||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 октября 1999 года

 

Дело N 33-Г99-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 октября 1999 г. дело по кассационным жалобам Ц. и Б. на решение Ленинградского областного суда от 5 мая 1998 г. по иску Ц. к Ш., Б., Ф. о признании права собственности на дом, признании недействительными свидетельств о наследовании по закону и по завещанию, признании недействительным договора купли-продажи 1/6 части дома, признании завещания недействительным, по встречному иску Б., Ф., Ш. к Ц. о признании права собственности на часть дома и иску Ш. к Ц., Ф., Б. о признании права собственности на 1/2 часть дома.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., представителей Ц. - К.К., Б. - Г., Б., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ц. обратился в суд с иском к Ф., Б., Ш. (сестрам) о признании за ним права собственности на дом по адресу: <...>, признании недействительным свидетельства о праве собственности по закону на это домовладение от 29 июля 1980 г., выданного Ц.А. (мать истца), признании недействительным завещания от 4 июня 1979 г., согласно которому Ц.А. завещала указанное домовладение в равных долях в пользу истца и ответчицы Ш.

Просил также признать недействительными: свидетельство о наследовании по закону от 8 сентября 1989 г., выданное ответчице Б. на 1/6 часть дома, свидетельство о наследовании по завещанию от 7 сентября 1989 г., выданное ответчице Ш. на 1/3 часть спорного дома, свидетельство о наследовании по закону, выданное 7 сентября 1989 г. ответчице Ф. на 1/6 часть дома.

Кроме того, просил признать недействительным договор купли-продажи от 27 сентября 1989 г. о продаже Ф. 1/6 доли жилого дома <...> - Ш.

В обоснование иска Ц. сослался на то, что застройщиком спорного домовладения являлся он. Решив после демобилизации из рядов Советской Армии, в 1955 г., построить дом, он обратился в Лисинский сельский Совет с заявлением об отводе земельного участка под строительство дома. Просьба его была удовлетворена, и в 1955 - 1957 годах дом был возведен. Затем к нему приехали из Брянской области и поселились в доме его родители и две сестры - Б. и Ш. После смерти отца, последовавшей в 1980 г., ему стало известно, что дом, по сведениям Лисинского сельского Совета, значился зарегистрированным за отцом - Ц.Т., а матери - Ц.А. 29 июля 1980 г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на дом.

10 июня 1985 г. мать умерла, оставив 4 июня 1979 г. завещание на дом в равных долях в его пользу и в пользу ответчицы Ш. Истец указал, что в установленном законом порядке он домовладение не отчуждал в пользу отца Ц.Т., а после смерти последнего, по мнению истца, мать не могла являться собственницей домовладения как наследник по закону и незаконно распорядилась этим домовладением по завещанию.

Истец также просил признать недействительным все последующие свидетельства о наследовании по закону и по завещанию, выданные ответчицам, и договор купли-продажи 1/6 доли дома, заключенный между Ф. и Ш.

Б. и Ф. предъявили встречный иск к Ц. и Ш. о признании за каждой из них права собственности на часть указанного строения, как за созастройщиками, указывая, что они проживали с матерью и отцом единой семьей и наравне с отцом вкладывали личные средства и личный труд в строительство дома. После смерти отца они приняли причитающуюся им долю имущества по закону в наследственном домовладении. Кроме того, после смерти матери они, как нетрудоспособные, имеют право на обязательную долю в домовладении.

Ш. предъявила иск к Ц., Ф. и Б. о признании за нею права собственности на 1/2 часть дома по завещанию после смерти матери.

Решением Ленинградского областного суда от 5 мая 1998 г. постановлено: признать право за Ц. на 1/3 часть дома, расположенного по адресу: <...>; за Ш. - право на 1/3 часть дома, за Ф. - право на 1/6 часть дома, за Б. - право на 1/6 часть дома. В остальных частях исков отказать.

В кассационных жалобах Б. и Ц. ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб не находит.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, <...> был построен в 1956 г. на средства родителей сторон - Ц.Т. и Ц.А. и для их личного пользования. Стороны оказывали помощь родителям в строительстве дома, однако, как обоснованно указано в решении суда, их участие в строительстве дома не может быть расценено как намерение быть совладельцами дома. При этом суд исходил из того, что стороны не имели материальных средств на строительство дома.

В подтверждение своего вывода суд сослался на объяснения сторон, показания свидетелей М., Ж., К., Ф., М., Т., Г., справки о заработной плате истца, другие доказательства, которым дана правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

При этом суд правильно указал в решении, что выделение земельного участка на имя Ц. само по себе не может служить основанием для признания за ним права собственности на весь дом, поскольку данное обстоятельство еще не свидетельствует о его намерении быть созастройщиком дома.

Обоснованно суд исходил и из того, что после окончания строительства дома он сразу же был зарегистрирован на имя Ц.Т., что не оспаривалось сторонами. Они были прописаны в доме и не могли не знать об этом на протяжении нескольких лет.

Правильно суд не признал созастройщиком и Б. и Ф., указав в решении, что они лишь оказывали помощь Ц.Т. и Ц.А. в строительстве дома, что не может служить основанием, как и фактическое проживание их в нем, для признания их созастройщиками дома.

При этом суд сослался в решении в подтверждение данного обстоятельства на объяснения сторон, письменные доказательства, учтена была также судом и планировка дома при его строительстве (один очаг, отсутствие капитальной перегородки между комнатами).

Объяснения Ц.А. о том, что она с мужем помогала строить дом сыну, суд правильно не положил в основу решения, как находящиеся в противоречии с другими доказательствами, поведением самой Ц.А., которая, считая дом своей собственностью, распорядилась им по своему усмотрению, получив свидетельство о праве на наследство и оставив завещание, пользовалась домом как собственник.

Определяя доли сторон в праве собственности на дом, суд обоснованно исходил из того, что доказательств фактического принятия наследства после смерти отца сторонами представлено не было.

При определении долей сторон в праве собственности на дом учтено также завещание Ц. на дом на имя Ш. и Ц. в равных долях.

С учетом изложенного суд обоснованно отказал Ц. в удовлетворении требований о признании недействительными свидетельств о наследстве, договора купли-продажи 1/6 части дома от 27 сентября 1989 г. и завещания от 4 июня 1979 г. и в удовлетворении требований Б. Вывод суда основан на исследованных материалах, соответствует собранным по делу доказательствам, мотивирован и соответствует действующему законодательству.

Доводы кассационных жалоб, по существу, сводятся к иной оценке доказательств, которым дана правильная правовая оценка судом первой инстанции.

С утверждением Ц. о том, что он не был надлежащим образом извещен о времени и месте слушания дела, согласиться нельзя, поскольку оно опровергается имеющимися в материалах дела письменными доказательствам (том 5, л.д. 120 об., 168).

29 апреля 1998 г. дело слушанием не откладывалось, а был объявлен перерыв в судебном заседании до 5 мая 1998 г., в связи с чем необходимости в повторном извещении Ц. не было.

О невозможности участвовать в рассмотрении дела Ц. своевременно суд в известность не поставил (л.д. 177), доказательств уважительности причин неявки в день слушания дела суду не представил.

Поскольку рассмотрение дела приняло крайне затяжной характер, в том числе из-за неоднократной неявки Ц. в судебное заседание и сведения о причинах неявки истца отсутствовали, суд в соответствии с требованиями ст. 157 ГПК РСФСР вправе был рассмотреть дело в его отсутствие.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ленинградского областного суда от 5 мая 1998 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Б. и Ц. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"