||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 октября 1999 г. N 833п99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Московского городского суда от 23 марта 1999 года, по которому

Ф., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 мая 1999 года приговор оставлен без изменения.

По данному делу также осужден П., протест в отношении которого не приносился.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Ф., исключении его осуждения по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения по указанному квалифицирующему признаку, а суд в нарушение принципа состязательности сторон осудил Ф. за убийство С. с особой жестокостью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Ф. признан виновным в убийстве с особой жестокостью по предварительному сговору группой лиц С. при следующих обстоятельствах.

В мае 1998 года Ф., находясь в квартире, принадлежащей П., вступил с последним в преступный сговор на совершение убийства своей знакомой С. из мести за то, что С. по своей инициативе прервала с Ф. интимные отношения. Действуя по разработанному Ф. плану, согласно распределению ролей, Ф. с П. 5 июня 1998 года, примерно в 7 час, прибыли к дому <...>, где проживала С. Дождавшись ее выхода из дома, Ф. указал на нее П., который ждал потерпевшую около принадлежавшего ей гаража "ракушки", как на женщину, убийство которой они должны были совершить.

После этого Ф. незаметно для С. прошел за ней в указанный гараж и сбил с ног ударом руки по лицу, а П. в это время ножом, который для убийства ранее ему передал Ф., нанес С. множественные удары в различные Части тела (не менее 37 раз).

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность Ф. в убийстве потерпевшей, совершенном группой лиц по предварительному сговору, полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре суда.

Содеянное осужденным по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицировано правильно и мера наказания назначена в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем суд необоснованно осудил Ф. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за умышленное причинение смерти, совершенное с особой жестокостью.

Согласно ст. 123 Конституции РФ, ст. 14 УПК РСФСР, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 248 УПК РСФСР прокурор поддерживает перед судом первой инстанции государственное обвинение, представляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. При этом на любом этапе судебного разбирательства прокурор вправе отказаться от обвинения как полностью, так и частично.

По смыслу уголовно-процессуального закона суд первой инстанции в случае отказа государственного обвинителя от обвинения должен руководствоваться принципом состязательности сторон, а также, соблюдая объективность и беспристрастность, обязан принять отказ прокурора от обвинения, указав об этом в приговоре. Кроме того суд должен выяснять, имеются ли у потерпевшего возражения по поводу отказа государственного обвинителя от обвинения.

Однако по настоящему делу данные требования закона существенно нарушены.

Из протокола судебного заседания усматривается, что, выступая в судебных прениях, прокурор отказался от поддержания обвинения в части, касающейся признания Ф. виновным в убийстве, совершенном с особой жестокостью, т.е. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Потерпевший С. при выступлении в прениях не возражал против отказа государственного обвинителя от обвинения в этой части.

Между тем суд, игнорируя отказ прокурора от указанного обвинения Ф., при отсутствии возражений на это со стороны потерпевшего, принял на себя несвойственную ему функцию обвинения и признал осужденного виновным по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких обстоятельствах из приговора и кассационного определения надлежит исключить осуждение Ф. по указанному закону.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Московского городского суда от 23 марта 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 мая 1999 года в отношении Ф. изменить, исключить его осуждение по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"