||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 1999 года

 

Дело N 33-В99пр-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 августа 1999 г. дело по иску Н. к Ф.Ф. и Ф.С.П. о признании недействительным договора купли-продажи дома, переводе права преимущественной покупки дома, признании права собственности на дом по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Гатчинского городского суда от 30 января 1992 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 14 июля 1992 г. и постановление президиума Ленинградского областного суда от 25 декабря 1998 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Л. и Н. обратились в суд с иском к Ф.Ф. и Ф.С.П. о признании недействительным заключенного между ответчиками 5 июля 1990 г. договора купли-продажи дома <...> и переводе права преимущественной покупки дома, признании за Л. права собственности на 1/24 долю дома, за Н. - на 1/6.

Определением Гатчинского городского суда от 26 октября 1990 г. был принят отказ Л. от иска. Дело производством по ее иску прекращено.

В обоснование заявленных требований Н. указала, что сособственниками спорного дома являлись ее родители Ф.О. и Ф.Ф. Ф.О. оставила на ее имя завещание на все имущество. После смерти в марте 1982 г. Ф.О.Н. обратилась в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства. Свидетельство о праве на наследство на часть дома по завещанию не получила, чем воспользовался Ф.Ф. и продал дом Ф.С.П. Считает, что согласно завещанию приобрела право на 7/18 долей дома и имеет право преимущественной покупки 11/18 долей дома, принадлежащих отцу.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Решением Гатчинского городского суда от 30 января 1992 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 14 июля 1992 г., договор купли-продажи дома <...> от 5 июня 1990 г., заключенный между Ф.Ф. и Ф.С.П., удостоверенный Сиверским поселковым Советом народных депутатов Гатчинского района, признан недействительным.

За Н. признано право собственности на дом <...> (на 7/18 долей дома - по завещанию от 11 января 1980 г., удостоверенному в Сиверском поселковом Совете по реестру N 87, и на 11/18 долей - по праву преимущественной покупки).

С Н. и Ф.Ф. в пользу Ф.С.П. взыскано соответственно 3666 руб. 66 коп. и 2333 руб. 34 коп.

Постановлением президиума Ленинградского областного суда от 25 декабря 1998 г. отклонен протест прокурора области об отмене указанных судебных постановлений.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального права, с направлением дела на новое рассмотрение.

Обсудив доводы протеста, проверив материалы дела по доводам протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для его удовлетворения и отмены судебных постановлений, вынесенных в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Суд, признавая за Н. право собственности на 7/18 долей спорного дома по завещанию, правильно исходил из того, что дом являлся совместной собственностью супругов Ф.О. и Ф.Ф. Согласно завещанию Ф.О. все свое имущество, в том числе и указанное домовладение, оставила Н.

После смерти Ф.О. Н. приняла наследство, став собственником 7/18 долей дома по завещанию (1/2 доля дома принадлежала ее отцу - Ф.Ф., поскольку дом являлся совместной собственностью супругов Ф.О. и Ф.Ф. и 1/9 - обязательная доля, т.к. на момент смерти Ф.О. ответчик являлся нетрудоспособным).

При таких обстоятельствах у суда имелись основания для признания недействительным договора купли-продажи дома в указанной части.

Признавая за истицей право собственности на 11/18 долей дома по праву преимущественной покупки, суд обоснованно руководствовался ст. 120 Гражданского кодекса РСФСР, согласно которой при продаже доли дома постороннему лицу остальные участники общей долевой собственности имеют право преимущественной покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях. При этом в решении суда правильно указано, что при продаже 11/18 долей дома Ф.Ф. Ф.С.П. нарушено право Н. на преимущественную покупку, установленное законом.

То обстоятельство, что истица, заявив требование о переводе прав и обязанностей покупателя, не внесла при этом в суд уплаченную покупателем за дом сумму, на что указано в протесте со ссылкой на Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. N 32 "О некоторых вопросах, возникающих в практике судов при применении норм ГК, регулирующих отношения собственности на жилой дом", не может повлечь отмену правильного по существу решения суда.

Внесение лицом, приобретающим долю дома на основании ст. 120 Гражданского кодекса РСФСР, уплаченной покупателем суммы в суд фактически является одним из способов обеспечения иска. Невнесение Н. предварительно покупной цены дома на депозитный счет суда, не применившего такую меру обеспечения иска, не влечет за собой незаконность состоявшихся по делу судебных постановлений.

Довод протеста о том, что неисполнение решения суда в части взыскания с Н. и Ф.Ф. суммы, уплаченной по договору, является доказательством нежелания истицы воспользоваться правом преимущественной покупки, является предположительным и также не может повлечь отмены решения суда.

Ф.С.П. не лишен был возможности потребовать исполнения решения суда Н. и Ф.Ф. как в добровольном, так и принудительном порядке путем наложения ареста на имущество должников, включая спорную часть дома.

Судебная коллегия учитывает и то, что должники предпринимали меры по добровольному исполнению решения суда, о чем свидетельствует имеющаяся в материалах дела сберегательная книжка, из которой следует, что в январе 1995 г. на имя Ф.С.П. была внесена взысканная по решению суда в его пользу сумма в размере 5000 руб.

Установив право собственности за Н. на 11/18 долей дома, суд тем самым признал ее покупателем по договору и правомерно взыскал с нее в пользу Ф.С.П. стоимость перешедшей к ней по праву преимущественной покупки доли дома.

Остальная сумма в соответствии со ст. 48 Гражданского кодекса РСФСР, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений (ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации), взыскана с Ф.Ф. в связи с признанием незаконной сделки в части продажи им принадлежащей его дочери доли.

При таких обстоятельствах доводы протеста о необходимости взыскания всей суммы только с продавца и нарушении судом норм материального права ошибочны.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Гатчинского городского суда от 30 января 1992 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 14 июля 1992 г. и постановление президиума Ленинградского областного суда от 25 декабря 1998 г. оставить без изменения, а протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"