||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 октября 1999 г. N 949п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Меркушова А.Е.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Ульяновского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 18 марта 1999 г., по которому

М., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года,

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

срок наказания исчислен с 11 октября 1998 г.,

взыскано в пользу потерпевшего Г. в счет погашения морального вреда 50000 руб.

Кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации 11 мая 1999 г. приговор в отношении него оставила без изменения.

По этому же делу осужден К., протест в отношении которого не принесен.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий М. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, назначении по ней 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества и назначении ему по совокупности преступлений 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей М. признан виновным в совершении разбоя по предварительному сговору с К., с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, в незаконном приобретении, хранении и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов.

Осенью 1998 года К. при не установленных обстоятельствах нашел самодельный пистолет и 6 патронов к нему калибра 5,6 мм, которые отнес в квартиру М., где тот их хранил. 11 октября 1998 года, около 3 часов ночи, в указанной квартире К. и М. договорились совершить разбойное нападение на киоск. М. передал К. пистолет и 2 патрона, чтобы припугнуть продавца, сам взял рюкзак. К. зарядил пистолет патроном, взял еще один патрон и вместе с М. пришел к киоску. К., выйдя за рамки сговора, по собственной инициативе через открытое торговое окошко умышленно произвел выстрел в область груди продавца киоска Г., причинил ему огнестрельное ранение, относящееся к тяжкому вреду здоровья. После этого К. выбил окно выдачи товара, М. проник через него в помещение киоска, открыл дверь. Войдя в киоск, К. перезарядил пистолет, направил на раненого потерпевшего и стал угрожать, что вновь выстрелит, если тот будет кричать. М. в это время собрал и сложил в принесенный с собой мешок и карманы одежды сигареты, кофе, консервы и другие товары на общую сумму 536 рублей 22 копейки и деньги из кассы в сумме 984 рубля 80 копеек. Г. удалось незаметно нажать сигнальную кнопку вызова охраны и осужденные были задержаны.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Содеянное М. председательствующий судья квалифицировал как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, с проникновением в помещение и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Однако вывод председательствующего судьи о необходимости квалифицировать действия М. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ сделан неправильно, он не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Как следует из ответов на вопросы N 5, 12, присяжные заседатели признали доказанным, что М. и К. имели сговор на разбойное нападение, которым охватывались только угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. О том, что К. будет стрелять в продавца, они не договаривались. Выстрел в потерпевшего К. произвел по собственной инициативе, выйдя за рамки сговора, о чем указано и в приговоре.

Исходя из этих обстоятельств судья обязан был признать в действиях К. по отношению к потерпевшему Г. эксцесс исполнителя.

Согласно ст. 36 УК РФ за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. При таких данных судья ошибочно признал М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Приведенный в приговоре довод о том, что М. после выстрела К. продолжил совершение преступления, не дает оснований для квалификации его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку имел место эксцесс исполнителя.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 465 УПК РСФСР неправильное применение закона к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных, является основанием для изменения приговора.

Следовательно, действия М. подлежат переквалификации с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия.

На основании изложенного и руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Ульяновского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 18 марта 1999 года и определение Кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 1999 года в отношении М. изменить.

Переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 222 УК РФ, окончательно назначить 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном судебные решения в отношении него оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"