||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 декабря 1999 г. N 1133п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Меркушова А.Е.,

членов Президиума - Верина В.П., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Железнодорожного районного суда г. Барнаула от 28 ноября 1997 года, по которому

П.С., <...>, ранее не судимый;

К.Н., <...>, ранее не судимый, -

оправданы по ст. 147-1 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) за отсутствием в их действиях состава преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда от 1 апреля 1999 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 15 июня 1999 года, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1999 года приговор суда и определение кассационной инстанции оставлены без изменения, а протесты - без удовлетворения.

В протесте поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора и последующих судебных решений в отношении П.С. и К.Н. с передачей дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неполнотой и односторонностью исследования доказательств в судебном заседании.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного следствия П.С. и К.Н. было предъявлено обвинение в присвоении и растрате вверенного им государственного имущества путем злоупотребления должностными лицами своим служебным положением, в крупных размерах, по предварительному сговору группой лиц при следующих обстоятельствах.

П.С., работая с 23 сентября 1991 года в должности заместителя главы администрации Алтайского края, председателя Комитета по управлению государственным имуществом и являясь должностным лицом, в марте 1994 года с целью завладения государственным имуществом - невостребованными приватизационными чеками, которые подлежали передаче краевому фонду социальной поддержки населения, вошел в преступный сговор с председателем правления межрегионального коммерческого банка "Сибирский Альянс" К.Н.

В целях присвоения невостребованных приватизационных чеков П.С. и К.Н. подготовили распоряжение главы администрации края от 18 марта 1994 года, в соответствии с которым предусматривалось зарезервировать не менее 20 тысяч приватизационных чеков с передачей их по рыночной стоимости для приобретения привилегированных акций инвестиционного банка краевому Фонду социальной поддержки населения. В соответствии с этим распоряжением акции инвестиционного банка должны были приобретаться непосредственно на приватизационные чеки, срок свободного обращения которых истекал 1 июля 1994 года.

Поскольку в указанное время не существовало инвестиционного банка, то 20 тысяч приватизационных чеков были переданы в бессрочное незаконное владение коммерческого банка "Сибирский Альянс".

С целью осуществления умысла на присвоение государственного имущества П.С. и К.Н. 20 апреля 1994 года подписали договор-поручение на куплю-продажу ценных бумаг, в соответствии с которым банку "Сибирский Альянс" поручалось продать приватизационные чеки в количестве 20 тысяч штук по максимально возможной рыночной цене с приобретением на вырученные деньги привилегированных акций инвестиционного банка на сумму не менее чем 500 тыс. руб. и безвозмездно передать их фонду социальной поддержки населения.

21 апреля 1994 года по указанию К.Н. работники банка из трех отделений Сбербанка г. Барнаула (Октябрьского, Ленинского и Железнодорожного) получили 20 тысяч приватизационных чеков, но они по кассе банка "Сибирский Альянс" оприходованы не были.

Таким образом, П.С. передал 20 тысяч невостребованных приватизационных чеков в межрегиональный коммерческий банк "Сибирский Альянс".

25 апреля 1994 года эти 20 тысяч чеков по указанию К.Н. были проданы в Москве за наличные деньги на сумму 688 млн. 13 тыс. 109 руб., которые были оприходованы в кассу Московской фирмы "Информ-Менеджмент" и оформлены как предоплата за товар контролируемой К.Н. фирмы "Феникс Трейдинг Компани".

26 апреля 1994 года по письму К.Н. все вырученные деньги были израсходованы на оплату долгов банка "Сибирский Альянс".

Работник банка Д.Н., занимающийся продажей в Москве чеков, вернувшись в г. Барнаул, по указанию К.Н. представил в бухгалтерию фиктивные документы о том, что 20 тысяч приватизированных чеков были реализованы Московской фирмой "Према-Инвест" за 516 млн. руб. Часть этих денег в сумме 1 млн. 548 тыс. руб. было выплачено фирмой за брокерские услуги.

К.Н. получил из кассы сумму расходов за брокерские услуги и присвоил, объяснив это тем, что за брокерские услуги фактически платил свои личные деньги.

Скрывая факт продажи приватизационных чеков на сумму, значительно превышающую 500 млн. руб., которая была обусловлена договором поручения, с целью использования денежных средств в личных целях, К.Н. через подчиненных ему работников оформил фиктивные проводки по кассе банка денежных средств в сумме 516 млн. руб., якобы поступивших наличными от АОЗТ "Према-Инвест" на увеличение уставного фонда, с выдачей их в тот же день в виде краткосрочных кредитов двум фирмам.

В середине июня 1994 года П.С. от имени Госкомитета по управлению государственным имуществом подал заявление о приеме в состав пайщиков банка "Сибирский Альянс" с паем в виде денежных средств, полученных от продажи чеков, и 15 июля 1994 года решением собрания пайщиков Госкомитет по управлению госимуществом был принят в число пайщиков банка с паем в сумме 514 млн. 452 тыс. руб.

В результате банк получил значительные средства, которые использовались в интересах банка, что позволило получить прибыль в размере 1 млрд. 999 млн. 771 тыс. 589 руб. Между тем П.С. и К.Н. не предпринимали никаких действий во исполнение распоряжения главы администрации Алтайского края для возврата указанной суммы краевому фонду социальной поддержки населения.

В октябре 1994 года П.С. по предложению К.Н. был избран председателем совета банка "Сибирский Альянс".

23 января 1995 года главой администрации края было издано распоряжение, которым Комитету по управлению госимуществом поручалось выйти из числа пайщиков банка "Сибирский Альянс" в установленном порядке в срок до 25 января 1995 года с изъятием из банка средств от продажи невостребованных приватизационных чеков в сумме 514 млн. 452 тыс. руб.

Несмотря на указанное распоряжение, П.С. и К.Н. продолжали удерживать денежные средства, и лишь после возбуждения уголовного дела и их ареста в июне 1995 года денежные средства были перечислены чековому инвестиционному фонду социальной защиты "Забота".

В результате действий П.С. и К.Н. краевому Фонду социальной поддержки населения был причинен материальный ущерб на сумму 1 млрд. 989 млн. 771 тыс. 589 руб.

К.Н., кроме того, органами следствия обвинялся в присвоении 1 млн. 548 тыс. руб. якобы полученных им в банке в качестве оплаты за брокерские услуги по продаже чеков, которых он фактически не оказывал.

В судебном заседании ни П.С., ни К.Н. в предъявленном обвинении вину не признали.

Судом в отношении П.С. и К.Н. постановлен оправдательный приговор.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено и отражено в приговоре следующее.

В 1993 году в связи с проходящими в Российской Федерации социально-экономическими реформами в среде руководителей промышленных предприятий и администрации Алтайского края зародилась концепция создания инвестиционного банка, получившая свое отражение в п. 6 постановления от 13 августа 1993 года "О состоянии и перспективах развития отраслевой науки в крае".

Не нашедшая в последующем реального воплощения, эта концепция была воспринята кандидатом экономических наук П.С., являвшимся председателем Комитета по управления госимуществом - заместителем главы администрации края, и продолжала им развиваться.

Понимая объективную необходимость в становлении фондового рынка в регионе, П.С. решил переориентировать один из коммерческих банков на инвестиционную деятельность, предварительно преобразовав его в акционерный.

Выбор пал на межрегиональный коммерческий банк "Сибирский Альянс" и был обусловлен наличием в числе его пайщиков ряда ведущих промышленных предприятий г. Барнаула.

Существование закрепленной в правовом акте органа исполнительной власти, но нереализованной концепции создания инвестиционного банка совпало с завершающим периодом чековой приватизации, срок которой заканчивался 1 июля 1994 года.

В тот же период на начало второго квартала 1994 года на территории края оставались не востребованными населением 111511 приватизационных чеков, находившихся на хранении в отделениях Сбербанка и являвшихся объектом государственной собственности.

Дальнейшая судьба этих чеков определялась распоряжением председателя Комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом от 14 февраля 1994 года N 328-Р "Об использовании приватизационных чеков, не востребованных гражданами Российской Федерации, а также отошедших в порядке наследования и по другим основаниям государству".

Пункт 1 данного распоряжения предоставил главам администраций субъектов Российской Федерации право использования приватизационных чеков, не востребованных гражданами Российской Федерации, а также отошедших в порядке наследования и по другим причинам государству, в целях повышения социальной защищенности отдельных категорий граждан Российской Федерации, нуждающихся в особой социальной защите, и предоставления им дополнительных гарантий на участие в приватизации.

Второй пункт распоряжения предписывал главам администрации субъектов Российской Федерации совместно с территориальными органами социальной защиты населения, здравоохранения и образования в пределах имеющегося на территориях количества приватизационных чеков определить категории лиц, нуждающихся в особой социальной защите, в чьих интересах будут использоваться приватизационные чеки, разработать и утвердить нормативные документы, регламентирующие порядок выдачи и использования приватизационных чеков, не востребованных гражданами Российской Федерации, а также отошедших в порядке наследования и по другим основаниям государству, и обеспечить их выдачу.

На основании и во исполнение этого распоряжения краевым Комитетом по управлению госимуществом было подготовлено, а главой администрации Алтайского края К.О. подписано распоряжение N 232-Р от 18 марта 1994 года, которым утверждалось Положение о порядке продажи невостребованных приватизационных чеков, а также устанавливались основные направления их использования.

При этом четвертый пункт распоряжения предусмотрел зарезервировать не менее 20000 приватизационных чеков с передачей их по рыночной стоимости для приобретения приватизационных акций создающегося инвестиционного банка на сумму 500 миллионов рублей, передав их в трас банку "Сибирский Альянс". Приобретенные же привилегированные акции инвестиционного банка подлежали передаче краевому Фонду социальной поддержки населения.

В течение месяца после подписания названного распоряжения главы администрации края между Комитетом по управлению госимуществом в лице заместителя главы администрации края, его председателя П.С. и межрегиональным коммерческим банком "Сибирский Альянс" в лице председателя правления К.Н. был заключен договор поручения на куплю-продажу ценных бумаг; по условиям которого Комитет по управлению госимуществом поручал банку продать пакет невостребованных приватизационных чеков в количестве 20000 штук по максимально возможной рыночной цене, а на вырученные средства приобрести привилегированные акции инвестиционного банка на сумму не менее 500 миллионов рублей и безвозмездно передать приобретенные привилегированные акции Фонду социальной поддержки населения.

В качестве особого условия предусматривалось, что в случае преобразования банка в акционерный инвестиционный банк и проведении им эмиссии привилегированных акций банк обязуется передать в фонд социальной поддержки населения собственные акции.

Срок действия договора был определен с момента подписания его сторонами до момента передачи акций Фонду социальной поддержки населения.

В соответствии с распоряжением главы администрации края N 232-Р от 18 марта 1994 года и упомянутым договором поручения 20 апреля 1994 года председателем Алтайсбербанка было отдано распоряжение Октябрьскому, Ленинскому и Железнодорожному отделениям Сбербанка г. Барнаула о передаче в МКБ "Сибирский Альянс" 20000 невостребованных приватизационных чеков.

Непосредственно получение чеков в отделениях Сбербанка по указанию К.Н. произвели заместитель председателя правления МКБ "Сибирский Альянс" Д.Н. и работник банка К.С.

Осуществляя эту процедуру, Д.Н. 21 апреля 1994 года по кассовому ордеру получил в Октябрьском отделении Сбербанка 5885 чеков номинальной стоимостью 1000 руб. на сумму 58850000 руб.

В Ленинском отделении по реестру без даты он получил 6001 чек по той же номинальной стоимости на сумму 60010000 руб.

К.С. по кассовому ордеру от 21 апреля 1994 года получила в Железнодорожном отделении Сбербанка 8114 чеков по номинальной стоимости на сумму 81140000 руб.

Всего же было получено 20000 приватизационных чеков по их номинальной стоимости на сумму 200000000 руб., которые были доставлены в МКБ "Сибирский Альянс", но не оприходованы бухгалтерией.

22 апреля 1994 года Д.Н. вместе с заместителем генерального директора АО "Содействие" К.Б., привлеченным в качестве консультанта по ценным бумагам, вылетел в г. Москву для реализации 20000 приватизационных чеков.

Наряду с этой партией он увез и другие чеки, точное количество которых и принадлежность следствием не установлены.

По прибытии в г. Москву Д.Н. пытался продать чеки через брокера АОЗТ "Према-Инвест", однако не смог этого сделать.

25 апреля 1994 года в помещении Московского производственно-коммерческого предприятия "Инфопром-Менеджмент" Д.Н. реализовал чеки не установленному следствием покупателю, а наличные деньги в сумме 688013109 руб. в кассу ПКП "Информпром-Менеджмент" как предоплату за товар от фирмы "Феникс Трейдинг Компани".

26 апреля 1994 года К.Н. передал по факсу в ПКП "Информпром-Менеджмент" письмо N 63, на основании которого вырученные от реализации чеков деньги были перечислены на погашение долгов МКБ "Сибирский Альянс" по банковским кредитам.

Так, 26 апреля 1994 года платежным поручением N 437 перечислено Промышленно-строительному банку г. Санкт-Петербурга 410500000 руб.

Кузнецкбизнесбанку, расположенному в г. Новокузнецке, платежным поручением N 430 в тот же день перечислено 28572000 руб.

27 апреля 1994 года платежным поручением N 431 Промышленно-строительному банку перечислено 15013888 руб.

28 апреля 1994 года Кузнецкбизнесбанку по платежному поручению N 429 перечислено 72000000 руб.

29 апреля 1994 года платежным поручением N 446 Кузнецкбизнесбанку перечислено 200000000 руб., а всего в погашение долгов по межбанковским кредитам перечислено 68813109 руб.

По прибытии в г. Барнаул Д.Н. составил авансовый отчет о получении 20000 приватизационных чеков, а главный бухгалтер МКБ "Сибирский Альянс" О.Л. на основании мемориального ордера без номера от 4 мая 1994 года сделала проводку по счетам: дебет счета 190601 руб. "Операции с ценными бумагами", кредит счета 10010 "Уставной фонд", отнеся на него 500000000 руб.

Впоследствии на основании сомнительного приходного ордера N 12 от 20 мая 1994 года, выписанного от АОЗТ "Према-Инвест", ею на уставной фонд было отнесено уже 516000000 руб.

Данные операции в нарушение п. 16 разд. 3 Устава МКБ "Сибирский Альянс" и п. 17 Методических указаний о создании и деятельности коммерческих банков на территории РСФСР, утвержденных председателем Центрального Банка Российской Федерации 13 февраля 1991 года, привели к увеличению уставного фонда банка с 540 млн. руб. до 1 млрд. 56 млн. руб.

В тот же день на АОЗТ "Янта" был оформлен краткосрочный кредит на 300 млн. руб., а на АОЗТ "Силен-Континент" - на сумму 216 млн. руб., всего на сумму 516 млн. руб.

15 июня 1994 года на общем собрании учредителей МКБ "Сибирский Альянс" было принято решение об увеличении уставного капитала до 2 млрд. руб., а также в нарушение ст. 10 Закона от 2 декабря 1990 года "О банках и банковской деятельности в РСФСР" было решено принять в число пайщиков банка Комитет по управлению госимуществом края с паем в размере 514452000 руб., в который была зачтена сумма, отраженная в счете 10010 после реализации приватизационных чеков.

После приема Комитета по госимуществу в пайщики он получил преобладающее право голоса в участии в делах по управлению банком, а возглавлявший Комитет П.С. в октябре 1994 года был избран председателем совета банка.

В связи с увольнением П.С. 16 декабря 1994 года с должности председателя Комитета по управлению госимуществом интересы Комитета как пайщика банка с 28 декабря 1994 года стал представлять вновь назначенный на должность председателя Ч.Е.

В связи с отсутствием экономического эффекта, ожидавшегося от использования 20000 приватизационных чеков, переданных банку, и

вследствие фактического неисполнения п. 4 распоряжения главы администрации Алтайского края от 18 марта 1994 года N 232-Р, а также из-за возникшей обеспокоенности судьбой невостребованных чеков со стороны депутатов краевого Законодательного Собрания, глава администрации Алтайского края К.О. 23 января 1995 года издал распоряжение 69-Р, согласно которому Комитету по управлению госимуществом надлежало выйти из числа пайщиков МКБ "Сибирский Альянс" и изъять средства от продажи невостребованных чеков в размере 514452000 руб.

Эту сумму предлагалось перечислить чековому инвестиционному фонду "Забота" в качестве неоплаченной доли уставного капитала, а учредительский доход - на расчетный счет краевого Фонда социальной поддержки населения.

13 февраля 1995 года общее собрание учредителей МКБ "Сибирский Альянс" постановило вывести из состава пайщиков Комитет по управлению госимуществом с возвратом внесенных им денежных средств в сумме 514452000 руб.

Однако распоряжение главы администрации об изъятии денежных средств из банка своевременно выполнено не было, поскольку согласно решениям N 5 от 15 февраля 1995 года и N 7 от 31 марта 1995 года, принятым Управлением Департамента налоговой полиции по Алтайскому краю, с 15 февраля 1995 года со счета банка стали производиться списания денежных средств.

Общая сумма списанных денежных средств с 15 февраля 1995 года по 1 июля 1995 года составила 386849460 руб.

В связи со сложившимися обстоятельствами К.Н. стал принимать меры к выполнению обязательства банка по возврату суммы паевого взноса Комитета по управлению госимуществом и передаче денежных средств в фонд "Забота".

Так, согласно достигнутому им соглашению с ТОО "Таммер", последнее выступило гарантом исполнения банком своего обязательства, с 12 апреля 1995 года представило фонду "Забота" соответствующее гарантийное письмо и передало по акту два векселя АООТ "Алтайэнерго" на общую сумму 540000000 руб.

В связи с тем, что полученные фондом векселя реализованы не были, ТОО "Таммер" заключило с ТОО "Мельница" договор купли-продажи уже

трех векселей, после чего 6 июня 1995 года деньги в сумме 514452000 рублей были перечислены на счет чекового инвестиционного фонда "Забота".

Мотивируя свои выводы об обстоятельствах происшедшего, суд в приговоре указал, что концепция создания инвестиционного банка органами следствия представлена как вымысел П.С. и К.Н., а сложившиеся между ними деловые отношения как сговор на хищение. Между тем, по мнению суда, версия следствия не основана на доказательствах и опровергается показаниями свидетелей З.Е., Р.А., К.О., Г.Л., К.М., которые подтвердили, что концепция создания инвестиционного банка была реальной и возникла без участия П.С. и К.Н.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что П.С. и К.Н. не были инициаторами использования невостребованных приватизационных чеков, поскольку по этому вопросу было принято соответствующее распоряжение Госкомимущества, а доказательств, свидетельствующих о подготовке проекта распоряжения главы администрации края подсудимыми, не добыто. Сам по себе факт подготовки указанного проекта распоряжения Комитетом по управлению госимуществом, возглавляемым П.С., не может служить доказательством наличия у подсудимых прямой корыстной цели при использовании приватизационных чеков.

По мнению суда, неверным является вывод органов следствия о том, что, согласно распоряжению главы администрации края, акции инвестиционного банка подлежали приобретению непосредственно на приватизационные чеки и банк не мог сам определять способ использования чеков. Поэтому при заключении договора поручения на куплю-продажу ценных бумаг П.С. и К.Н. не имели корыстных целей.

Суд указал в приговоре, что выводы органов обвинения о растрате К.Н. денег, вырученных от продажи чеков, на оплату межбанковских кредитов сделан без учета функций, которые осуществляет банк как кредитное учреждение. Решение К.Н. о проплате кредитов банка со счета предприятия-партнера в Москве является рациональным, соответствующим целям коммерческого учреждения - получению прибыли, не рискуя с перевозкой наличных денег в г. Барнаул и не теряя времени на их безналичное перечисление. Сам по себе факт внесения денег в кассу ПКП "Информ-Менеджмент" от имени третьего лица не имеет для дела существенного значения.

При оценке правомерности принятия решения о вхождении Комитета по управлению госимуществом в число пайщиков банка суд исходил из того, что нельзя ограничиваться лишь формально-нормативным подходом без учета экономических реалий, динамики изменения банковского законодательства, а также без решения вопроса о том, к какому уровню государственной собственности относились приватизационные чеки. Судом учитывалась при этом сложившаяся в Российской Федерации и Алтайском крае практика участия органов государственной власти в формировании уставных капиталов коммерческих банков. Отчуждение банком приватизационных чеков не повлекло прекращения права государственной собственности, поскольку оно продолжало свое существование после приема комитета в число пайщиков.

Суд отразил в оправдательном приговоре, что ни один из признаков хищения органами предварительного следствия не доказан.

В частности, по мнению суда, нельзя вести речь о противоправном изъятии и обращении подсудимыми в свою пользу или пользу иных лиц невостребованных приватизационных чеков или средств от их реализации. Эти средства физическими лицами в виде кредитов или иных выплат не получались, на депозитные счета не зачислялись, а были отражены по данным бухгалтерского учета как паевой взнос комитета по управлению имуществом.

Суд первой инстанции указал в приговоре, что факт присвоения К.Н. 1548000 руб. не нашел своего подтверждения в судебном заседании. В материалах дела отсутствует авансовый отчет, расходные кассовые ордера с подписями К.Н., свидетельствующие о получении им этой суммы. Имеющаяся квитанция к приходному кассовому ордеру на имя К.Н. о якобы сданных в АОЗТ "Према-Инвест" деньгах на указанную сумму не меняет сути дела, поскольку не установлено, кем и когда она составлена, равным образом как и документ, озаглавленный "Отчет брокера". Возникшие у суда неустранимые сомнения в присвоении К.Н. 1548000 руб. истолкованы в пользу подсудимого, и этот эпизод обвинения суд счел недоказанным.

По мнению суда, не соответствует действительности утверждение обвинения о том, что П.С. и К.Н. удерживали денежные средства в банке и не перечисляли их в соответствии с распоряжением главы администрации края фонду "Забота".

Предпринятые К.Н. меры к оплате долга банка векселями необоснованно расценены следствием как "вуалирование задержки с расчетом".

Суд указал в приговоре, что действия П.С. и К.Н. не причинили ущерба ни Фонду социальной поддержки населения, куда средства не поступали и ими не изымались, ни государственной собственности, так как средства от реализации чеков не являлись бюджетными и их поступление не предполагалось доходной частью бюджета Алтайского края на 1994 год. Кроме того, вступление Комитета по управлению госимуществом в пайщики банка давало государству право собственности на долю в уставном капитале и на получение прибыли.

Кассационная инстанция и последующие надзорные инстанции согласились с выводами суда об отсутствии в действиях П.С. и К.Н. состава преступления.

Президиум находит протест не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда об отсутствии в действиях П.С. и К.Н. состава преступления, в котором они обвинялись, основаны на рассмотренных в суде доказательствах, получивших правильную оценку в их совокупности.

По смыслу закона присвоением следует признавать неправомерное удержание чужого имущества, вверенного виновному, с целью обращения его в свою пользу, а растратой - отчуждение имущества в любой форме третьим лицам или потребление чужого имущества, вверенного виновному в связи с его работой, самим виновным.

Таких обстоятельств по делу не установлено. Нельзя сделать вывода о наличии в действиях П.С. и К.Н. признаков хищения государственного имущества и из формулировки предъявленного им обвинения.

Как установлено по делу и отражено в оправдательном приговоре, приватизационные чеки были переданы банку "Сибирский Альянс" во исполнение распоряжения главы администрации Алтайского края, реализованы, а полученные от реализации денежные средства внесены как

пай комитета по управлению имуществом, который вошел в состав пайщиков банка.

Указанные денежные средства никому не передавались, никем не присвоены, а затем были возвращены из уставного фонда банка комитету по управлению имуществом.

Все эти обстоятельства нашли отражение и в тексте протеста.

Распоряжением главы администрации Алтайского края от 18 марта 1994 года N 232р и договором поручения N 1134 от 6 мая 1994 года 20 тысяч приватизационных чеков были переданы банку "Сибирский Альянс" для реализации по максимально высокой рыночной цене, а на вырученные средства банку поручалось приобрести привилегированные акции инвестиционного банка на сумму на менее 500 миллионов рублей, которые в дальнейшем надлежало передать фонду социальной поддержки населения.

Из показаний свидетелей Р.А., К.О., К.М., Б.Б. видно, что текст распоряжения подготовлен сотрудниками комитета по управлению имуществом, завизирован руководителями Администрации края, а не П.С.

Данных, свидетельствующих о том, что инициатором издания распоряжения был П.С., в деле нет.

Не добыто в ходе судебного разбирательства дела доказательств того, что распоряжение готовилось с целью изъятия государственной собственности в пользу П.С. и К.Н.

Как правильно установил суд и отразил в приговоре, авансовым отчетом Д.Е. от 4 мая 1994 года о получении 20 тысяч приватизационных чеков и ордером оприходованных О.Л. 500 млн. рублей на счет "Уставного фонда" подтверждаются показания оправданных, что приватизационные чеки после их продажи по договору поручения оставались в государственной собственности, но уже в виде денег.

Из материалов дела видно, что в соответствии с распоряжением главы администрации края от 23 января 1995 года N 69р комитет по управлению имуществом вышел из числа пайщиков банка.

Согласно показаниям свидетеля К.Л., 6 июня 1995 года на счет Чекового инвестиционного фонда "Забота" поступила сумма 514 миллионов 452 тыс. рублей от комитета по управлению имуществом. Никакого ущерба фонду причинено не было.

Что касается денежных операций, проведенных после продажи приватизационных чеков, то этим обстоятельствам дана судом оценка в приговоре суда.

Доказательств, свидетельствующих о присвоении К.Н. денежных средств в сумме 1 млн. 518 тыс. рублей в деле не имеется. В приговоре суда по этому поводу приведены соответствующие суждения и дана оценка доказательствам.

Таким образом, судом выяснены все обстоятельства, которые необходимо было установить по данному делу, а также собраны и закреплены в соответствии с правилами УПК все необходимые для этого доказательства.

Доводы прокурора о том, что неполнота судебного следствия и неправильное применение закона выразились в неправильной оценке судом исследованных доказательств, необоснованны, поскольку опровергаются изложенными и указанными в приговоре суда обстоятельствами.

Нельзя согласиться с доводами протеста о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Суд достаточно полно исследовал в судебном заседании собранные по делу доказательства и свои выводы об отсутствии в действиях П.С. и К.Н. состава преступления аргументировал со ссылкой на конкретные материалы дела.

Те доказательства, на которые имеется ссылка в протесте, исследовались судом в совокупности с другими доказательствами и получили соответствующую объективную оценку.

Таким образом приговор суда и последующие судебные решения по делу являются законными и обоснованными, а оснований для удовлетворения протеста не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"