||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 1999 года

 

Дело N 56-В99пр-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 1999 г. по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.В. на решение Красноармейского районного суда от 1 октября 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 11 января 1999 г. и постановление президиума Приморского краевого суда от 2 апреля 1999 г. дело по иску Р. к АООТ "Имкар" о возмещении вреда в результате смерти кормильца.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя Р. И. (доверенность от 01.10.99 N 100), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Р. 19 августа 1997 г. обратилась в суд с иском к АООТ "Имкар" - правопреемнику прииска "Приморский" - о возмещении вреда в связи со смертью мужа - Ф. и просила взыскать единовременное пособие со дня его смерти, ежемесячные платежи на детей и компенсацию морального вреда. В обоснование своих требований истица указала на то, что Ф. работал на прииске "Приморский" и погиб 30 июля 1989 г., принимая участие по указанию администрации прииска в эвакуации жителей села Вострецово в период наводнения, вызванного тайфуном "Джуди".

Дело неоднократно рассматривалось судами.

Заочным решением Красноармейского районного суда от 1 октября 1998 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 11 января 1999 г., с АООТ "Имкар" в пользу Р. взыскано в возмещение вреда со дня смерти кормильца, с 30 июля 1989 г., единовременно 79328062 руб.; на содержание Ф.И., 14 августа 1981 года рождения, с 1 сентября 1997 г. ежемесячные платежи в сумме 939180 руб. 50 коп. до его совершеннолетия и Ф.Д., 1978 года рождения, с 1 сентября 1997 г. ежемесячные платежи в размере 939180 руб. 50 коп. на время его обучения до достижения возраста 23 лет. В пользу Р. также была взыскана компенсация морального вреда в размере 200 рублей.

Постановлением президиума Приморского краевого суда от 2 апреля 1999 г. протест прокурора Приморского края в порядке судебного надзора был оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 459 Гражданского кодекса РСФСР, действовавшего на момент гибели Ф., в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему заработок, утраченный им вследствие потери трудоспособности или уменьшения ее, а также расходы, вызванные повреждением здоровья.

В соответствии со ст. 459.1 того же Кодекса в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные граждане, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. Указанным гражданам вред возмещается в размере той доли заработка потерпевшего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

Удовлетворяя заявленные истицей требования, суд пришел к правильному выводу о том, что вред, причиненный смертью Ф., подлежит возмещению ответчиком по Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.95 N 180-ФЗ).

Из материалов дела усматривается, что несчастный случай, в результате которого погиб Ф., произошел на территории прииска "Приморский", являвшегося в 1989 г. государственным предприятием и входившего в состав объединения "Приморзолото" Главалмаззолото СССР. Обстоятельства, предшествовавшие несчастному случаю, подтверждают вывод суда о том, что при участии в организованных прииском и местным Советом спасательных работах Ф. выполнял распоряжения руководства предприятия, которое непосредственно организовывало спасательные работы, освободив своих работников от основной работы, и обеспечивало материальную часть спасательных мероприятий.

Как усматривается из материалов гражданского дела, с 25 июля 1989 г. в Красноармейском районе действовала чрезвычайная противопаводковая комиссия под руководством председателя райисполкома Н. Эвакуацией жителей пос. Вострецово, большинство из которых являлись работниками прииска "Приморский", в эвакуационный пункт, расположенный в с. Незаметное, где произошел несчастный случай, занимались по указанию руководства прииска его работники. То обстоятельство, что руководство спасательными работами взяли на себя местные органы власти, не являлось основанием для освобождения государственного предприятия от обязанности возместить вред, причиненный потерей кормильца несовершеннолетним детям Ф.

При разрешении спора установлено, что смерть Ф. наступила вследствие поражения электротоком при отсоединении стоявших на подзарядке аккумуляторных батарей на автомашине, на которой он собирался следовать в зону затопления для продолжения спасательных работ.

Причины несчастного случая с Ф. исследовались при составлении 7 августа 1989 г. акта о несчастном случае, в том числе и представителями прииска "Приморский": главным инженером прииска И., главным энергетиком В., председателем профсоюзного комитета М., - а также депутатами местного Совета К.Л. и Д. В акте о расследовании причин несчастного случая одной из его причин указано сильное переутомление пострадавшего в ходе спасательных работ в период наводнения (л.д. 8).

Вывод о том, что несчастный случай с Ф. связан с производством и подлежит учету по прииску "Приморский", сделан и в заключении главного технического эксперта труда Приморского крайсовпрофа от 15 сентября 1989 г. (л.д. 9).

В соответствии со ст. 472 Гражданского кодекса РСФСР вред, понесенный гражданином при спасении социалистического имущества от угрожающей ему опасности, должен быть возмещен той организацией, имущество которой спасал потерпевший.

К возмещению этого вреда применяются соответственно правила первой части статьи 444, статей 455, 457, 459, частей второй и третьей статьи 460, статей 461, 462 и 464 - 471 настоящего Кодекса.

Таким образом, вывод суда о том, что несчастный случай с Ф. связан с его работой на прииске "Приморский", подтвержден материалами дела и является правильным, в связи с чем состоявшиеся по делу судебные постановления в части удовлетворения иска Р. по праву отмене не подлежат. Протест прокурора в этой части удовлетворению не подлежит, как не основанный на ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

В остальной части решение суда и последующие судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

В решении суда отсутствуют как обоснование расчета сумм возмещения вреда, так и сам расчет этих сумм, в связи с чем решение суда первой инстанции и последующие судебные постановления в части определения конкретных сумм возмещения вреда законным быть признаны не могут.

В соответствии с п. 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей" по желанию гражданина размер возмещения вреда подлежит перерасчету по условиям и нормам Правил, утвержденных настоящим Постановлением. Перерасчет производится не более чем за три года перед обращением за ним и не ранее чем с 1 декабря 1992 года.

В соответствии со ст. 43 Правил требования о возмещении вреда, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Разрешив спор на основании указанных Правил, суд, несмотря на отсутствие в деле доказательств, подтверждающих факт обращения истицы за возмещением вреда до истечения трех лет с момента возникновения права на него, оставил без внимания требования ст. 43 этих Правил, предусматривающего возмещение при данных обстоятельствах не более чем за три года, предшествующих предъявлению иска.

Кроме того, судом не было учтено положение ст. 208 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

В суд с иском Р. обратилась только 19 августа 1997 г., в связи с чем оснований для удовлетворения ее требования о возмещении вреда с момента гибели Ф. у суда не было.

Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда определяется законом, действующим на момент причинения вреда. Ответственность за причинение морального вреда в 1989 г. законом установлена не была, в связи с чем решение суда в части удовлетворения требования истицы о компенсации морального вреда также не может быть признано правильным.

При указанных обстоятельствах решение суда подлежит отмене в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, произвести расчет сумм возмещения вреда, причиненного гибелью Ф., и привести этот расчет в решении. Кроме того, суду следует разрешить вопрос о привлечении к участию в деле совершеннолетних сыновей Ф.

На основании п. 2 ст. 329, п. п. 1 и 2 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворить частично.

Решение Красноармейского районного суда от 1 октября 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 11 января 1999 г. и постановление президиума Приморского краевого суда от 2 апреля 1999 г. в части удовлетворения иска Р. к АООТ "Имкар" о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, оставить без изменения.

В остальной части решение Красноармейского районного суда от 1 октября 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 11 января 1999 г. и постановление президиума Приморского краевого суда от 2 апреля 1999 г. отменить, и дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"