||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 ноября 1999 г. N 069п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Верина В.П.

членов Президиума - Вячеславова В.К., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 13 апреля 1999 года, по которому

К.Н., <...>, ранее дважды судим, судимости погашены,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 213 и ст. 317 УК РФ, за отсутствием события преступления.

Определением от 15 июля 1999 года кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации приговор оставила без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного расследования К.Н. обвинялся в совершении хулиганских действий с использованием ножа, а также в посягательстве на жизнь сотрудника милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности при следующих обстоятельствах.

27 мая 1998 года, примерно в 1 час 30 минут, К.Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришел к квартире своей бывшей сожительницы Ф.Н. и, заведомо зная, что в указанной квартире находится малолетняя дочь Ф.Н. - Ф.Л., а также сотрудники милиции при исполнении своих служебных обязанностей, игнорируя это, невзирая на ночное время, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, беспричинно стал стучать в дверь квартиры, требуя ее открыть. При этом он громко кричал, выражался грубой нецензурной бранью в адрес Ф.Н. На просьбу Ф.Н. прекратить свое противоправное поведение и покинуть домовладение К.Н. не реагировал, продолжая свои действия. После того как Ф.Н. была вынуждена открыть дверь, К.Н., продолжая грубо нарушать общественный порядок, умышленно схватил ее рукой за шею, причинив ей физическую боль, повалил Ф.Н. на имевшуюся в пристройке при входе в квартиру кровать, приставил к горлу Ф.Н. принесенный с собой не установленный следствием нож, чем полностью лишил ее возможности передвигаться. На законные требования находившихся в квартире сотрудников милиции прекратить хулиганские действия К.Н. не реагировал.

Он же в указанное время и в указанном месте, посягая на жизнь сотрудника правоохранительного органа - оперуполномоченного отделения уголовного розыска ОВД Октябрьского района Ростовской области старшего лейтенанта милиции Я.К. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, принесенным с собой не установленным следствием ножом умышленно нанес Я.К. два удара в жизненно важную область - переднюю и боковую поверхность груди слева, причинив последнему телесные повреждения в виде колото-резаной раны передней поверхности груди слева и резаной раны левой боковой поверхности груди, повлекшие легкий вред здоровью потерпевшего. Свой умысел на лишение жизни сотрудника милиции Я.К. К.Н. не довел до конца по причинам, не зависящим от его воли, - в связи с принятыми мерами к его задержанию.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей К.Н. оправдан в связи с не установлением события преступления.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений по следующим основаниям.

Как указано в протесте, из-за допущенных председательствующем судьей процессуальных нарушений присяжные заседатели вынесли необоснованный вердикт о недоказанности события преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 449 УПК РСФСР недопустимо формулирование вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, существенно отличающихся по фактическим обстоятельствам от обвинения, поддержанного государственным обвинителем.

Как видно из вопросного листа (т. 2 л.д. 126 - 127), в вопросе N 2 не описаны обстоятельства совершения К.Н. преступных действий. Этот вопрос сформулирован таким образом, что отсылает к первому вопросу, в котором описано событие преступления, однако в первом вопросе не указаны ряд противоправных действий, в которых обвинялся К.Н., а именно то, что он беспричинно стучал в дверь квартиры, требовал открыть ее, на просьбу Ф.Н. прекратить противоправные действия не реагировал, а когда она была вынуждена открыть дверь, схватил Ф.Н. рукой за шею, причинил ей физическую боль, повалил Ф.Н. на кровать.

Согласно ч. 3 ст. 449 УПК РСФСР в необходимых случаях отдельно должны ставиться вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых оно не было доведено до конца.

В соответствии с предъявленным К.Н. обвинением он обвинялся не только в совершении хулиганских действий, но и в посягательстве (покушении) на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Однако, вопреки требованиям закона, данный вопрос должным образом не сформулирован. Отсутствует также вопрос и о причинах не доведения К.Н. до конца преступного намерения, направленного на лишение жизни сотрудника милиции.

Несоответствие вопросного листа объему предъявленного К.Н. обвинения способствовало формированию у присяжных заседателей выводов о невиновности К.Н.

По смыслу п. 2 ч. 1 ст. 465 и ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР несоблюдение правил постановки вопросов присяжным заседателям относится к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона и является основанием к отмене приговора.

Не может быть принята во внимание, как не основанная на законе, ссылка в определении кассационной инстанции на то, что государственный обвинитель по содержанию вопросного листа возражений не высказывал. В силу ч. 2 ст. 450 УПК РСФСР окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, председательствующий судья.

Кроме того, из справки секретаря суда и протокола судебного заседания (т. 2 л.д. 28, 56 - 59) усматривается, что при отборе присяжных заседателей в суде не выяснялся, как того требует ч. 5 ст. 438 УПК РСФСР, вопрос о наличии среди присяжных заседателей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления. что в соответствии с Законом "О судоустройстве РСФСР" является основанием для освобождения от исполнения обязанностей присяжных заседателей.

Президиум находит, что протест удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как видно из протокола судебного заседания по данному делу, председательствующий разъяснил присяжным заседателям условия их участия в рассмотрении этого дела в соответствии с законом, их ответственность за нарушение указанных обязанностей. Председательствующий предложил прокурору, подсудимому и защитнику подготовить вопросы присяжным заседателям в письменной форме, однако таких вопросов подано не было, что свидетельствует о полноте разъяснений, данных присяжным заседателям.

Об этом же свидетельствуют и заявления четырех присяжных заседателей о самоотводе, которые были заявлены по основаниям, указанным в законе.

В связи с этим нет оснований считать, что председательствующим были нарушены требования закона при отборе присяжных заседателей, как это указано в протесте.

Президиум не может согласиться и с доводами протеста о нарушении председательствующим требований ст. 449 УПК РСФСР при сформировании вопросного листа, на который возражений, в том числе и от государственного обвинителя, не поступило.

Согласно вердикту присяжных заседателей признано недоказанным, что К.Н. совершил противоправные действия в отношении своей сожительницы Ф.Н. и нарушил покой находившихся в доме лиц. Также признано недоказанным, что К.Н. причинил работнику милиции Я.К. колото-резаные ранения.

Единогласный вердикт коллегии присяжных заседателей о невиновности К.Н. в инкриминируемых деяниях ясен, понятен и отвечает положениям ст. 454 УПК РСФСР. Иная формулировка вопросного листа не могла повлиять на принятое по делу решение.

Оснований к отмене судебных решений не имеется, и протест удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по делу в отношении К.Н. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"