||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 сентября 1999 г. N 862п99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Меркушова А.Е.

Членов Президиума - Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А. Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Алтайского краевого суда от 25 апреля 1997 года, по которому

Б., <...>, русская, ранее не судима, -

осуждена по ст. 293 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работе удержанием 10% от заработка.

На основании постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года "Об объявлении амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" Б. от наказания освобождена.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 14 августа 1997 года приговор оставлен без изменения.

По делу осужден Г., М.М., З. и С.С., в отношении которых протест не приносится.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся в отношении Б. судебных решений с прекращением производства по делу за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Б. признана виновной в том, что являясь должностным лицом, допустила ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей вследствие небрежного к ним отношения, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Преступление, как признал суд, совершено в г. Барнауле при следующих обстоятельствах.

Г. имел на праве личной собственности автомобиль марки ВАЗ-21061, 1992 года выпуска, светло-бежевого цвета, госномер <...>, с номером двигателя <...> и номером кузова <...>. 7 марта 1993 года этот автомобиль был похищен из личного гаража Г., расположенного на ул. Привокзальной в г. Барнауле, по этому факту было возбуждено уголовное дело, которое было приостановлено в связи с розыском виновных лиц.

7 июля 1993 года из гаража Ф. в пос. Южном г. Барнаула был похищен автомобиль ВАЗ-21063, 1992 года выпуска, светло-бежевого цвета, с номером двигателя <...> и номером кузова <...>, госномер <...>, зарегистрированный в Беловской ГАИ Кемеровской области на имя М.А. и приобретенный Ф. по доверенности.

Впоследствии лица, похитившие автомобиль Ф., нанесли на двигатель другой номер и внесли в имевшийся у них техпаспорт сведения о замене кузова, соответствующий номеру кузова автомобиля похищенного у Ф., и продали автомобиль С.

При постановке этого автомобиля на учет в ГАИ г. Барнаула 27 декабря 1993 года, на данном автомобиле был выявлен факт нанесения номера двигателя кустарным способом и материалы были направлены в Железнодорожный РОВД г. Барнаула для разбирательства.

В ходе оперативной проверки возникла версия о принадлежности данного автомобиля Г., в связи с чем производство по приостановленному уголовному делу по факту кражи автомобиля Г. 31 января 1994 года было возобновлено и принято к расследованию следователем Железнодорожного РОВД Б.

Г., работавший в то время старшим советником при главе администрации Алтайского края и в силу своего служебного положения имевший влияние на работников органов внутренних дел, с целью завладения личным имуществом путем обмана при осмотре автомобиля, изъятого у С., опознал его как принадлежащий ему, назвав приметы, характерные для данного автомобиля, которые он имел возможность увидеть заранее.

Продолжая реализовывать свой умысел, направленный на завладение личным имуществом, Г. злоупотреблял доверием Б. и 5 мая 1994 года, получив указанный автомобиль, попросил Б. составить постановление, на основании которого зарегистрировал автомобиль ВАЗ-21063, изъятый у С., на свое имя с внесением изменений номеров двигателя и кузова в техпаспорт принадлежавшего ему автомобиля ВАЗ-21061, а впоследствии продал этот автомобиль Н. за 9 млн. рублей, которые присвоил.

Б., работая в должности старшего следователя следственного отдела Железнодорожного РОВД г. Барнаула и являясь должностным лицом, при производстве расследования по уголовным делам должна была руководствоваться нормами Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Имея достаточный практический опыт следственной работы и реальную возможность действовать в соответствии с нормами УПК РСФСР, Б. ненадлежащим образом выполнила свои обязанности вследствие небрежного к ним отношения, в результате были существенно нарушены права и законные интересы граждан.

Так, 31 января 1994 года Б. вынесла постановление о возобновлении следствия по уголовному делу N 57525 по факту кражи автомобиля Г. и приняла это дело к своему производству.

После проведения 31 января 1994 года необходимых следственных действий (осмотра автомобиля, допроса Г., назначения экспертиз по номерам кузова и двигателя) Б., проявив небрежное отношение к своим обязанностям, без ведома руководства следственного отдела и соответствующего процессуального оформления выдала уголовное дело в штаб УВД Алтайского края.

В дальнейшем, не имея у себя уголовного дела и не убедившись в результатах экспертиз, Б. 5 мая 1994 года по просьбе Г. вынесла постановление о принадлежности Г. автомобиля, изъятого у С. и разрешении зарегистрировать этот автомобиль в Госавтоинспекции на его имя. Данное постановление явилось основанием для постановки автомобиля ВАЗ-21063 с номером двигателя <...> и номером кузова <...> на учет на имя Г. и внесения соответствующих изменений номеров двигателя и кузова в техпаспорт на автомобиль ВАЗ-21061 на имя Г.

Таким образом, небрежное выполнение Б. своих обязанностей повлекло за собой регистрацию на имя Г. и выдачу ему автомобиля ВАЗ-21063, 1992 года выпуска, похищенного у Ф., в результате чего ее законные права и интересы были существенно нарушены.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В подтверждение вины Б. в халатности суд сослался на ее показания, в которых она не отрицала факт вынесения постановления о принадлежности похищенного автомобиля Г., на показания самого Г., свидетеля С., ксерокопию постановления о возбуждении дела и принятию к производству, выписку из журнала входящей корреспонденции.

Осужденный Г. подтвердил, что при осмотре автомобиля в присутствии Б. он назвал признаки, по которым опознал автомашину, как ранее принадлежавшую ему. 5 мая 1994 года следователь Б. вручила ему постановление для постановки машины на учет в ГАИ. Он забрал автомобиль, написав расписку.

Свидетель С. показал, что по просьбе Г. он взял на контроль расследование по краже у него автомобиля. В январе 1994 года Г. сообщил, что он обнаружил автомобиль, похожий на его автомашину. Поскольку следователи Железнодорожного РОВД долго не могли направить двигатель на экспертизу, он дал указание выслать дело для проверки, а потом передал его в следственную часть УВД г. Барнаула. Впоследствии узнал, что следствие на основании материалов дела приняло решение о принадлежности автомобиля Г. и передало ему автомобиль.

Из постановления, (т. 5 л.д. 9) усматривается, что следователь Б. 31 января 1994 года возобновила предварительное следствие и приняла дело к своему производству.

Из показаний осужденной Б. видно, что С. звонил ей и интересовался, почему она не возвращает Г. автомобиль. Сама она ни автомобиль, ни техпаспорт, ни водительское удостоверение Г. не передавала.

Свидетель П., - начальник Железнодорожного РОВД, показал, что решение о выдаче автомобиля Г., принял он по согласованию с руководством следствия и выдал его владельцу, Г. (т. 5 л.д. 242 - 243). С учетом того, что уголовное дело было передано в следственную часть УВД г. Барнаула, следует признать, что данное решение принималось П. с ведома руководства СО УВД г. Барнаула.

Согласно выписке из журнала входящей корреспонденции УВД Алтайского края уголовное дело N 51535, поступившее из Железнодорожного РОВД было передано 3 мая 1994 года в следственный отдел УВД г. Барнаула (т. 5 л.д. 158).

Вышеизложенные доказательства, на которые суд сослался в приговоре, свидетельствуют лишь о том, что при поступлении из ГАИ материалов следователь Б. провела необходимые следственные действия, однако по указанию начальника штаба УВД Алтайского края С. направила дело в УВД Алтайского края. Затем данное дело было передано для расследования в следственный отдел УВД г. Барнаула.

По смыслу уголовного закона для привлечения должностного лица к уголовной ответственности за халатность необходимо установить, повлекло ли совершенное им действие или бездействие нарушение прав и законных интересов.

Однако суд в приговоре не отразил каким образом отсутствие разрешения руководства следственного отдела и соответствующего процессуального оформления выдачи уголовного дела в штаб УВД Алтайского края повлекли существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшей Ф.

При таких обстоятельствах следует признать, что по делу не установлена причинно-следственная связь между действиями Б. по факту передачи дела в штаб УВД и наступившими последствиями.

Что касается вывода суда о том, что вынесенное Б. постановление обязывало органы ГАИ поставить похищенный автомобиль на учет и зарегистрировать его на Г., его нельзя признать достаточно аргументированным, подтвержденным соответствующими доказательствами.

Из текста постановления усматривается, что Б. вынесла его по материалам уголовного дела, находившегося в ее производстве.

Доказательств, опровергающих утверждение Б. о том, что в момент вынесения ею 5 мая 1994 года постановления решений о принятии дела иным следователем или прокурором не было. Не приведены они и в приговоре.

Является лишь предположением, не нашедшим соответствующего подтверждения, суждение суда о том, что данное постановление Б. явилось основанием для постановки на учет в ГАИ автомобиля Ф. на имя Г., внесения соответствующих изменений в техпаспорт.

При таких данных нельзя согласиться с выводом суда о доказанности прямой причинной связи между действиями Б. и наступившими последствиями.

Не учел суд при постановлении в отношении Б. обвинительного приговора, что похищенный автомобиль возвращен Ф., и что по данному эпизоду Г. осужден за мошенничество, поскольку для завладения автомобилем он обманул Б.

С учетом изложенного следует признать, что в действиях Б. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, а приговор суда первой инстанции и определение кассационной инстанции являются незаконными и необоснованными.

В связи с этим состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Б. подлежат отмене, а дело прекращению производством за отсутствием в ее действиях состава преступления в соответствии с п. 2 ст. 5 УПК РСФСР.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Алтайского краевого суда от 25 апреля 1997 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 августа 1997 года в отношении Б. отменить, а дело производством прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"