||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 1999 года

 

Дело N 49-Г99-16

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 июля 1999 г. дело по кассационной жалобе С. на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 июня 1998 г. по жалобе С. на отказ дирекции N 10 НПО "Архей" в приватизации квартиры.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., полагавшей решение суда отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. обратился в суд с жалобой на действия дирекции N 10 НПО "Архей", отказавшей в приватизации квартиры.

В обоснование предъявленных требований указал, что 25 сентября 1995 г. им было подано заявление на приватизацию занимаемой квартиры <...>. Однако в приватизации квартиры дирекцией N 10 НПО "Архей" ему было отказано на том основании, что жилой фонд, размещенный на территории закрытых военных городков, приватизации не подлежит. Его повторное заявление от 25 марта 1996 г. по этому же вопросу также было оставлено без удовлетворения на том основании, что в соответствии с Положением о правовом режиме функционирования закрытого административного образования "Г. Межгорье", утвержденным Правительством Республики Башкортостан 1 декабря 1995 г., вся жилая площадь на территории г. Межгорье является служебной. Полагает, что действия администрации НПО "Архей" являются незаконными, поскольку документов, подтверждающих отнесение г. Белорецк-15 к перечню закрытых военных городков, не представлено, в обоснование отказа в приватизации квартиры не приведены ссылки на нормативные акты, регулирующие возникший спор, второй отказ в приватизации жилого помещения основан на документе с грифом "для служебного пользования", с которым его не ознакомили.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 июня 1998 г. С. в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационной жалобе С. поставлен вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая С. в удовлетворении жалобы, суд исходил из того, что спорное жилое помещение расположено в закрытом административно-территориальном образовании (военном объекте). С. постоянным жителем г. Межгорье не являлся, выбыл на постоянное место жительства в г. Тольятти Самарской области, в связи с чем в соответствии со ст. 8 Федерального закона "О закрытом административно-территориальном образовании" в приватизации квартиры ему отказано обоснованно.

Кроме того, суд в решении указал, что вся жилая площадь на территории г. Межгорье является служебной, поэтому не подлежит приватизации.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных.

Дирекцией N 10 НПО "Архей" не представлены суду доказательства, подтверждающие, что город, на территории которого расположено спорное жилое помещение, относится к закрытым военным городкам.

В решении суда отсутствует ссылка на соответствующие приказы, свидетельствующие о том, что квартира, предоставленная С., находится в военном городке, имеющем статус закрытого.

Необходимо также иметь в виду, что отождествление статуса закрытого военного городка со статусом закрытого административно-территориального образования, установленного Законом Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании", является неправомерным.

Правовой статус закрытого военного городка устанавливается в порядке, предусмотренном Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 декабря 1980 г. N 1131 "О переселении из закрытых военных городков лиц, утративших связь с Вооруженными Силами СССР и органами Комитета государственной безопасности СССР, и о порядке обеспечения жилой площадью прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы" и Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 ноября 1984 г. N 1160 "О дополнительных мерах по обеспечению жилой площадью лиц, переселяемых из военных городков", т.е. путем утверждения Министерством обороны перечня закрытых и обособленных военных городков (названные Постановления в связи с принятием Закона РФ от 14 июля 1992 г. N 3297-1 "О закрытом административно-территориальном образовании" признаны не действующими на территории Российской Федерации лишь в части закрытых административно-территориальных образований - см. Постановление Правительства РФ от 20 июня 1993 г. N 567-32 "О признании утратившими силу решений Совета Министров РСФСР и не действующими на территории Российской Федерации решений Совета Министров СССР в связи с принятием Закона Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании").

В соответствии с приказом Министра обороны СССР N 363 от 23 декабря 1980 г. утверждение перечней закрытых военных городков возложено на командующих округов и флотов.

Согласно распоряжению Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. N 1625-р исполнительным органам государственной власти республик в составе РФ, краев, областей, автономных образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга запрещены изменение статуса обособленных и закрытых военных городков и приватизация жилья в них.

В соответствии с приказом Министра обороны СССР N 75 от 22 февраля 1977 г. к закрытым военным городкам относятся военные городки воинских частей, расположенные в населенных пунктах и имеющие систему пропусков, а также обособленные военные городки воинских частей, расположенные вне черты населенных пунктов.

Статьей 2 Закона Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании" установлен порядок создания ЗАТО. В ней, в частности, указано, что решение о создании (об упразднении) закрытого административно-территориального образования принимается Президентом Российской Федерации (в редакции Закона от 16.10.96 N 144-ФЗ). Ранее такое решение принималось Верховным Советом Российской Федерации (в редакции Закона от 14.07.92).

Между тем в материалах дела отсутствуют и дирекцией N 10 НПО "Архей" не представлено доказательств, подтверждающих создание ЗАТО в установленном законом порядке.

С учетом названных положений правовых актов суду следовало определить статус населенного пункта, на территории которого находится спорное жилое помещение: соответствует ли он статусу ЗАТО или закрытого военного городка, и расположен ли дом по ул. Советской, 16, в закрытом военном городке либо в ЗАТО.

В случае если населенный пункт расположен на территории ЗАТО необходимо иметь в виду, что согласно ст. 8 Закона РФ "О закрытом административно-территориальном образовании" к участию в приватизации недвижимого имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью и находящегося на территории закрытого административно-территориального образования, и совершению сделок с ним допускаются граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на данной территории и юридические лица, расположенные и зарегистрированные на данной территории.

Вывод о том, что С. постоянным жителем города Межгорье не является и переехал на постоянное место жительства в г. Тольятти Самарской области, не мотивирован, и доказательств в его подтверждение в решении суда в нарушение требований ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР не приведено.

Между тем С. представлены доказательства, свидетельствующие, по его мнению, о том, что местом его постоянного проживания является квартира <...>, в г. Тольятти он зарегистрирован временно, на время учебы.

Следует также иметь в виду, что термин "постоянный житель" в Законе РФ "О закрытом административно-территориальном образовании" отсутствует.

Кроме того, утверждение суда о выбытии С. на постоянное место жительства в г. Тольятти фактически означает расторжение с ним договора найма жилого помещения на основании ст. 89 ЖК РСФСР и разрешение судом спора о праве на жилое помещение, в то время как такого требования никем не заявлялось.

Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что в приватизации квартиры заявителю отказано правильно, поскольку вся жилая площадь на территории г. Межгорье является служебной.

Данный вывод сделан без установления юридически значимых обстоятельств.

Согласно ст. 101 ЖК РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ "О закрытом административно-территориальном образовании" закрытое административно-территориальное образование находится в ведении федеральных органов государственной власти по вопросам определения полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации в отношении указанного образования; обеспечения особого режима безопасности функционирования предприятий и (или) объектов, включающего специальные условия проживания граждан, охраны общественного порядка и обеспечения противопожарной безопасности.

Решения по указанным вопросам принимаются Правительством Российской Федерации.

Вопрос об объеме наделения полномочиями органов государственной власти Республики Башкортостан в отношении ЗАТО г. Межгорье, в частности принятия решений по жилищному фонду Правительством Российской Федерации, судом не исследовался, соответствующие документы в материалах дела отсутствуют. В связи с этим проверить обоснованность Положения о правовом режиме функционирования закрытого административно-территориального образования "Г. Межгорье", утвержденного в декабре 1995 г. Министром обороны РФ и Премьер-министром Республики Башкортостан, в соответствии с которым все жилые помещения государственного и муниципального жилищного фонда в г. Межгорье являются служебными, не представляется возможным. Принято ли данное Положение компетентным органом, не противоречит ли оно положениям ЖК РСФСР и Закону РФ "О закрытом административно-территориальном образовании", суд не установил. При этом следует иметь в виду, что ст. 8 Закона РФ "О закрытом административно-территориальном образовании" предусмотрена возможность, при соблюдении определенных условий, приватизации недвижимого имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью и находящегося на территории ЗАТО, и совершения сделок с ним.

Между тем отнесение всего жилищного фонда к служебному фактически исключает возможность приватизации жилья в данном муниципальном образовании.

Не установлено судом также, кто является собственником спорного дома.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и постановить решение по делу на основании установленных по делу обстоятельств.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 июня 1996 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"