||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 ноября 1999 года

 

Дело N 5-Г99-86

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 2 ноября 1999 г. частную жалобу АКБ "Токобанк" на определение Московского городского суда от 27 сентября 1999 г., которым было отменено решение МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя АКБ "Токобанк" Тимохова Ю.А. (дов. от 02.08.99 - л.д. 183), представителей ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" - адвокатов Комковой Е.В., Шутова Е.В., Кольцовой Т.Д., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

5 мая 1998 г. АКБ "Токобанк" обратился в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ с иском к ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" о взыскании задолженности по кредитному соглашению от 30 июня 1995 г. N 190/95/10-2.

Решением МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г. иск АКБ "Токобанк" к ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" был удовлетворен в сумме 31367878,86 доллара США.

ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" обратилось в Московский городской суд с заявлением об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г., как вынесенного с превышением компетенции международного коммерческого арбитражного суда, с нарушением норм российского законодательства и как нарушающего публичный порядок Российской Федерации.

Определением Московского городского суда от 27 сентября 1999 г. решение МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г. было отменено по тем основаниям, что оно вынесено с нарушением норм российского гражданского законодательства, предусматривавшего необходимость одобрения крупных сделок, заключаемых руководителем акционерного общества, советом директоров этого акционерного общества. Кроме того, суд сослался на то, что решение МКАС нарушает публичный порядок Российской Федерации.

В частной жалобе АКБ "Токобанк" поставлен вопрос об отмене определения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отменяя решение МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г., суд в определении указал на то, что решение о заключении соглашения о предоставлении кредита совет директоров ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" не принимал и впоследствии не одобрял, в связи с чем такое соглашение может быть признано недействительным в силу статьи 168 ГК Российской Федерации, как не соответствующее требованиям закона.

Из этого следует, что суд фактически признал вышеуказанное кредитное соглашение ничтожным, то есть вмешался в существо спора при разрешении вопроса об отмене решения международного коммерческого арбитражного суда.

Между тем статья 34 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" предусматривает:

1. Оспаривание в суде арбитражного решения может быть произведено только путем подачи ходатайства об отмене в соответствии с пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

2. Арбитражное решение может быть отменено судом, указанным в пункте 2 статьи 6, лишь в случае, если:

1) сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что одна из сторон в арбитражном соглашении, указанном в статье 7, была в какой-либо мере недееспособна, или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону Российской Федерации; или она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, или по другим причинам не могла представить свои объяснения; или решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением; или состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали настоящему Закону; либо

2) суд определит, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации или арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Указанный перечень оснований к отмене арбитражного решения является исчерпывающим, в связи с чем выводы суда по существу возникшего между сторонами спора обоснованными быть признаны не могут, тем более что сделаны они без учета изменений в российском законодательстве об акционерных обществах и того, что в настоящее время это законодательство не содержит в себе нормы об обязательном одобрении действий руководителя акционерного общества советом директоров.

Как следует из текста определения, Московский городской суд посчитал, что решение МКАС при ТПП РФ может быть признано недействительным в силу статьи 168 ГК РФ по тому основанию, что вопреки требованиям Типового устава акционерного общества открытого типа, утвержденного Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721, кредитное соглашение было заключено генеральным директором без согласия совета директоров ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат".

Между тем из материалов дела усматривается, что ответчик не доказал того, что на дату заключения кредитного соглашения N 190/95/10-2 от 30 июня 1995 года отсутствовало решение совета директоров ответчика, одобрявшее данную сделку. Такой вывод содержится и в самом решении МКАС (пункты 3.1, 3.2, 3.4, 3.5 и 3.6).

Кроме того, Московским городским судом не учтено, что отношения по предоставлению кредита между сторонами оформлялось дополнениями к кредитному соглашению (л.д. 14 - 21). Так, 21 апреля 1997 г. сторонами было подписано дополнение N 3 к кредитному соглашению N 190/95/10-2 от 30 июня 1995 года, которым утверждался график погашения задолженности. Сумма полученного кредита после 1995 г., а также источники и сроки погашения этого кредита неоднократно отражались в годовых отчетах ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат", утвержденных общим собранием акционеров

Таким образом, непогашенная задолженность, в отношении которой был предъявлен иск, относится к обязательствам, принятым ответчиком после вступления в силу Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 года и после утверждения нового устава ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат". В соответствии с ч. 2 п. 5 ст. 1 указанного Закона установлен ограниченный период действия особенностей правового положения акционерных обществ, созданных при приватизации государственных и муниципальных предприятий. Поэтому для того, чтобы ставить вопрос о ничтожности сделок, ссылаясь на Типовой устав, утвержденный Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721, ответчик должен был доказать, что эти особенности его правового положения продолжали действовать на момент подписания им соответствующих документов, на основании которых ему выделялся кредит или подтверждалось обязательство платить соответствующие суммы в счет его погашения. Таких доказательств ответчиком представлено не было, на что указано в решении МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г.

Судом не принято во внимание и то, что в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" нормы Кодекса об основаниях и последствиях недействительности сделок (статьи 162, 165 - 180) применяются к сделкам, требования о признании недействительными и последствиях недействительности которых рассматриваются судом, арбитражным судом или третейским судом после 1 января 1995 года, независимо от времени совершения соответствующих сделок.

Доводы суда о недействительности арбитражной оговорки обоснованы тем, что генеральный директор ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" не имел полномочий на заключение кредитного договора, в том числе и арбитражного соглашения как части договора, что является общим основанием недействительности как основной сделки, так и арбитражного соглашения.

С учетом того что выводы суда о ничтожности заключенной сторонами сделки сделаны без достаточного обоснования и с превышением полномочий суда общей юрисдикции при проверке решения МКАС при ТПП РФ, ссылка суда на недействительность арбитражной оговорки также не может быть признана правильной.

Помимо этого, судом не учтено то, что сделка может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ, на которую суд сослался в своем определении, только по иску заинтересованного лица, в интересах которого установлены ограничения, указанные в этой статье. Оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления иска заинтересованными лицами. Из материалов же дела усматривается, что ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" в установленном порядке не предъявляло соответствующего иска и в ходе арбитражного разбирательства в МКАС при ТПП РФ не ставило вопрос о признании недействительными арбитражной оговорки, а равно и самого кредитного соглашения от 30 июня 1995 г. N 190/95/10-2 по основаниям, указанным в статье 174 ГК РФ.

В соответствии с Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности арбитражного соглашения. Для этой цели арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора. Решение третейского суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой в силу ст. 16 Закона недействительности арбитражной оговорки.

В соответствии с пунктом 5 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, трактуется как соглашение, не зависящее от других условий договора. Таким образом, решение МКАС при ТПП РФ о том, что договор ничтожен, не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки.

Полномочия генерального директора на заключение арбитражного соглашения не были ограничены уставом ОАО ни на дату заключения кредитного соглашения N 190/95/10-2 от 30 июня 1995, ни в период рассмотрения дела в МКАС при ТПП РФ.

Довод Московского городского суда о нарушении решением МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г. публичного порядка Российской Федерации не мотивирован ни раскрытием содержания понятия "публичный порядок", ни ссылками на конкретные нарушения этого порядка, допущенные международным арбитражем.

Под "публичным порядком Российской Федерации" понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех случаях, когда применение иностранного или российского закона при разрешении арбитражного спора могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания.

В рассматриваемом деле МКАС при ТПП РФ разрешил спор на основе норм российского права, в связи с чем вывод суда о нарушении публичного порядка суд мог бы мотивировать неправильным применением законов Российской Федерации или искажением их содержания, но соответствующего обоснования своего вывода в определении не привел. При таких условиях вывод суда о нарушении публичного порядка обоснованным быть признан не может.

Из материалов дела усматривается, что ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" до начала арбитражного разбирательства заявило ходатайство о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью дела МКАС при ТПП РФ, в котором оспаривалась компетенция суда рассматривать возникший спор. При этом ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" ссылалось на недействительность арбитражного соглашения вследствие того, что АКБ "Токобанк" не приобрел в установленном порядке статуса предприятия с иностранными инвестициями, в связи с чем данное дело не могло быть рассмотрено в международном коммерческом арбитражном суде. Этот же довод был приведен в заявлении ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г.

Московским городским судом этот довод заявителя был признан необоснованным со ссылками на особую процедуру придания статуса предприятия с иностранными инвестициями в отношении кредитных учреждений.

Определение суда в этой части является неправильным.

В соответствии с п. 2 ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" арбитражное решение может быть отменено судом, если объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации.

В соответствии со ст. 1 того же Закона, определяющей сферу его применения, в международный коммерческий арбитраж, находящийся на территории Российской Федерации, могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно и их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

В соответствии с ч. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лиц возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации.

Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (ч. 2 ст. 51 ГК РФ).

Необходимость государственной регистрации предприятий с иностранными инвестициями предусмотрена также статьями 13 и 16 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года N 1545-1 "Об иностранных инвестициях в РСФСР" (в редакции Указа Президента РФ от 24.12.93 N 2288; Федеральных законов от 19.06.95 N 89-ФЗ, от 16.11.97 N 144-ФЗ, от 10.02.99 N 32-ФЗ, действовавшей на момент рассмотрения дела в МКАС при ТПП РФ), а также статьями 4 и 20 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации", действовавшего на момент рассмотрения вопроса об отмене решения МКАС при ТПП РФ в Московском городском суде.

Законодательство о банках и банковской деятельности не имеет превалирующего значения над гражданским законодательством. Напротив, в силу ч. 2 ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. В связи с этим установление специальных требований банковского законодательства для регулирования инвестиционной деятельности, в частности получение согласия Центрального банка РФ на приобретение акций российских банков иностранными юридическими и физическими лицами и регистрация таких инвестиций в Центральном банке РФ, не отменяет нормы гражданского законодательства, касающиеся государственной регистрации акционерных обществ и коммерческих банков, в том числе акционерных банков с иностранными инвестициями.

Центральным банком РФ установлены специальные ограничения на возможность участия иностранного капитала в банковской системе Российской Федерации. Эти специальные ограничения предусмотрены российским законодательством ввиду особенностей предпринимательской деятельности банков и лишь ставят под более жесткий контроль со стороны государства создание и функционирование банков в Российской Федерации, а не заменяют собой государственную регистрацию банков как предприятий с иностранными инвестициями.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ от 2 декабря 1990 г. N 394-1 "О Центральном банке Российской Федерации" нормативные акты Банка России принимаются в соответствии с федеральными законами и не могут им противоречить.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" правовое регулирование банковской деятельности осуществляется Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", другими федеральными законами, нормативными актами Банка России.

Для придания АКБ "Токобанк" статуса предприятия с иностранными инвестициями, помимо соблюдения требований банковского законодательства, он должен был пройти государственную регистрацию именно в этом качестве. В настоящее же время АКБ "Токобанк" действует на основании свидетельства о государственной регистрации N 037.072 от 10 мая 1995 г., выданного Московской регистрационной палатой, в котором нет сведений об иностранных инвестициях.

Установленный Законом РСФСР "Об иностранных инвестициях в РСФСР", Постановлением Правительства РФ от 06.06.94 N 655 "О государственной регистрационной палате" порядок обязательной Государственной регистрации предприятий с иностранными инвестициями в Государственной регистрационной палате при Министерстве юстиции РФ и внесения в Единый государственный реестр предприятий с иностранными инвестициями является обязательным для любых предприятий, в том числе и для банков. Никаких исключений из общего правила ни Закон РСФСР "Об иностранных инвестициях в РСФСР", ни Постановление Правительства РФ от 06.06.94 N 655 "О Государственной регистрационной палате" в отношении банков не предусматривают.

На это же обращено внимание самим Центральным банком Российской Федерации в письме N 31-1-6/924 от 05.04.99, где прямо указывается на то, что "кредитные организации с иностранными инвестициями после регистрации в Банке России подлежат внесению в Государственный реестр коммерческих организаций с иностранными инвестициями".

Необходимость пройти государственную регистрацию в Государственной регистрационной палате при Министерстве Юстиции РФ подтверждает также письмо Государственной регистрационной палаты при Министерстве Юстиции Российской Федерации N ВС-532 от 08.04.99, в котором указано: "кредитные организации с иностранными инвестициями после их государственной регистрации в Центральном Банке Российской Федерации подлежат внесению в Государственный реестр коммерческих организаций с иностранными инвестициями".

При таких условиях суду при новом рассмотрении вопроса об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г. следует проверить, пройдена ли АКБ "Токобанк" процедура государственной регистрации в качестве предприятия с иностранными инвестициями, приобрел ли он статус такого предприятия, и, соответственно, разрешить вопрос о том, подведомственно ли было данное дело МКАС при ТПП РФ.

На основании п. 2 ст. 317 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

определение Московского городского суда от 27 сентября 1999 г. отменить; дело по заявлению ОАО "Лебединский горно-обогатительный комбинат" об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 20 апреля 1999 г. направить на новое рассмотрение в Московский городской суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"