||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 октября 1999 г. N 971п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор суда присяжных заседателей Краснодарского краевого суда от 22 апреля 1999 года, по которому

Р., <...>, ранее не судимый, -

оправдан по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ за отсутствием события преступления.

Определением кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 1999 года оправдательный приговор оставлен без изменения, а кассационный протест прокурора без удовлетворения.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу в отношении Р. судебных решений с передачей дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства вследствие существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в частности, требований ч. 2 ст. 435, 297, 445, 446, 429, 450, 454, 456 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Катышева М.Б., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного следствия Р. обвинялся в том, что, работая начальником 2-го отделения отдела Управления Федеральной службы налоговой полиции России по г. Краснодару и являясь должностным лицом, получил взятку в крупном размере за оказание общего покровительства в коммерческой деятельности, а также в покушении на получение такой взятки при следующих обстоятельствах.

14 июля 1998 года на основании оперативной информации отделения, возглавляемого Р., в краснодарском отделе Управления Федеральной службы налоговой полиции России следственным отделением налоговой полиции по фактам незаконного предпринимательства и уклонения от уплаты налогов было возбуждено уголовное дело в отношении У., ведущего специалиста отделения в г. Краснодаре Сочинского филиала Московского коммерческого банка "Москомприватбанка".

Р. в силу своего служебного положения имел возможность оказывать влияние на ход и результаты следствия по данному уголовному делу путем представления дополнительной оперативной информации.

Зная, что У. и впоследствии собирается заниматься коммерческой деятельностью, Р. стал требовать от него взятку в крупных размерах за оказание общего покровительства, а также за оказание помощи в уменьшении штрафных санкций по расследуемому уголовному делу.

27 октября 1998 года договоренность о передаче в несколько приемов 18 тысяч долларов США Р. была достигнута.

6 ноября 1998 года, в 11 часов, на углу улиц Гудимы и Орджоникидзе в г. Краснодаре Р. через неосведомленного о характере происходящих действий Ш. получил в салоне автомобиля от У. взятку в размере 2500 долларов США, что составляло 38 тысяч сто рублей, после чего был задержан с поличным.

Вердиктом присяжных заседателей признано не доказанным событие преступления и в соответствии с вердиктом Р. оправдан.

Президиум находит протест не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 465 УПК РСФСР приговор суда присяжных подлежит отмене вследствие нарушений уголовно-процессуального закона лишь при условии, что такие нарушения являются существенными, то есть лишали или стесняли гарантированные права участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

При этом оправдательный приговор суда присяжных не может быть отменен по мотивам существенного нарушения прав оправданного.

Анализ материалов уголовного дела свидетельствует об отсутствии существенных нарушений требований закона при рассмотрении дела в суде, на которые указывается в протесте, а те незначительные недостатки, имевшие место в ходе судебного разбирательства, не могут быть признаны существенными, поскольку не лишали и не стесняли гарантированные права иных участников уголовного процесса, кроме оправданного, не помешали суду всесторонне разобрать дело, не повлияли и не могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Вопросы о способе получения доказательств, вопреки доводам протеста, не рассматривались с участием присяжных заседателей. Заявлений Р. при допросе его в суде о том, что дело сфабриковано сотрудниками ФСБ, не было. Он лишь показал, что при задержании деньги ему сунули в карман (т. 3 л.д. 52).

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РСФСР, на нарушение требований которой имеется ссылка в протесте, председательствующий наделен лишь правом останавливать подсудимого при произнесении им последнего слова, когда тот касался обстоятельств, явно не имеющих отношения к делу. Следовательно, председательствующий по делу не обязан был останавливать подсудимого Р. при произнесении им последнего слова, когда тот касался вопросов, которые, лишь по мнению государственного обвинителя, не относились к делу. Р. воспользовался своим правом на последнее слово и обстоятельства, на которые он ссылался в своем последнем слове, имели отношение к делу. Поэтому утверждение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в протесте о существенном нарушении председательствующим требований ст. 297 УПК РСФСР является несостоятельным. Кроме того в протесте не приведены конкретные обстоятельства, не имевшие отношения к делу. Вывод автора протеста о том, что председательствующий по делу позволил подсудимому поставить под сомнение все исследованные в суде доказательства и оказать влияние на формирование у присяжных заседателей мнения о его невиновности является предположительным и не находит своего должного подтверждения в материалах уголовного дела.

Голословны доводы протеста о наличии по делу факта незаконного воздействия на присяжных заседателей в связи с заявлением Р. в последнем слове о фабрикации дела сотрудниками ФСБ. По смыслу ч. 2 ст. 445 УПК РСФСР председательствующий может отстранить любого присяжного заседателя от дальнейшего участия в деле, когда у него возникли основания полагать, что присяжный заседатель утратил объективность, необходимую для разрешения дела в соответствии с законом в результате оказанного на него незаконного воздействия.

Материалы уголовного - дела свидетельствуют о том, что у председательствующего не было сомнений в объективности и беспристрастности присяжных заседателей при рассмотрении дела в суде. Не заявлено в ходе судебного разбирательства ходатайств сторон об отстранении присяжных заседателей от дальнейшего участия в деле, в том числе государственным обвинителем (т. 3 л.д. 103 - 112).

Кроме того, в ходе судебного разбирательства, когда Р. и его защитник касались вопросов, связанных с допустимостью доказательств, председательствующий останавливал их и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание заявления стороны защиты, а также в напутственном слове дополнительно обращал их внимание на это обстоятельство (т. 3 л.д. 32, 82, 100).

Доводы протеста о том, что искажению в сознании присяжных заседателей истинной картины событий, вынесению необоснованного вердикта способствовало постоянное упоминание Р. о возможной связи свидетеля У. с криминальными элементами, об уголовном деле в отношении отца У. в сочетании с искусственным приданием достоверности своим показаниям путем исследования показаний близких родственников Р., работников налоговой полиции, также являются несостоятельными, голословными, не подтверждены материалами уголовного дела.

Нельзя согласиться с доводами протеста о существенном нарушении председательствующим требований ст. ст. 429, 446 УПК РСФСР при постановке вопроса свидетелю П., выясняя обстоятельства, не подлежащие рассмотрению с участием присяжных заседателей - данные, характеризующие подсудимого.

Как усматривается из протокола судебного заседания (т. 3 л.д. 68) председательствующий просил свидетеля П. охарактеризовать Р. как специалиста.

Участники судебного разбирательства, в том числе государственный обвинитель, против этого вопроса председательствующего возражений не заявляли. На вопрос председательствующего свидетель П. лишь сообщил о том, что работает с Р. с января 1997 года, Р. является квалифицированным специалистом (хороший оперативник и экономист). Между ними существовали нормальные служебно-дружеские отношения. Никакой иной информации на вопрос председательствующего свидетель П. не сообщил.

Таким образом, в присутствии присяжных заседателей не исследовались фактические данные, не подлежавшие выяснению сих участием, и принцип состязательности сторон при этом председательствующим нарушен не был.

Не могут быть признаны обоснованными доводы протеста о существенном нарушении судом требований закона при формулировании вопросного листа.

Согласно ст. 450 УПК РСФСР председательствующий судья формулирует вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, на основании поддерживаемого государственного обвинения, прений сторон, а также результатов судебного следствия.

Из материалов уголовного дела следует, что председательствующий при формулировании вопросного листа руководствовался указанными требованиями закона.

Что касается постановки в вопросном листе после основных - дополнительных вопросов, которые увеличивают или уменьшают степень виновности, либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности, то это компетенция председательствующего. К тому же участники судебного разбирательства при обсуждении вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, не заявляли ходатайств о постановке вопросов, которые были обязательными по мнению автора протеста (т. 3 л.д. 113).

Не могут быть признаны убедительными доводы протеста о невыполнении присяжными заседателями требований ст. 454 УПК РСФСР, а председательствующим - предписаний, указанных в ст. 456 УПК РСФСР.

Из вопросного листа (т. 3 л.д. 117 - 118) следует, что первый вопрос был сформулирован следующим образом: "доказано ли, что Р., работая в должности начальника 2-го отделения Управления Федеральной налоговой полиции по г. Краснодару 27 октября 1998 года при встрече с У. в кафе, расположенном на углу лиц Гудимы и Орджоникидзе в г. Краснодаре, договорился о получении от У. 18 тысяч долларов США за общее покровительство в его коммерческой деятельности путем выполнения незаконных действий и бездействий в рамках представленных ему полномочий за уменьшение штрафных санкций, которые могли быть применены к У. по расследуемому в отношении него налоговой полицией уголовному делу, а 6 ноября 1998 года, в 11 часов, на углу улиц через Ш. получил в салоне автомобиля от У. за выполнение указанных действий и бездействий деньги в размере 2 тыс. 500 долларов США, что составляет 38 тыс. 100 руб., после чего был задержан работниками правоохранительных органов?" Присяжные заседатели на этот вопрос ответили: "Не доказано" и в вопросном листе приведены результаты голосования и подсчета голосов за такое решение "за - 11", "нет - 1". Аналогично поступили присяжные заседатели и при ответе на четвертый вопрос.

Сам по себе факт отсутствия в ответе перед фразой "не доказано" слова "нет" не является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, влекущим отмену состоявшихся по делу судебных решений.

Вопреки доводам протеста вердикт присяжных является ясным и сомнений ни у участников процесса, в том числе у государственного обвинителя, ни у председательствующего не вызывал. Именно поэтому после провозглашения вердикта государственный обвинитель заявил, что вердикт состоялся, сомнению он его не подвергает и просил Р. оправдать за отсутствием событий преступлений, а председательствующий постановил оправдательный приговор.

Поскольку в соответствии с вердиктом присяжных заседателей не доказаны факты совершения Р. противоправных действий, председательствующий обоснованно согласился с основанием оправдательного приговора, предложенной государственным обвинителем, оправдав Р. за отсутствием события преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"