

В.Н.ПИРОЖКОВ

А.М.МАСЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"