||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 сентября 1999 г. N 865п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Радченко В.И., Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Попова Г.Н., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 24 февраля 1999 года, по которому

Б.И., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ст. 30, ст. 131 УК РСФСР за отсутствием события преступления, по п. п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием состава преступления.

С.В., <...>, ранее судимый 3 мая 1989 г. по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы 5 февраля 1994 года, 3 июля 1995 г. по ст. 15, ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам условно с испытательным сроком на 1 год,

оправдан по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Определением кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1999 года приговор суда в отношении Б.И. и С.В. оставлен без изменения, а кассационный протест прокурора, в котором ставился вопрос об отмене приговора и передаче дела на новое судебное рассмотрение, оставлен без удовлетворения.

В рассматриваемом протесте поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения и передаче уголовного дела в отношении Б.И. и С.В. на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест. Президиум Верховного Суда Российской Федерации, -

 

установил:

 

органами предварительного следствия Б.И. обвинялся в том, что 28 января 1996 года, около 0 часов 30 мин., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в кабине лифта дома <...> умышленно, с целью совершения полового акта с К.Н., разорвал на ней одежду и, подавляя ее сопротивление, нанес руками по лицу и голове потерпевшей не менее двух ударов, причинив легкие телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадины на лице, однако свой умысел не довел до конца, т.к. был задержан работниками милиции на месте совершения преступления.

Кроме того, Б.И. и С.В. обвинялись в том, что 21 февраля 1997 года, около 0 часов, из мести за отказ совершить с ними половой акт на площадке 13 этажа дома <...> избили А., нанесли ей удары руками и ногами по голове и телу, причинив множественные ссадины и кровоподтеки в области лица, кровоизлияния в кожно-мышечный лоскут, под мягкие мозговые оболочки, кровоподтеки на теле, руках и ногах потерпевшей. После этого Б.И. рукой проник во влагалище потерпевшей и, разорвав половые губы и заднюю стенку влагалища, извлек толстый кишечник с его полным отрывом от уровня печеночного угла поперчено-ободочной кишки до внутреннего сфинктера прямой кишки, что вызвало острую массивную кровопотерю и смерть А. на месте происшествия.

В подтверждение вины Б.И. и С.В. в совершении указанных преступлений органы предварительного расследования в качестве доказательств представили в суд заключения экспертов, исследовавших вещественные доказательства и обнаруживших на брюках и левой туфле Б.И. кровь, которая могла произойти от А.; на срезах ногтевых пластин с подногтевым содержимым пальце правой руки и в пятнах на трусах С.В. эпителиальные клетки, происхождение которых от потерпевшей А. не исключается; показания самих оправданных в ходе предварительного следствия; показания свидетелей Б.В., К.С., С. и другие материалы дела.

Судом в отношении Б.И. и С.В. постановлен оправдательный приговор на основании вердикта присяжных заседателей.

Кассационная палата, оставляя без удовлетворения кассационный протест прокурора, в своем определении указала на необоснованность его доводов: о разрешении юридических вопросов в присутствии присяжных заседателей; о якобы имевшем месте заполнении старшиной присяжных заседателей части ответов на вопросы вопросного листа в зале судебного заседания, а не в совещательной комнате; об ошибочном исключении из числа доказательств - протокола очной ставки между обвиняемыми.

В надзорном протесте указывается, что состоявшиеся по делу судебные решения подлежат отмене в связи с односторонностью и неполнотой судебного следствия, возникшей ввиду ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые имели существенное значение для исхода дела, а также существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В частности, в протесте указывается на необоснованное решение суда об исключении из числа доказательств протокола очной ставки между Б.И. и С.В. в связи с отсутствием в нем подписей обвиняемых о разъяснении им требований ст. 51 Конституции РФ.

В протесте обращено внимание на допущенное судом нарушение требований ст. 449 УПК РСФСР, т.к. сформулированный перед присяжными заседателями вопрос N 6 - о доказанности совершенного Б.И. преступления, не отражает сути предъявленного ему и поддержанного прокурором обвинения.

Кроме того, в протесте указано, что принятое судом решение об оправдании Б.И. по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д" УК РФ, а С.В. по ст. 112 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ - за отсутствием в их действиях состава преступления, не соответствует содержанию ответов присяжных на вопросы N 6 и N 9, по которым участие обвиняемых в совершении вмененных им в вину деяний признано "не доказанным".

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум находит его обоснованным, а состоявшиеся в отношении Б.И. и С.В. судебные решения подлежащими отмене.

Согласно ст. 435 УПК РСФСР присяжные заседатели разрешают вопросы о доказанности вины подсудимого лишь после того, как с их участием исследованы все предоставленные допустимые доказательства по делу.

Названные требования закона в судебном заседании выполнены не были, в результате чего доказательства, исследованные судом, не позволили правильно сформировать мнение присяжных по установлению фактических обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, подсудимые в ходе предварительного следствия давали противоречивые показания. Поскольку в суде ими была выдвинута иная версия происшедшего, государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении протокола очной ставки между обвиняемыми, т.к. статья 281 УПК РСФСР предусматривает в качестве основания для оглашения показаний, данных при производстве предварительного следствия, наличие существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными в суде.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий судья удовлетворил ходатайство защиты и признал недопустимым доказательством - протокол очной ставки между Б.И. и С.В. в связи с отсутствием в нем подписей обвиняемых о разъяснении им требований ст. 51 Конституции РФ.

Вместе с тем, исключение из числа доказательств указанного протокола, исследование которого могло иметь существенное значение для принятия обоснованного судебного решения, осуществлено вопреки требованиям закона.

Очная ставка между Б.И. и С.В. проводилась 25 марта 1997 года, а требования ст. 51 Конституции РФ Б.И. ранее разъяснялись при допросах с участием защитника: 22 февраля 1997 года, 23 февраля 1997 года, 4 марта 1997 года, С.В., также в присутствии адвоката: 24 февраля 1997 года, 4 марта 1997 года.

Поскольку Б.И. и С.В. сразу же после задержания разъяснялось требование ст. 51 Конституции РФ в присутствии их защитников, закон не обязывал следователя делать это повторно.

Утверждение кассационной палаты Верховного Суда РФ о том, что не может служить основанием к отмене приговора исключение из разбирательства дела протокола очной ставки в связи с исследованием в судебном заседании других протоколов допросов подсудимых, нельзя признать обоснованным.

Необоснованный отказ стороне обвинения в исследовании протокола очной ставки между обвиняемыми явился и нарушением принципа состязательности, закрепленного в ст. 429 УПК РСФСР.

Следует отметить, что председательствующий в нарушение требований ч. 3 ст. 451 УПК РСФСР, обязывающих в напутственном слове председательствующего напоминать коллегии присяжных заседателей перед их удалением в совещательную комнату исследованные в суде доказательства, не изложил содержание протоколов допросов Б.И. на предварительном следствии: от 22 февраля 1997 года, от 26 марта 1997 года, от 15 октября 1997 года, которые исследовались в судебном заседании по инициативе государственного обвинителя.

При формулировании вопросного листа судом допущено нарушение требований ст. 449 УПК РСФСР. Вопрос N 6-О доказанности совершения преступления Б.И. сформулирован таким образом, что не отражает сути предъявленного ему обвинения. В вопросе не отражены признаки преступления, предусматривающего ответственность именно за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах - отсутствуют выражения, определяющие умышленное причинение смерти другому человеку, нахождение потерпевшей в беспомощном состоянии. Из содержания данного вопроса следует, что на разрешение коллегии присяжных заседателей поставлен вопрос только о доказанности причинения потерпевшей тех или иных телесных повреждений, повлекших ее смерть, что при условии утвердительного ответа на вопрос лишало суд возможности дать объективную юридическую оценку содеянному.

Кроме того, судья в приговоре указал в качестве основания оправдания Б.И. по п. п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а С.В. по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ - отсутствие состава преступления. Однако, указанное в приговоре основание не соответствует вынесенному присяжными заседателями вердикту. Согласно вердикту присяжные заседатели признали "не доказанным" участие подсудимых в совершении вмененных им деяний, ответив отрицательно на вопросы N 6 и 9. Судья же, оправдывая Б.И. и С.В. за отсутствием в их действиях состава преступления вышел за рамки вердикта присяжных заседателей.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, -

 

постановил:

 

приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 24 февраля 1999 года и определение кассационной палаты Верховного Суда РФ от 27 мая 1999 года в отношении Б.И. и С.В. отменить, а уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"