||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 декабря 1999 года

 

Дело N 5-В99-275

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Нечаева В.И.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 3 декабря 1999 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда России на постановление президиума Московского городского суда от 15 октября 1998 г.

Заслушав доклад судьи Нечаева В.И., объяснения Ф.В. и Ф.Е., объяснение адвоката Бычковой Т.Г., представляющей интересы А., заключение прокурора управления Генеральной прокуратуры Гермашевой М.М., полагавшей протест удовлетворить, исследовав материалы дела, коллегия

 

установила:

 

Ф.В. обратилась в суд с иском к жилищно-строительному кооперативу "Майский-3" о восстановлении в членах кооператива и к А. о выселении из кооперативной квартиры по адресу: <...>, сославшись на то, что эта квартира предоставлена ей по решению общего собрания членов ЖСК "Майский-3" от 29.09.88, а решением общего собрания от 11 мая 1989 г. истица, по ее утверждению, незаконно исключена из членов кооператива.

ЖСК "Майский-3", не согласившись с иском, предъявил встречные требования о признании недействительным ордера, выданного на имя Ф.В. на квартиру N 31, а также о признании недействительными договоров приватизации и дарения квартиры по адресу: <...>, которую ранее занимала семья Ф.В., указав, что ответчица по встречному иску законно исключена из членов кооператива, так как при вступлении в члены ЖСК "Майский-3" и предоставлении ей кооперативной квартиры ввела в заблуждение членов ЖСК о составе своей семьи и не выполнила условие о сдаче квартиры N 2, на котором она была принята в члены кооператива.

Дело неоднократно рассматривалось судом.

Решением Кузьминского межмуниципального суда г. Москвы от 10 ноября 1994 г. в первоначальном иске отказано, встречный иск удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 января 1995 г. решение суда оставлено без изменения.

Определением того же суда от 16 января 1995 г. о разъяснении решения суда, которое уточнено определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 января 1996 г., семья Ф. возвращена в первоначальное положение, а именно в квартиру по адресу: <...>.

Постановлением президиума Московского городского суда от 15 октября 1998 г. указанные судебные постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение в тот же межмуниципальный суд.

В протесте поставлены следующие вопросы. Постановление президиума городского суда в части отмены судебных постановлений об отказе Ф.В. в иске и признании недействительным ордера на квартиру N 31 подлежит отмене, и решение суда в этой части следует оставить без изменения; в части направления на новое рассмотрение требования о признании недействительными договоров приватизации и дарения квартиры N 2 постановление президиума городского суда подлежит отмене и по делу в этой части следует вынести новое решение, которым в удовлетворении указанного требования отказать по следующим основаниям. Обсудив доводы протесте, коллегия считает его подлежащим удовлетворению.

Как видно из материалов дела, в том числе из заявлений Ф.В. на имя заведующего отделом учета и распределения жилой площади, начальника управления кооперативным хозяйством, решения Калининского райисполкома г. Москвы, протоколов общих собраний пайщиков ЖСК "Майский-3", она просила принять ее в члены указанного кооператива на двухкомнатную квартиру для проживания в ней семьи из трех человек: Ф.В., ее мужа Ф.Е. и сына Ф., с освобождением занимаемой квартиры 2 в доме <...>, принадлежавшей государству. Именно на этих условиях Ф.В. была принята в члены ЖСК "Майский-3" по льготной очереди граждан, сдающих квартиры государству.

Впоследствии истица по первоначальному иску отказалась получить кооперативную квартиру на трех человек, заявив требование о предоставлении двухкомнатной квартиры только на нее с сыном со ссылкой на расторжение брака с Ф.Е. и отказавшись освободить занимаемую квартиру по ул. Таганрогской. В декабре 1991 г. Ф.В. приватизировала квартиру N 2, а в феврале 1993 г. подарила ее сыну Ф.

Разрешая спор и отказывая Ф.В. в иске, а также признавая недействительным выданный ей на основании отмененного впоследствии решения Калининского районного суда г. Москвы от 15 сентября 1989 г. ордер на квартиру N 31 в ЖСК "Майский-3", суд исходил из того, что при принятии в члены кооператива и предоставлении Ф.В. квартиры в доме этого кооператива она ввела в заблуждение общее собрание членов ЖСК о количестве членов семьи, которые должны были проживать с ней в квартире, и обязательной сдаче занимаемой квартиры, поэтому у общего собрания членов ЖСК "Майский-3" имелись предусмотренные законом и уставом этого кооператива основания для принятия решения от 11.05.89 об исключении истицы из кооператива и предоставлении предназначавшейся ей квартиры <...> семье А.

Довод президиума городского суда о том, что суд не исследовал вопрос о законности требования Калининского райисполкома об освобождении Ф-ми государственной квартиры в связи с приобретением ими квартиры в жилищно-строительном кооперативе, нельзя признать правильным. В соответствии с действовавшим в тот период времени законодательством (ст. 37 примерного устава жилищно-строительного кооператива, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 2 октября 1965 г. N 1143) деятельность жилищно-строительных кооперативов осуществлялась под контролем исполкомов местных Советов, решением исполкома Калининского райсовета от 03.06.87 Ф.В. рекомендована на получение квартиры в ЖСК "Майский-3" по льготной очереди граждан, сдающих государственные квартиры, именно на этом условии она принята в члены кооператива, с этим условием истица согласилась, поэтому суд при вынесении решения исходил из того, что семья истицы обязана была освободить квартиру по ул. Таганрогской, что сделано не было.

В постановлении президиума городского суда также указано, что суд первой инстанции не дал оценки отсутствию обязательства Ф.Е. освободить государственную квартиру при получении его женой квартиры в доме ЖСК. Между тем данное обстоятельство подтверждает правильность признания судом недействительным ордера на кооперативную квартиру в доме по ул. Наличной, поскольку в этот ордер на основании отмененного впоследствии решения суда от 15.09.89 включены три человека, в том числе и Ф.Е.

Доводы президиума городского суда о том, что судом не учтено, что по решению суда от 15.09.89 выдан ордер, на основании которого Ф-вы прописаны в квартиру N 31, что 13.09.90 состоялось собрание уполномоченных кооператива "Майский-3", решением которого Ф.В. вновь исключена из членов ЖСК, и что на день вынесения решения ею полностью выплачен пай за квартиру N 31, нельзя признать состоятельными, поскольку эти обстоятельства не имеют правового значения при решении вопроса о законности решения общего собрания членов ЖСК "Майский-3" от 11.05.89.

Что касается наличия кворума на указанном собрании, то суд на основании представленных доказательств (протокола общего собрания, показаний свидетелей, присутствующих на собрании) пришел к выводу о том, что кворум, необходимый для решения вопроса об исключении Ф.В. из членов ЖСК, на собрании от 11.05.89 имелся.

Решением суда от 10 ноября 1994 г. удовлетворено требование ЖСК "Майский-3" о признании недействительными договоров приватизации и дарения квартиры по ул. Таганрогской.

Президиум Московского городского суда с учетом того, что кооператив является ненадлежащим истцом по этому требованию, правильно отменил решение суда в данной части. Однако в связи с тем, что суд первой инстанции допустил ошибку в применении и толковании норм права по делу в части признания недействительными договоров приватизации и дарения квартиры N 2, суду надзорной инстанции в соответствии с п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР следовало вынести новое решение, которым в иске ЖСК "Майский-3" в указанной части отказать.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

 

определила:

 

постановление президиума Московского городского суда от 15 октября 1998 г. в части отмены судебных постановлений об отказе Ф.В. в иске и признании недействительным выданного на ее имя ордера на квартиру по адресу: <...>, отменить и в этой части оставить без изменения решение Кузьминского межмуниципального суда г. Москвы от 10 ноября 1994 г.; в части направления на новое рассмотрение требования о признании недействительными договоров приватизации и дарения квартиры по адресу: <...>, постановление президиума Московского городского суда от 15 октября 1998 г. отменить и вынести новое решение: отказать жилищно-строительному кооперативу "Майский-3" в требовании о признании недействительными договоров приватизации и дарения квартиры 2 в доме <...>.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"