||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 1999 года

 

Дело N 49-В99пр-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 ноября 1999 г. дело по иску Ш. к Министерству лесного хозяйства Республики Башкортостан и Южно-Уральскому государственному природному заповеднику об отмене приказов о дисциплинарных взысканиях, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда и взыскании расходов за использование личного автотранспорта в интересах предприятия и по встречному иску Южно-Уральского заповедника о взыскании с Ш. ущерба за незаконную порубку леса по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Межгорьевского городского суда от 19 ноября 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 21 января 1999 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 мая 1999 г. в части взыскания с Ш., Ш.Р. и К. материального ущерба, причиненного порубкой леса.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ш. работал лесничим Машакского лесничества Южно-Уральского заповедника.

Приказами администрации заповедника N 60-П от 10 июля 1997 г. и N 62-П от 11 июля 1997 г. он был привлечен к дисциплинарной ответственности: за невыполнение плана по рубкам ухода за первое полугодие 1997 г. и за сокрытие прогула подчиненного лесника, а также отвлечение его от выполнения служебных обязанностей, за самовольное исправление утвержденного руководителем и сданного для начисления заработной платы табеля учета рабочего времени ему объявлены замечание и выговор с лишением премии на 100%.

Приказами N 110-К от 11 августа 1997 г. Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан, N 71-П от 18 августа 1997г. и N 75-П от 28 августа 1997г. администрации заповедника Ш. за систематическое неисполнение трудовых обязанностей, за безбилетный поруб леса уволен с работы по п. 4 ст. 39 ТК РФ и п. 3 ст. 33 КЗоТ РФ.

В январе 1998 г. Ш. обратился в суд с иском к Министерству лесного хозяйства Республики Башкортостан, Южно-Уральскому государственному природному заповеднику об отмене приказов о дисциплинарных взысканиях, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда и взыскании расходов за использование личного автомобиля в интересах предприятия.

В обоснование заявленных требований указал, что к дисциплинарной ответственности привлечен неправомерно, план по рубке ухода не выполнил не по своей вине, исправления в табель учета рабочего времени внес с ведома бухгалтерии. Работая лесничим Машакского лесничества Южно-Уральского заповедника, в мае - июне 1997 г. дал указание лесникам Ш.Р. и К. на вырубку примерно 50 кубометров леса, не оформив лесорубочный билет. Вырубка была согласована с директором заповедника и производилась в интересах предприятия, так как древесиной предполагалось расплатиться за ремонт переданного заповеднику сторонней организацией автомобиля. Порубочный билет хотел оформить позднее, что практиковалось в заповеднике. Однако руководство заповедника, узнав о вырубке, с учетом двух ранее наложенных дисциплинарных взысканий приняло решение о его увольнении по п. 3 ст. 33 КЗоТ РФ за систематическое неисполнение без уважительных причин обязанностей, возложенных трудовым договором.

Считает, что незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности и направлением материалов в следственные органы за безбилетный поруб леса ему причинен ответчиками моральный вред в сумме 6500 руб.

Кроме того, просил взыскать с заповедника 3385 руб. за использование личного транспорта в течение 3 лет и его ремонт.

Южно-Уральский заповедник предъявил встречный иск к Ш. о возмещении ущерба за незаконную порубку леса на сумму 15402 руб. 80 коп., полагая, что в его действиях содержится состав преступления.

В ходе рассмотрения дела суд привлек в качестве соответчиков лесников Ш.Р. и К.

Решением Межгорьевского городского суда от 19.11.98, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 21.01.99, Ш. в иске отказано, встречные требования удовлетворены: с Ш. взыскано 13402 руб. 80 коп., с привлеченных в качестве соответчиков лесников Ш.Р. и К. - по 1000 руб. с каждого.

Сумма ущерба, 15402 руб. 80 коп., определена в 12-кратном размере от стоимости срубленной древесины на основании Постановления Правительства РФ от 05.02.92 N 67 (л.д. 41 - 42).

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14.05.99 оставлен без удовлетворения протест прокурора Республики Башкортостан, просившего об отмене состоявшихся судебных постановлений в части взыскания с Ш., Ш.Р. и К. ущерба от незаконной порубки леса и отказа во взыскании в пользу Ш. расходов в связи с использованием им личного автомобиля в производственных интересах.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене указанных судебных постановлений в части взыскания с ответчиков материального ущерба, вызванного порубкой леса, в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Обсудив доводы протеста, проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит состоявшиеся по делу судебные постановления в опротестованной части подлежащими отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя встречный иск заповедника о взыскании с Ш., Ш.Р., К. ущерба в размере 15402 руб. 80 коп. (в полном объеме), суд руководствовался ст. 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Между тем из объяснений Ш. в судебном заседании следует, что порубка леса была произведена им в соответствии с планом рубки леса, не для личных нужд, а в интересах предприятия. Вопрос о месте порубки леса он был вправе определить самостоятельно (л.д. 107 - 109).

А из объяснений Ш.Р. и К. следует, что ими порубка леса производилась по указанию непосредственного начальника Ш.

Свидетель К. пояснил, что присутствовал при разговоре, состоявшемся между директором заповедника А. и Ш., в ходе которого обсуждался вопрос о срочной заготовке леса для расчета за машину (л.д. 109).

Поскольку порядок возмещения ущерба, причиненного предприятию работником при исполнении трудовых обязанностей, регулируется трудовым законодательством, а объяснения Ш., Ш.Р. и К. и показания свидетеля К. свидетельствуют о возможности возложения на них ответственности по основаниям, предусмотренным положениями КЗоТ РФ, суду в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 50 ГПК РСФСР следовало поставить на обсуждение вопрос о том, причинен ущерб заповеднику его работниками "при исполнении трудовых обязанностей" либо "не при исполнении трудовых обязанностей", действовали они при этом в интересах заповедника либо производили порубку леса для личных нужд.

В случае наличия оснований для возложения на работников заповедника материальной ответственности по нормам трудового законодательства, следовало определить пределы этой ответственности в соответствии с требованиями ст. ст. 118, 119, 121 КЗоТ РСФСР.

В нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР суд в решении не указал причины, по которым он отверг объяснения Ш., Ш.Р., К., показания свидетеля К. о порубке ими леса в интересах предприятия и при исполнении трудовых обязанностей, а положил в основу решения объяснения представителей заповедника и Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан.

Оставляя без удовлетворения протест прокурора Республики Башкортостан, президиум Верховного Суда Республики Башкортостан в постановлении указал, что Ш., Ш.Р. и К. было допущено нарушение экологического, а не трудового законодательства. В связи с чем в силу п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" вред, причиненный нарушением экологического законодательства, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ и ст. 86 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды" подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме независимо от того, причинен ли вред в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности. Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера ущерба.

Однако данное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ применимо к случаям, когда ущерб причинен преступными действиями работника, установленными приговором суда, и когда ущерб причинен не при исполнении трудовых обязанностей и не исключает ответственности работника по нормам трудового законодательства за экологические правонарушения.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно ст. 83 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды" от 19 декабря 1991 г. должностные лица и иные работники, по вине которых предприятие, учреждение, организация понесли расходы по возмещению вреда, причиненного экологическим правонарушением, несут материальную ответственность перед предприятиями, учреждениями, организациями в соответствии с трудовым законодательством.

Согласно ч. 1 ст. 119 КЗоТ РФ за ущерб, причиненный предприятию, учреждению или организации при исполнении трудовых обязанностей, работники, по вине которых причинен ущерб, несут материальную ответственность в размере прямого действительного ущерба, но не более своего среднего месячного заработка.

Названные положения законов содержат нормы, ограничивающие право лица, которому причинены убытки, на их возмещение в полном размере.

По смыслу ст. 119 КЗоТ РФ должностные лица заготовителя и органов лесного хозяйства, виновные в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, связанного с лесозаготовкой, несут материальную ответственность в соответствии с нормами трудового законодательства.

При новом рассмотрении дела суду следует с учетом установленных обстоятельств определять, на основании какого закона и в каком размере должна быть возложена на Ш., Ш.Р. и К. материальная ответственность.

При этом следует иметь в виду, что Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1992 г. N 67 "Об утверждении размеров неустоек за нарушение лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню в лесах и такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному хозяйству нарушением лесного законодательства в Российской Федерации" установлен лишь способ исчисления причиненного ущерба и его размер за конкретные виды нарушений. Пределы же материальной ответственности работника (ограниченная, полная) за ущерб, причиненный при исполнении трудовых обязанностей, установлены трудовым законодательством.

Следует также уточнить размер причиненного заповеднику ущерба, поскольку в материалах дела имеются противоречивые данные о его размере, а также объеме срубленной древесины (л.д. 8, 17, 35, 37 - 38, 40, 41 - 43, 57 - 58, 61, 84 - 85, 97, 159, 160).

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. за отсутствием состава преступления следует, что вопрос об объеме и месте порубки был согласован Ш. с директором заповедника, рубки леса были произведены на участке, не являющемся особо охраняемой природной территорией.

В связи с этим необходимо также исследовать материалы прекращенного уголовного дела и дать им правовую оценку в совокупности с другими установленными в судебном заседании обстоятельствами.

Руководствуясь ст. ст. 329 п. 2, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Межгорьевского городского суда от 19 ноября 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 21 января 1999 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 мая 1999 г. в части взыскания с Ш., Ш.Р. и К. ущерба, вызванного порубкой леса, отменить; дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"