||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 1999 года

 

Дело N 4-В99-37

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 1999 года дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Одинцовского городского суда от 06.05.97, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28.07.97 и постановление президиума Мособлсуда от 10.08.99.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Н. Лаврентьевой и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей протест оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

О. обратилась в суд с иском к М., П. и администрации Одинцовского района Московской области о признании недействительными договора от 07.03.95 о передаче комнаты размером 17 кв. м в 2-комнатной коммунальной квартире <...> в собственность П. и договора дарения этой комнаты М. от 16.03.95 и признании за ней права на комнату размером 17 кв. м.

В обоснование иска О. сослалась на то, что является нанимателем другой комнаты в названной двухкомнатной квартире - размером 9,0 кв. м, проживает в ней с несовершеннолетней дочерью. Согласия П. на приватизацию занимаемой им комнаты в коммунальной квартире не давала, считала, что после выезда П. из 17-метровой комнаты, как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, она, О., имеет право на передачу этой комнаты ей в пользование. Однако П. незаконно приватизировала занимаемую комнату в квартире и затем подарила эту площадь М.

Решением Одинцовского городского суда от 06.05.97, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28.07.97, иск О. был удовлетворен.

Постановлением президиума Московского областного суда от 10.08.99 оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на указанные судебные решения.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене всех состоявшихся по делу судебных постановлений.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения протеста заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Признавая договор приватизации комнаты размером 17 кв. м в указанной коммунальной квартире, заключенный П. с администрацией Одинцовского района, недействительным и, как следствие этого, - недействительным договор дарения данной жилой площади П. М., суд и последующие судебные инстанции исходили из того, что договор приватизации комнаты в коммунальной квартире от 07.03.95 противоречил требованиям федерального жилищного законодательства - Закону "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (ст. 4 Закона) и Примерному положению о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации (п. 8), утвержденному решением коллегии Комитета Российской Федерации по муниципальному хозяйству от 18.11.93, которыми не была предусмотрена возможность приватизации комнаты в коммунальной квартире без согласия нанимателей и совершеннолетних членов их семей других жилых помещений в данной квартире.

Поскольку по делу установлено, что приватизация П. занимаемой в квартире комнаты произведена незаконно - без получения согласия нанимателя другой комнаты в квартире размером 9 кв. м, О., и П. выехала из квартиры на другое постоянное место жительства, суд удовлетворил требования О. и признал за ней, как за нуждающейся в улучшении жилищных условий, право на освободившуюся комнату размером 17 кв. м в названной коммунальной квартире.

С выводом в решении согласились кассационная и надзорная инстанции Московского областного суда.

Судебные постановления являются правильными, основанными на установленных по делу обстоятельствах и применении законодательства, действовавшего на время возникновения правоотношений.

В протесте ставится вопрос о признании незаконными выводов в судебных постановлениях по тем мотивам, что суд не учел положения ст. 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед судом и законом вне зависимости от каких-либо обстоятельств, а также положения ст. 55 Конституции Российской Федерации, часть 3 которой установила, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Суд необоснованно применил неправомерную норму Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", в связи с чем оказались ограниченными права нанимателя жилого помещения в коммунальной квартире П. на самостоятельную (независимо от другого нанимателя) приватизацию жилого помещения и М., которому после приватизации П. подарила комнату размером 17 кв. м.

С доводами протеста согласиться нельзя.

Действительно, Конституция Российской Федерации провозгласила равенство всех перед законом и судом. Из этого следует, что соблюдение действующих в Российской Федерации законов в равной мере обязательно для всех - как для граждан, так и юридических лиц.

Исполнение требований действовавших в тот период норм Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и Примерного положения о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, не предусматривающих возможность приватизации комнаты в коммунальной квартире без согласия других совершеннолетних граждан, проживающих в данной квартире, являлось обязательным в данном случае и для П., и для администрации г. Одинцово.

Однако при заключении 07.03.95 договора о приватизации названной комнаты в коммунальной квартире указанные требования Закона были нарушены.

При разрешении спора суд правильно применил нормы закона, действовавшие в тот период.

При таком положении нельзя считать, что в данном случае права одной из сторон в споре, П. и М., нарушены судебным решением. Следует иметь также в виду, что права другой стороны, О., на получение в пользование освободившейся в установленном порядке комнаты в коммунальной квартире в случае нуждаемости в улучшении жилищных условий гарантированы действующим Законом Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики" (ст. 16).

Нельзя согласиться и с доводом протеста о том, что суд необоснованно не применил Конституцию Российской Федерации как акт прямого действия, несмотря на разъяснения по этому поводу, содержащиеся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.10.95 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия".

Сама Конституция Российской Федерации не содержит норм, определяющих условия, порядок, объекты приватизации жилых помещений.

Эти вопросы регулировались специальными правовыми актами, названными выше, которые и были применены судом при разрешении данного спора.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"