||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 сентября 1999 г. N 148пв-99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                               Радченко В.И.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                 Вячеславова В.К.,

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                          Колмогорова В.В.

 

рассмотрел по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. гражданское дело по жалобе М. на неправомерные действия должностных лиц.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

в январе 1998 года М., проживающий в Карачаево-Черкесской Республике, приобрел автомобиль марки "Гранд-Чероки", 1997 года выпуска, принадлежащий ранее гражданину Республики Ингушетия.

Впоследствии М. было подано заявление в Регистрационно-экзаменационный отдел (РЭО) ГАИ МВД КЧР о постановке купленного автомобиля на учет, в чем заявителю было отказано, поскольку по сообщению РЭО ГАИ г. Назрани транспортное средство не состояло на учете и не снималось с учета в ГАИ Республики Ингушетия.

Считая, что ему необоснованно отказано в регистрации автомобиля, М. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия должностных лиц РЭО ГАИ МВД КЧР, отказавших в регистрации за ним автомашины "Гранд-Чероки".

Решением Хабезского районного суда от 10 апреля 1998 г. жалоба М. удовлетворена. Суд обязал РЭО ГАИ МВД КЧР зарегистрировать указанную автомашину. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 21 января 1999 г. оставлен без удовлетворения протест прокурора Республики об отмене решения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 1999 г. оставлен без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об отмене судебных постановлений.

В протесте, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, вновь поставлен вопрос об отмене судебных постановлений по мотивам нарушения судебными инстанциями норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебных постановлений в надзорном порядке, указанных в ст. 330 ГПК РСФСР.

Удовлетворяя жалобу М. и признавая неправомерным отказ в регистрации принадлежащего ему автомобиля, суд обоснованно исходил из того, что заявитель является добросовестным приобретателем, сделка купли-продажи автомобиля совершена им с соблюдением установленного порядка и требований закона и им для совершения регистрационных действий представлены необходимые документы, удостоверяющие право собственности на транспортное средство, в связи с чем у РЭО ГАИ МВД КЧР законных оснований для отказа в регистрации не имелось.

В протесте утверждается, что суды надзорных инстанций, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, не учитывали положений части 2 статьи 129 ГК РФ, ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", в соответствии с которыми регистрация транспортных средств является необходимым условием для их участия в дорожном движении и указанное ограничение для собственника по пользованию транспортным средством установлено федеральным законом. Факт регистрации данной автомашины судом не проверен. С доводами протеста нельзя согласиться.

Ограничение оборотоспособности отдельных объектов гражданских прав, о чем говорится в части 2 статьи 129 ГК РФ, отношения к рассматриваемому вопросу не имеет. В соответствии с действующим законодательством автомобили не относятся к объектам, приобретение и (или) отчуждение которых допускается на основании специальных разрешений, устанавливаемых законом.

В части 3 статьи 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" говорится не об ограничении оборотоспособности автомобилей, а о допуске транспортных средств к дорожному движению на территории Российской Федерации путем регистрации и выдачи соответствующих документов, что не оспаривалось участниками процесса по данному делу.

Указание в той же части статьи 15 названного Федерального закона на запрещение регистрации транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, также не имеет отношения к данному делу, поскольку отказ в регистрации последовал по иному основанию.

Согласно Правилам регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения (п. 1.17), утвержденным Приказом МВД Российской Федерации от 26 ноября 1996 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Приказом МВД Российской Федерации от 7 июля 1998 г., не принимаются к регистрации транспортные средства, ранее зарегистрированные в подразделениях ГИБДД и не снятые с учета по месту регистрации.

Из материалов дела следует, что в регистрации спорной автомашины отказано по тому мотиву, что данная автомашина не регистрировалась в РЭО ГАИ г. Назрани (л.д. 4). Однако в паспорте транспортного средства (л.д. 6) имеется отметка о снятии автомашины с регистрационного учета для продажи (л.д. 6).

По данному расхождению проводилась проверка Карачаево-Черкесской таможней. Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26 марта 1998 г. следует, что для совершения регистрационных действий заявителем были представлены все необходимые документы, в том числе паспорт транспортного средства, выданный и оформленный в установленном порядке; справка-счет, выданная торговой организацией и выполненная на стандартном бланке строгой отчетности с печатями комиссионного коммерческого магазина N 15 Республики Ингушетия. В результате проверки признаков подделки представленных документов, государственных регистрационных знаков, изменений, уничтожений маркировки, нанесенной на транспортное средство изготовителем, а также наличия сведений о нахождении спорного автомобиля в розыске не обнаружено. К процедуре перемещения транспортного средства через таможенную границу Российской Федерации заявитель отношения не имеет (л.д. 7 - 8).

Также из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в паспорте транспортного средства имеются все необходимые реквизиты, свидетельствующие о его постановке на учет и снятии с учета.

Из имеющейся в деле копии паспорта технического средства следует, что автомашина находилась на учете в РЭО ГАИ МВД РИ с апреля по ноябрь 1997 г., снята с учета 28 ноября 1997 г. для продажи (л.д. 6).

При таком положении суды надзорных инстанций обоснованно согласились с выводом суда первой инстанции о том, что спорная автомашина была зарегистрирована в РЭО ГАИ МВД Республики Ингушетия.

С доводами в протесте о том, что в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела сделан вывод о необходимости проверки факта таможенного оформления автомашины в таможенных органах Республики Ингушетия и результаты этой проверки судом не истребовались, также нельзя согласиться.

В соответствии с частью 2 статьи 6 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений) возлагается на орган и должностных лиц, действия (решения) которых обжалуются. В нарушение данного требования Закона РЭО ГАИ МВД КЧР не представило доказательств законности отказа М. в регистрации его автомашины. В протесте также нет данных о результатах указанной проверки.

При таком положении Президиум не находит оснований к отмене судебных постановлений по доводам, указанным в протесте.

Руководствуясь п. 1 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

оставить решение Хабезского районного суда от 10 апреля 1998 г., постановление президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 21 января 1999 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 июня 1999 г. без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"