||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 1999 года

 

Дело No. 11-Г99-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Корчашкиной Т.Е.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 ноября 1999 г. кассационную жалобу О. на решение Верховного Суда Республики Татарстан от 12 октября 1999 г. по делу об обжаловании постановления Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан от 20 сентября 1999 г. "Об образовании избирательных округов по выборам народных депутатов в Государственный Совет Республики Татарстан".

Заслушав доклад судьи Василевской В.П., объяснения О. и его представителя адвоката Рыбака Б.С., а также представителей Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан С. и Г., Судебная коллегия

 

установила:

 

20 сентября 1999 г. Центральная избирательная комиссия Республики Татарстан приняла постановление "Об образовании избирательных округов по выборам народных депутатов в Государственный Совет Республики Татарстан", которым в указанной республике образовано 63 административно - территориальных и 67 территориальных избирательных округов с избранием 130 народных депутатов.

О. обратился в суд с жалобой, просил признать постановление ЦИК не соответствующим закону по тем основаниям, что численность избирателей большинства округов определена без учета допустимых Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" отклонений от средней нормы представительства избирателей. В результате в 114 округах число избирателей либо более допустимого максимума - 24087 человек, либо менее допустимого минимума - 17805 человек, что, по мнению заявителя, свидетельствует о неравенстве предстоящих выборов и нарушении гарантированных Конституцией Российской Федерации его избирательных прав.

Решением Верховного Суда Республики Татарстан от 12 октября 1999 г. в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационной жалобе О. просит об отмене решения с вынесением нового судебного решения об удовлетворении его требования, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права - Закона Республики Татарстан "О выборах народных депутатов Республики Татарстан" и Договора Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" от 15 февраля 1994 г., противоречащих Конституции Российской Федерации, Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и общепризнанным принципам и нормам международного права в области защиты гражданских, избирательных и политических прав человека.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене с направлением дела в суд на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Отказывая О. в удовлетворении требования о признании постановления Центральной избирательной комиссии от 20 сентября 1999 г. не соответствующим закону, суд указал, что одномандатные избирательные округа по выборам народных депутатов в Государственный Совет Республики Татарстан образованы на основе положения Закона Республики Татарстан "О выборах народных депутатов Республики Татарстан" о единой норме представительства с допускаемым отклонением числа избирателей в них от нормы до 15% (п. 3 ст. 4), за исключением незначительного нарушения этого предела по отдельным округам, не затрагивающим избирательных прав и интересов заявителя.

Федеральный закон от 19 сентября 1997 г. с изменениями и дополнениями от 30 марта 1999 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающий допустимое отклонение от средней нормы представительства не более чем на 10%, а в труднодоступных и отдаленных местностях - не более чем на 15% (ст. 19), по мнению суда, к данным правоотношениям не применим, так как, согласно Договору Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти Республики Татарстан", установление системы государственных органов республики, порядок их организации и деятельности относится к ее ведению как субъекту Российской Федерации.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит этот довод ошибочным, основанном на неправильном применении норм материального права.

Конституция Российской Федерации определяет основы конституционного строя и устанавливает, что суверенитет Российской Федерации как демократического федеративного правового государства распространяется на всю его территорию (гл. 1).

В силу ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 15 Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие, верховенство и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ, т.е., согласно установленному Конституцией РФ принципу, конституционные нормы имеют приоритет перед иным нормативным актом и обладают характером прямого действия.

В соответствии с п. "в" ст. 71 Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека, в том числе и избирательных прав на выборах, находится в ведении Российской Федерации и является ее исключительной компетенцией; эти полномочия не могут быть переданы субъекту Российской Федерации договором между ним и органами государственной власти Российской Федерации.

К тому же, как видно из договора "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", полномочия Российской Федерации по регулированию и защите прав и свобод избирательных прав Республике Татарстан не передавались (п. 2 ст. 4).

В силу изложенного суду следовало обсудить вопрос о применении при разбирательстве дела п. 3 ст. 19 названного Федерального закона, регулирующего порядок образования избирательных округов при проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и гарантирующего обеспечение равного представительства народа в выборных органах государственной власти, имея при этом в виду, что постановлением Конституционного Суда РФ от 10 июня 1998 г. эта норма Федерального закона признана соответствующей Конституции Российской Федерации.

Отказ же суда в удовлетворении требования заявителя по мотиву, что установление системы государственных органов Республики Татарстан, порядок их организации и деятельности на основании того же Договора "О разграничении предметов ведения..." относится к компетенции республики как субъекту Российской Федерации, не основан на законе, так как свидетельствует о незаконном выходе суда за пределы заявленного О. требования - такого основания признания оспариваемого постановления им не заявлялось, он настаивал на признании нормативного правового акта ЦИК республики не соответствующим закону в связи с нарушением его конституционного избирательного права на равенство предстоящих выборов.

Кроме того, в силу названных выше конституционных норм о верховенстве Конституции РФ и ее п. 2, 5 ст. 76, регулирующих порядок принятия и применения нормативных правовых актов по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, к числу которых относится установление общих принципов организации системы органов государственной власти, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам и в случае их противоречия действует федеральный закон.

Как видно из материалов дела, судебного решения и объяснений сторон при разбирательстве дела в кассационной инстанции, избирательная комиссия в целях соблюдения требования закона о примерном равенстве избирательных округов и защиты избирательных прав граждан число избирателей в каждом избирательном округе за 70 дней до голосования (п. 1 ст. 19 Федерального закона) не определила и достоверными сведениями о зарегистрированных избирателях после 1 июля 1999 г. и по день образования избирательных округов не располагала ввиду их отсутствия.

При таком положении доводы заявителя о несоответствии оспариваемого им постановления Центральной избирательной комиссии республики от 20 сентября 1999 г. закону и нарушении его избирательных прав заслуживают внимания и требуют дополнительной проверки.

Таким образом, решение суда подлежит отмене с направлением дела в суд на новое рассмотрение.

При новом разбирательстве дела необходимо учесть изложенное и постановить решение, отвечающее требованиям закона.

Руководствуясь п. 2 ст. 305, п. 2 ст. 307, ст. 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 12 октября 1999 г. отменить и дело направить в этот же суд на новое рассмотрение.

 

Председательствующий

В.П.КНЫШЕВ

 

Судьи

Т.Е.КОРЧАШКИНА

В.П.ВАСИЛЕВСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"