||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 ноября 1999 г. N КАС99-316

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Федина А.И.

судей - Ермилова В.М. и Манохиной Г.В.

рассмотрела в судебном заседании от 23 ноября 1999 года дело по кассационной жалобе адвоката Калмыкова В.В. на приговор Верховного Суда Российской Федерации от 31 августа 1999 года, по которому

А., <...>, с высшим юридическим образованием, замужняя, несудимая -

осуждена по ст. 305 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком 2 года.

На основании ст. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении Амнистии" от 18 июня 1999 года А. освобождена от наказания.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., заключение прокурора Барсегяна Р.Р., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признана виновной в том, что приступив 25 ноября 1992 года к исполнению обязанностей судьи Индустриального районного суда г. Хабаровска, являясь должностным лицом, наделенным в конституционном порядке полномочиями принимать обязательные для исполнения решения, сознавая, что действует вопреки федеральным законам и целям правосудия, умышленно вынесла 20 неправосудных решений по гражданским делам об усыновлении детей - граждан Российской Федерации гражданами США. По указанным делам А., игнорируя долг и обязанность судьи соблюдать нормы материального и процессуального права, умышленно не обеспечила полное и всестороннее исследование обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения заявлений об усыновлении российских детей иностранными гражданами. Обладая профессиональными навыками и знаниями закона, А. по не подготовленным для судебного исследования делам, выносила решения об усыновлении несовершеннолетних граждан России гражданами США.

А. допустила умышленные нарушения основных норм и принципов Конституции Российской Федерации, утверждающие права и свободы человека и гражданина, обеспечивающие защиту государством материнства и детства, заботу о детях и их воспитание, гарантию судебной защиты прав и свободы человека и гражданина; не выполнила требования ст. ст. 144, 146, 263-2, 263-3, 263-4 ГПК РСФСР, ст. ст. 71, 124, 129, 130 УК РФ и Постановления Правительства Российской Федерации N 919 от 3 августа 1996 года, утвердившим Положение "О порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам и (или) лицам без гражданства", и не обеспечила рассмотрение дел об усыновлении детей с соблюдением ст. 21 Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года.

В период с 12 марта по 8 августа 1997 года А. вынесла решения об усыновлении по 20 гражданским делам, перечисленным в приговоре, без проведения судебного заседания, без участия в рассмотрении дел прокурора, усыновителей, представителей органа опеки и попечительства, при отсутствии в деле данных о знакомстве и контакте иностранных граждан с усыновляемыми ими детьми.

По протесту прокурора Хабаровского края Президиумом Хабаровского краевого суда все вышеуказанные решения были отменены, как заведомо неправосудные.

Вынесение неправосудных решений и их отмена повлекли существенное нарушение конституционных прав и законных интересов усыновленных несовершеннолетних детей, являющихся российскими гражданами. Незаконно усыновленные дети, обладающие статусом граждан Российской Федерации, до отмены неправосудных решений, были вывезены в США, и их правовое положение оставалось неопределенным до решения повторного усыновления.

В судебном заседании осужденная А. вину не признала. Она показала, что по всем указанным в обвинительном заключении гражданским делам, хотя и допустила нарушения закона, однако при этом преследовала, прежде всего, цель скорейшего определения российских малолетних детей в семьи, обеспечивающие им нормальное физическое и психическое развитие. Умысла на вынесение заведомо неправосудного решения не имела. В настоящее время признает, что допущенные ею нарушения закона были существенными, но за это она уже понесла наказание в виде прекращения полномочий судьи. Нарушения были допущены из-за отсутствия практики рассмотрения дел о международном усыновлении и в связи с недостаточным пониманием ею некоторых норм гражданско-процессуального права. Все эти дела она заслушала в закрытом судебном заседании. Как правило, в суде представителем интересов американской стороны была Х., представителем органов опеки и попечительства Г., заключение о возможности усыновления по делу давали прокуроры Л., Т., З. Протокол судебного заседания вела секретарь М. То, что, в подавляющем большинстве, дела рассматривались без участия усыновителей, объяснила тем, что почти по всем в судебном заседании участвовала их представитель Х. Она же при рассмотрении дел с участием усыновителей переводила их объяснения на русский язык. В стадии судебного разбирательства Х. информировала участников процесса об обстоятельствах знакомства усыновителей с детьми по видеофильмам и фотографиям.

Наличие в гражданских делах документов, легализованных уже после вынесения решений об усыновлении, объяснила тем, что при рассмотрении дел она имела переводы всех документов, но они не все были нотариально удостоверены. В этих случаях она, после вынесения решения об усыновлении, возвращала незаверенные материалы Х. для доработки.

Утверждает, что в делах всегда были письменные заключения органов опеки и попечительства, она не может пояснить причин несоответствия дат регистрации заключений, времени вынесения решений и отсутствие регистрационных номеров на штампах заключений.

Вынесение по некоторым делам решений об усыновлении, до истечения шести месячного срока со дня принятия решения о лишении родительских прав кого-либо из родителей усыновляемых детей, пояснила тем, что такое решение принималось в интересах ребенка с согласия всех участников процесса.

В кассационной жалобе адвокат Калмыков в защиту осужденной А. указывает, что полностью не согласен с приговором. Судом не было удовлетворено его ходатайство о направлении дела на дополнительное расследование для устранения следователем допущенного нарушения в ходе следствия. Так при выполнении ст. 201 УПК РСФСР было заявлено ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных. Однако следователем требования ст. 424 ч. 2 УПК РСФСР были проигнорированы. Далее адвокатом дается понятие состава преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, и делается вывод о том, что в действиях А. отсутствуют признаки данного состава преступления. Считает, что судебные решения вынесенные А. были отменены президиумом Хабаровского краевого суда не как заведомо неправосудные, что признал суд в приговоре, а по другим основаниям. Суд вышел в этой части за пределы своей компетенции и сослался на обстоятельства, которые в природе не существовали, тем самым заведомо ухудшив положение А. Полагает, что возможно и было неправильное применение А. норм процессуального права, что объясняется введением нового семейного законодательства и отсутствием судебной практики, но сам вопрос об усыновлении был разрешен правильно. Реально были усыновители. Были все документы для усыновления, не было возражений ни с чьей стороны по усыновлению данных детей, на сегодняшний день все усыновленные дети находятся в прекрасных условиях. Указывает, что не дана юридическая и правовая оценка действиям всех лиц, проходящих по данному делу, а именно работникам прокуратуры, секретарю судебного заседания - М., Л., Т., З. Утверждает, что эти свидетели заинтересованы в деле, и на их противоречивых показаниях нельзя строить обвинительное заключение. Гражданские дела, приобщенные к данному делу как вещественные доказательства, должны рассматриваться как доказательства добытые с нарушением закона, поэтому не могут быть использованы в качестве доказательства. Считает, что суд не указал в приговоре, в чем выразилось существенное нарушение конституционных прав и законных интересов усыновленных несовершеннолетних детей. Делает вывод о том, что в действиях А. есть упущения в работе, но и это не ее вина. В сложившихся условиях работы судья А. принимала правильные решения, направленные на благо детей. Просит приговор отменить, уголовное преследование в отношении А. прекратить.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденной А. в совершенном преступлении основаны на собранных, по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Из показаний свидетелей М., Л., Т., Г. видно, что А. рассмотрела указанные в приговоре гражданские дела о международном усыновлении без их участия, выносила решения по материалам, с которыми они не были знакомы.

Свидетель М. показала, что она работала секретарем судебного заседания. В 1997 году вела протоколы судебных заседаний по делам о международном усыновлении, рассматриваемым судьей А. Однако были случаи, когда А. передавала ей уже написанные судебные решения об усыновлении и материалы дела. В этих случаях она составляла протокол судебного заседания по материалам и решению, подшивала дело и сдавала в канцелярию. Без провидения судебного заседания ею были оформлены дела об усыновлении С. и С.В., С.А., Г.О. и других.

Свидетель М. не подтвердила показания А. о том, что протоколы судебных заседаний изготовлялись повторно, после их утраты.

Свидетель Л. показала, что она являлась старшим помощником прокурора Индустриального района, давала заключения по делам о международном усыновлении, рассмотренным судьей А. Вместе с тем имелись случаи, когда в протокол судебного заседания и решение суда вносились ее фамилия, в протоколе фиксировалось заключение прокурора под ее именем, которого она не давала. По этим делам она не уведомлялась о дне рассмотрения дела и не извещалась о том, что принято решение судьей об усыновлении.

Л., после обозрения гражданских дел, указала дела, по которым запись о ее участии в судебном процессе, не соответствовала действительности.

Свидетель Т., работавшая на момент инкриминируемого А. преступления помощником прокурора, подтвердила в судебном заседании, что по представленным ей для обозрения делам она давала заключения об усыновлении только в отношении Д., Д.А. и Б., по другим делам она заключений не давала и не может пояснить, почему в решениях и протоколах судебного заседания указана ее фамилия.

Свидетель Г. показала, что 1997 году она работала ведущим специалистом отдела образования Индустриального района г. Хабаровска. От имени органов опеки и попечительства, она готовила для суда пакеты документов, подтверждающие соответствие интересам детей решение вопроса о их усыновлении конкретными лицами. В феврале и марте 1997 года принимала участие в рассмотрении этих дел в судебном заседании. После марта она не принимала участия в судебных процессах. По делам, которые были рассмотрены без ее участия, по телефонному звонку судьи А. приходила в суд, забирала у судьи весь пакет документов об усыновлении. Затем готовила по этим материалам заключения. После того, как началась проверка законности принятых судьей А. решений о международном усыновлении, она, по просьбе А., подготовила ряд недостающих в деле документов, в том числе и заключения. Если дата составления заключения не соответствовала времени вынесения решения, А. вносила исправления и приводила эти документы в соответствие с датами указанными в решении.

Вина осужденной А. подтверждается также показаниями свидетелей К., К.С., М.А., К.О. и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре, в том числе приобщенными к делу гражданскими делами в качестве вещественных доказательств, в соответствии с требованиями ст. 83 УПК РСФСР. При этом нарушений закона допущено не было.

Свидетели, в показаниях которых имелись противоречия, пояснили в суде о их причинах.

Оценив показания свидетелей и осужденной А. в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно признал убедительными объяснения свидетелей о причинах побудивших их в окончательном варианте дать правдивые показания, соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

На предварительном следствии проверялась причастность свидетелей М., Т. и других к совершенному преступлению и за отсутствием в их действиях состава преступления уголовное дело прекращено.

Судом тщательно исследовались доводы в защиту осужденной А. и они мотивированно опровергнуты судом в приговоре.

Исследованными в судебном заседании доказательствами установлено, что А., являясь судьей, имея соответствующие знания и опыт работы, при рассмотрении указанных в приговоре дел о международном усыновлении умышленно не выполнила требования ст. ст. 144, 146, 263-2, 263-3, 263-4 ГПК РСФСР, регламентирующих: определенную форму составления заявлений об усыновлении и приобщения к нему четко определенных документов; действия судьи после принятия заявления; обязательное представление в суд органами опеки и попечительства заключения об обоснованности и соответствия усыновления интересам ребенка; обязательность рассмотрения этих дел с участием самих усыновителей, органа опеки и попечительства и прокурора.

Кроме того, А. допустила нарушение требований ст. ст. 71 п. 6, 124, 129, 130 Семейного кодекса РФ, регламентирующих вопросы усыновления ребенка.

Ввиду допущенных А. нарушений норм закона, решения, по перечисленным в приговоре гражданским делам, отменены президиумом Хабаровского краевого суда.

Проанализировав и оценив собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, суд первой инстанции обоснованно признал, что А. виновна в сознательном вынесении заведомо неправосудных решений, и правильно квалифицировал ее преступные действия по ст. 305 ч. 1 УК РФ.

Ставить под сомнение выводы суда и правильность квалификации действий А., оснований не имеется.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы в защиту осужденной А. об отсутствии в ее действиях состава преступления.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд ухудшил положение А., являются неосновательными, поскольку нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР судом не допущено.

Ссылка в жалобе на то, что в приговоре не указано в чем выразилось нарушение конституционных прав и законных интересов усыновленных детей, не соответствует содержанию приговора.

Необоснованным является и утверждение в жалобе о том, что было допущено нарушение требований закона при выполнении ст. 201 УПК РСФСР.

Из протокола объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия видно, что следователь зафиксировал ходатайство обвиняемой А. о рассмотрении ее дела Верховным Судом РФ с присяжными заседателями. Поэтому суд первой инстанции, обсудив в подготовительной части судебного заседания ходатайство А. и ее защитника о направлении дела на дополнительное расследование, правильно отказал в удовлетворении ходатайства, мотивируя тем, что ходатайство о рассмотрении уголовного дела Верховным Судом РФ по первой инстанции удовлетворено. Рассмотрение же дела Верховным Судом с участием присяжных заседателей законом не предусмотрено.

Обстоятельства, смягчающие ответственность А., на которые указывается в кассационной жалобе, учтены судом при назначении ей наказания, которое соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновной и обстоятельствам дела.

Находя приговор законным и обоснованным, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Российской Федерации от 31 августа 1999 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ФЕДИН А.И.

 

Судьи

ЕРМИЛОВ В.М.

МАНОХИНА Г.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"