||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 сентября 1999 г. N 389п99к

 

Президиум Верховного Суда российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по заключению Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. в отношении осужденного Ф.

По приговору Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 ноября 1993 года

Ф., <...>, русский, женат, имеющий малолетнего ребенка, студент Ижевского механического института, ранее не судимый

осужден: по ст. 93-1 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 218-1 ч. 1 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы; по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на 4 года лишения свободы; по ст. 218-1 ч. 3 УК РСФСР на 9 лет лишения свободы; по ст. ст. 15 и 218 ч. 1 УК РСФСР на 3 года лишения свободы; по ст. 102 п. п. "а", "е", "з" УК РСФСР к исключительной мере наказания - смертной казни.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено наказание в виде смертной казни с конфискацией имущества.

Ф. содержится под стражей с 24 октября 1991 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 1994 года приговор изменен, действия Ф. были переквалифицированы со ст. 93-1 УК РСФСР на ст. 144 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Закона от 1 июля 1994 года), по которой назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Исключено также из мотивировочной части приговора при назначении наказания Ф. указание на то, что он совершил убийство трех человек, не испытывая при этом ни малейшего раскаяния, имеет отрицательные черты характера, выявленные при судебно-психолого-психиатрической экспертизе.

В остальном приговор оставлен без изменения.

По данному делу осужден также М. (с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией) по ст. ст. 144 ч. 3, 218 ч. 1, 15 и 218 ч. 1 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы, заключение в отношении которого не внесено.

Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 1998 года N 1623 "О помиловании" смертная казнь Ф. с учетом того, что он молод, ранее не судим, имеет малолетнего ребенка, заменена пожизненным лишением свободы.

В заключении, в связи с необходимостью пересмотра дела в соответствии с п. 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации в отношении Ф., поставлен вопрос об оставлении без изменения состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего, что судебные решения по делу изменению не подлежат. Президиум Верховного Суда российской Федерации

 

установил:

 

Ф. признан виновным в хищении чужого имущества в крупных размерах; хищении огнестрельного оружия; ношении, хранении и сбыте огнестрельного оружия и боевых припасов без соответствующего разрешения; хищении огнестрельного оружия и боевых припасов путем разбойного нападения; в умышленном убийстве трех лиц из корыстных побуждений и с целью скрыть и облегчить совершение другого преступления; в покушении на сбыт огнестрельного оружия и боевых припасов без соответствующего разрешения.

Так, 3 ноября 1990 года Ф. по сговору с М. совершил из Ижевского механического института кражу компьютера марки "Самсунг PC-XT" стоимостью 38000 рублей.

6 декабря 1990 года Ф. по сговору с М. совершил из Ижевского механического института кражу компьютера "Амстрад-1640" стоимостью 60000 рублей.

14 марта 1991 года Ф. из музея Ижевского механического института совершил кражу огнестрельного оружия: трех пистолетов Марголина, трех пистолетов Стечкина, пистолета Макарова с двумя обоймами и 15 патронами, пистолета "Кольт", пистолета-пулемета "Штеер", автомата Драгунова, автоматов АК, АК-74 и АКСУ-74.

По сговору с М. часть похищенного оружия была сбыта.

Ф. решил похитить оружие путем разбойного нападения. С этой целью он вооружился пистолетом Марголина с глушителем и 16 сентября 1991 года пришел в тир Ижевского механического института, закрыл дверь изнутри и прошел в помещение, где хранились оружие и боеприпасы. Застав там начальника тира С., с целью убийства и последующего завладения оружием Ф. двумя выстрелами в голову убил его. Достав из кармана убитого ключи, Ф. прошел в оружейную комнату и стал вскрывать ящики с оружием и боеприпасами. В этот момент в тир вошел рабочий института В., и Ф. с целью убийства произвел 4 выстрела в голову потерпевшего, убив его.

Затем Ф. стал складывать в сумку оружие и боеприпасы, но в тир пришел преподаватель военной кафедры института Г., и Ф. с целью убийства и доведения своего умысла на завладение оружием до конца произвел 3 выстрела в голову Г. и убил его.

После этого Ф. похитил из тира 2 револьвера "Т03-36", 8 пистолетов Марголина, 13 магазинов и патроны.

Ф., М. и Х. пытались сбыть похищенное оружие, но были задержаны.

Вина Ф. в совершении преступления материалами дела доказана. Однако Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев жалобу Ф. о нарушении его конституционных прав, выразившемся в рассмотрении дела без участия коллегии присяжных заседателей, в пункте 5 постановления от 2 февраля 1999 года указал, что с момента вступления в силу настоящего постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей.

В пункте 6 постановления указано, что в соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уголовное дело гражданина Ф. подлежит пересмотру в установленном порядке с учетом пункта 5 резолютивной части настоящего Постановления.

В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Вместе с тем на момент вынесения постановления Конституционному Суду Российской Федерации не было известно о том, что 21 декабря 1998 года Президент Российской Федерации помиловал Ф. и заменил ему смертную казнь пожизненным лишением свободы.

Таким образом, жизнь Ф. сохранена, смертная казнь в отношении него применена быть не может, и наказание, которое должен отбывать Ф., не противоречит вышеуказанному постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года.

Руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 ноября 1993 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 1994 года в отношении Ф. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"