||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 1999 года

 

Дело No. 80-Г99-12

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 1999 г. гражданское дело по жалобе К. на действия окружной избирательной комиссии по Сенгилеевскому одномандатному избирательному округу No. 180 по выборам депутата Государственной Думы Федерального Собрания по кассационной жалобе К. на решение Ульяновского областного суда от 10 ноября 1999 г., которым постановлено: "В удовлетворении жалобы К. об отмене постановлений окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Сенгилеевскому одномандатному избирательному округу No. 180 от 29 октября 1999 г. No. 26 и от 30 октября 1999 г. No. 29 об утверждении протоколов об итогах проверки подписных листов и от 1 ноября 1999 г. No. 33 в части отказа в регистрации К. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Сенгилеевскому одномандатному избирательному округу No. 180 из-за недостаточного количества достоверных подписей избирателей отказать.

Отказать в удовлетворении жалобы К. о возложении обязанности на окружную избирательную комиссию по Сенгилеевскому одномандатному округу No. 180 о приведении в соответствие с Федеральным законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" формы протокола об итогах проверки подписных листов".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения представителя К. - Ш., представителя окружной избирательной комиссии Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей кассационную жалобу К. оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

постановлением окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва по Сенгилеевскому одномандатному избирательному округу No. 180 от 1 ноября 1999 г. К. отказано в регистрации его кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по спискам избирателей и этим же постановлением он зарегистрирован кандидатом в депутаты Государственной Думы на основании избирательного залога.

Считая указанное постановление незаконным и необоснованным в части, К. обратился в суд с жалобой на действия окружной избирательной комиссии, отказавшей ему в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы Российской Федерации по спискам избирателей.

Кроме того, он просил отменить постановления этой же окружной избирательной комиссии от 29 и 30 октября 1999 г., признать, что окружная избирательная комиссия занизила количество действительных подписей избирателей, поддержавших выдвижение его кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ, считать необоснованным заключение комиссии о недостаточности действительных подписей для его регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ, обязать окружную избирательную комиссию по Сенгилеевскому одномандатному округу No. 180 привести в соответствие с Федеральным законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" форму протокола об итогах проверки подписных листов и зарегистрировать его кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ на основании подписных листов, содержащих достаточное количество действительных для регистрации подписей.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе К. указывает о несогласии с решением суда, просит отменить его и постановить новое решение об удовлетворении его первоначальной жалобы.

В обосновании кассационной жалобы К. указывает на то, что окружная избирательная комиссия No. 180, отказав ему в регистрации кандидатом в депутаты на основании подписей избирателей, превысила установленные Законом полномочия, а Ульяновский областной суд не принял это во внимание. Превышение полномочий окружной избирательной комиссии No. 180 выразилось в том, что из представленных на проверку 5932 подписей избирателей в его поддержку признаны недостоверными 862 подписи, что составляет более 15% (773 подписи) допустимого числа недостоверных подписей. Причем из 862 недостоверных подписей, по крайней мере, 774 подписи признаны недостоверными по ненадлежащим основаниям; утверждена форма протокола, содержательная часть которого не соответствует предъявленным требованиям; внесены изменения в первоначально (29 ноября 1999 г.) утвержденный ею "Протокол об итогах проверки подписных листов", чего не допускает п. 16 ст. 46 Закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ"; допущено расширительное толкование отдельных статей, в частности ст. 46 вышеназванного Закона; необоснованно введены дополнительные основания для выбраковки подписей, однако указанные нарушения предметом внимания суда не стали.

Кассатором указывается также на то, что 610 подписей избирателей в его поддержку были признаны недостоверными без надлежащих на то оснований. Сами члены окружной избирательной комиссии признали, что они необоснованно сочли из этих 610 подписей 12 недостоверными. Эксперт - криминалист показал, что в ряде случаев он выносил ошибочное определение о том, что даты внесения подписей в подлинных листах проставлялись одним лицом. Свидетель Беззубенков В.Д. (сборщик подписей) показал суду, что даты внесения подписей в подлинных листах проставлялись как им самим, так и избирателями. Все это указывает на то, что экспертиза носила весьма поверхностный характер. Не соответствует положению ст. 46 п. 9 подп. "з" указанного выше Закона о выборах признание комиссией недостоверными 164 подписей по мотиву их заверения "Ненадлежащим образом".

Нарушение порядка утверждения содержательной части формы "Протокола об итогах проверки подписных листов" выразилось в том, что в него не попали основания для признания подписей недостоверными, предусмотренные ст. 46 в подп. "г", "ж" и "з" п. 9. В то же время в протоколе значатся такие надуманные, не предусмотренные законом обстоятельства, как "Число подписей, содержащихся в подписных листах, заверенных сборщиком подписей, уполномоченным представителем либо кандидатом ранее, чем проставлены подписи избирателей" или "Число подписей, полученных обманным или иным противозаконным способом..." или "Число подписей содержащихся в подписных листах, не удостоверенных надлежащим образом лицом, собиравшим подписи, уполномоченным представителем избирательного объединения либо кандидатом".

В кассационной жалобе указывается на то, что со стороны избирательной комиссии имела место подгонка изложенных в ст. 46 о выборах депутатов Госдумы под удобные для комиссии основания расширительного толка, что повлекло необоснованное признание недействительными сотен подписей. Кроме этого, после утверждения Протокола об итогах проверки подписных листов от 29 ноября 1999 г. на следующий день (30 ноября 1999 г.) был утвержден новый Протокол, что противоречит п. 16 ст. 47 Закона о выборах.

В кассационной жалобе утверждается, что проставление сборщиком даты внесения подписи за избирателя не является нарушением требований указанного закона о выборах, а именно п. 4 ст. 44 и п. 4 ст. 46, из которых следует, что дату в подписной лист может вносить сборщик подписей.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Отказывая К. в удовлетворении жалобы, суд первой инстанции исходил из того, что 5 октября 1999 г. К. уведомил окружную избирательную комиссию по Сенгилеевскому избирательному округу No. 180 о выдвижении его кандидатом в депутаты Государственной Думы. Комиссия уведомила заявителя о том, что он в срок до 24 октября 1999 г. должен представить подписи избирателей для его регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы в количестве 5159 подписей избирателей - 1% от числа избирателей этого округа (515965 человек). Все необходимые для регистрации документы были сданы К. в установленный срок. 23 октября 1999 г. комиссия приняла постановление о проведении сплошной проверки достоверности данных, содержащихся в подписных листах, представленных всеми кандидатами в депутаты на регистрацию, и утвердила форму протокола об итогах проверки подписных листов, а постановлением комиссии No. 33 от 1 ноября 1999 г. К. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ из-за недостаточного количества достоверных подписей избирателей, и этим же постановлением он зарегистрирован кандидатом в депутаты по внесенному избирательному залогу.

Основанием для признания подписей недостоверными послужили нарушения в подписных листах - дата внесения подписи избирателя внесена в подписной лист не самим избирателем, а другим лицом; нет подписи или даты, или всех необходимых, требуемых по закону, паспортных данных сборщиков подписей или избирателей; даты заверения подписных листов сборщиком подписей стоят раньше подписи избирателя; дата заверения подписного листа кандидатом в депутаты стоит раньше подписи сборщика подписей и др.

Судом признано, что установленные избирательной комиссией нарушения нашли свое подтверждение в ходе разбирательства дела, а приведенные заявителем основания в опровержение суждения комиссии не могут быть признаны обоснованными. Возражение К. в части того, что дата внесения подписи избирателя может вноситься и сборщиком подписей, не основано на предусмотренных п. 3 ст. 43, п. 4, 6 ст. 44 и п. 9 ст. 46 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ" и п. 8 ст. 31 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ". 610 подписей признаны недостоверными обоснованно, и явившиеся основанием для этого данные получены комиссией в полном соответствии с законом и подтверждаются добытыми по делу доказательствами, в частности показаниями свидетелей, являвшихся сборщиками подписей избирателей. В соответствии с требованиями избирательного законодательства рассмотрен и вопрос о других признанных недостоверными подписях избирателей.

Судом первой инстанции также признано, что процедура и сроки проверки подписных листов, рассмотрение вопроса о регистрации кандидата в депутаты, предусмотренные законом, окружной избирательной комиссией соблюдены. Не подлежит удовлетворению и жалоба заявителя в части признания постановлений окружной избирательной комиссией от 29 и 30 октября 1999 г. недействительными, так как установлено, что, действительно, окружная избирательная комиссия при утверждении и рассмотрении итогов проверки подписных листов на заседании 29 октября 1999 г. ошибочно внесла цифровые данные проверки подписных листов не в ту форму протокола (образец на л.д. 37), поэтому на следующий день, отменив постановление от 29 октября 1999 г., 30 октября 1999 г. внесла данные проверки без изменения цифровых данных в надлежащую форму протокола проверки. Надлежащий протокол об итогах проверки подписных листов был направлен заявителю 30 октября 1999 г.

Судом не установлено оснований и к удовлетворению жалобы заявителя в части возложения обязанности на окружную избирательную комиссию привести в соответствие с Федеральным законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" форму протокола об итогах проверки подписных листов, так как из вышеназванного Закона, в приложении к нему форма протокола об итогах проверки подписных листов не содержится, поэтому окружная избирательная комиссия разработала форму сама и утвердила ее на заседании комиссии 23 октября 1999 г.

Изучением данной формы протокола об итогах проверки подписных листов установлено, что она содержит в себе все необходимые реквизиты и основания, по которым должны группироваться подписи избирателей, подлежащие признанию недостоверными и в ней не содержится оснований признания подписей недостоверными, которые не предусмотрены Федеральным законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", в связи с чем и в этой части нет оснований к удовлетворению жалобы К.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит суждение суда первой инстанции правильным, так как оно соответствует установленным по делу доказательствам и требованиям действующего избирательного законодательства. Установленные судом обстоятельства и подтверждающие их доказательства как и положения закона в решении суда приведены.

Доводы кассационной жалобы К. аналогичны мотивам, указанным им в первоначальной жалобе. Они являлись предметом исследования суда первой инстанции и им дана оценка, которую Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает правильной. Кассационная жалоба заявителя в части фактических обстоятельств направлена на переоценку установленного судом, а в части доводов о незаконности постановлений избирательной комиссии и суда первой инстанции определяется неправильным толкованием действующего законодательства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ульяновского областного суда от 10 ноября 1999 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВА

 

Судьи

Г.В.МАКАРОВ

Т.И.ЕРЕМЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"