||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июля 1999 года

 

Дело N 4-В99-103

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 июля 1999 года дело по иску С. к Н. о передаче ребенка на воспитание и встречному иску Н. к С. об ограничении родительских прав С. и передаче ребенка на воспитание по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Люберецкого городского суда от 14 апреля 1998 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 2 июля 1998 года и постановление президиума Московского областного суда от 29 июня 1999 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, выступления адвоката И.С. Сергиенко, представляющей интересы С., адвоката А.Е. Леонтьева, представляющего интересы Н., объяснения Н., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Л.Л. Корягиной, полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. обратился в суд к Н. с иском о передаче ему сына Н.Е., 9 июля 1991 года рождения на воспитание. В подтверждение требования указал, что с 1988 года по май 1995 года проживал совместно с Н. Весной 1995 года Н. получила однокомнатную квартиру в городе Люберцы и с этого времени она совместно с сыном стала проживать отдельно. Он (С.) продолжал постоянно заботиться о сыне, участвовать в его воспитании, оказывать материальную помощь. В выходные дни ребенок находился у него дома. Летом 1996 и 1997 годов он с сыном выезжал на отдых на побережье Черного моря. Весной 1997 года Н. вступила в религиозную организацию "Свидетели Иеговы". После этого у него с ответчицей стали возникать разногласия по поводу воспитания сына, поскольку она стала активно привлекать сына к вероучению, водить его на собрания, препятствовать ему общаться с сыном. По мнению С., передача ребенка ему на воспитание отвечает интересам ребенка, так как действия Н. травмируют психику ребенка, ухудшают его здоровье, лишают детских радостей и счастья.

Ответчица Н. с иском С. не согласилась. Предъявила встречный иск об ограничении родительских прав С. и передаче ей сына на воспитание, указав, что С. в марте 1998 года забрал ребенка, лишив ее возможности воспитывать его согласно ее убеждениям и общения с ним. Его действия вызваны тем, что она является членом религиозной общины "Свидетели Иеговы" г. Люберцы, зарегистрированной Управлением юстиции администрации Московской области 30 июня 1997 года. Однако это не может быть поводом к передаче сына на воспитание С.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 14 апреля 1998 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 2 июля 1998 года, несовершеннолетний Н.Е. передан на воспитание отцу С., постоянное место проживания ребенка определено по месту жительства отца, С. обязан не чинить препятствий матери Н. в общении с сыном. Во встречном иске Н. к С. об ограничении его родительских прав и передаче ей сына на воспитание отказано.

Постановлением президиума Московского областного суда от 29 июня 1999 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права и направлении дела но новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 1 ст. 61 Семейного кодекса Российской Федерации родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Согласно ст. 65 названного закона родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному воспитанию. Способы воспитания детей должны исключить пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. Родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства или в суд.

Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Таким образом, при решении спора о передаче ребенка на воспитание одному из родителей суд обязан выяснить такие юридически значимые по делу обстоятельства, как: кто из родителей проявляет большую заботу и внимание ребенку, возраст ребенка и его привязанность к каждому из родителей, личные качества родителей, возможность создать надлежащие условия для его воспитания и физического развития. С учетом названных юридически значимых по делу обстоятельств суд должен принять решение, которое соответствовало бы интересам ребенка.

Удовлетворяя требование С. и отказывая Н. во встречном иске, суд исходил из того, что Н. является членом религиозной организации "Свидетели Иеговы", которая представляет серьезную опасность для общества. Н. вовлекла ребенка в религиозную организацию "Свидетели Иеговы", воздействует на его мировоззрение, психику, формирование идеалистических взглядов, отличных от принятых в нашем государстве и обществе. Также суд в основу своего решения положил то обстоятельство, что Н. не работает, но как член религиозной организации должна вести пропагандистскую работу, оказывать материальную поддержку организации, посещая сходки, собрания, заниматься изучением и распространением литературы. По мнению суда, эта работа требует много времени, отвлекает от семьи, проведение этой работы с ребенком недопустимо.

В подтверждение этих выводов суд сослался на пояснения представителя Комитета по спасению молодежи Р. и экспертное заключение, подготовленное специалистами религиоведческой группы Института развития личности Российской академии, из которых следует, что организация "Свидетели Иеговы" подпадает под определение деструктивного культа (тоталитарная секта), деятельность которой представляет серьезную опасность для общества.

Разрешая спор, суд учел заключение органа опеки и попечительства Комитета по образованию Люберецкого района Московской области. При этом оставил без внимания то, что при обследовании жилищно-бытовых условий родителей и составлении заключения не были исследованы и не отражены следующие вопросы: какие отношения у ребенка с каждым из родителей; кто ранее осуществлял постоянный уход и заботу о сыне, заботился о его умственном и физическом развитии и осуществляет в настоящее время; как это отразилось на ребенке; в чем конкретно выражается отрицательное воздействие Н. на сына в силу ее религиозной принадлежности. Правильно разрешить спор без проверки указанных обстоятельств было невозможно.

То обстоятельство, что Н. является членом религиозного объединения "Религиозная община "Свидетели Иеговы" г. Люберцы", само по себе не могло быть основанием к передаче ребенка Н.Е. на воспитание отцу. Названное религиозное объединение зарегистрировано Управлением юстиции администрации Московской области 30 июня 1997 года (листы дела 76 - 77, перерегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации - свидетельство от 29 апреля 1999 года), у суда не было оснований запрашивать заключение эксперта о целях и сущности указанного объединения. Предметом доказывания по настоящему делу не могли быть сущность религии "Свидетелей Иеговы" и религиозные убеждения ответчицы. Суду следовало тщательно проверить доводы С. о том, что Н. оказывает вредное влияние на сына, наносит ему физический и психический вред, в результате чего, по мнению С., мальчик стал замкнутым, испуганным, стал часто болеть, эпизодически посещать детский сад, лишен детских радостей и счастья.

В соответствии с частью 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Согласно части 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, отношения к общественным объединениям.

Частью 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Названные нормы соответствует ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, ратифицированной Федеральным законом N 54-ФЗ от 30 марта 1998 года "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод", согласно которой каждый человек имеет право на свободу мыслей, совести и религии: это право включает свободу менять свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других граждан.

В соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН от 20 ноября 1989 года, ратифицированной Российской Федерацией 15 сентября 1990 года, государства - участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы согласно судебному решению определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

С учетом указанных правовых норм суду следовало разрешить возникший спор.

Не могло быть основанием к удовлетворению требования С. то обстоятельство, что Н. не работает. Из материалов дела усматривается, что она является инвалидом в связи с частичной потерей зрения, однако это не свидетельствует о невозможности ею осуществлять воспитание сына по ее месту жительства.

При разрешении дела суд не высказал в мотивировочной части решения соображений по поводу встречных требований Н., не дал оценку обстоятельствам, которыми она подтверждала свои исковые требования. Учитывая и это обстоятельство, решение суда нельзя признать законным.

Оставляя без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, президиум Московского областного суда указал на то, что, передавая ребенка на воспитание отцу, суд правильно исходил из того, что религиозные убеждения Н. из-за ее причастности к организации "Свидетели Иеговы", имеющей выраженную асоциальную направленность, наносят вред психическому здоровью и нормальному развитию детей.

Однако при этом президиум не учел, что в решении суда отсутствуют конкретные факты, свидетельствующие о том, что Н., являясь членом организации "Свидетели Иеговы", наносит вред психическому здоровью и нормальному развитию сына Н.Е. Президиум областного суда не принял во внимание довод протеста о том, что то обстоятельство, что Н. является членом религиозного объединения "Религиозная община "Свидетели Иеговы" г. Люберцы", само по себе не могло быть основанием к передаче ребенка на воспитание отцу. Суд, при разрешении дела не должен был входить в обсуждение сущности религии "Свидетелей Иеговы".

Отклоняя протест, президиум областного суда сослался на документы, представленные С. вместе с возражениями на протест: акт обследования жилищно-бытовых условий от февраля 1999 года, результаты психологического обследования Н.Е. в психолого-медико-социальном центре для детей, подвергшихся жестокому обращению и насилию, проведенного в мае 1999 года.

При этом президиум не учел, что в соответствии с требованиями ст. 327 ГПК РСФСР при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам. В связи с этим акт обследования жилищно-бытовых условий от мая 1999 года и результаты психологического обследования, проведенного в мае 1999 года, представленные в надзорную инстанцию С., не могли быть положены в основу отклонения протеста.

Поскольку судом допущены нарушения норм материального и процессуального права, решение суда, кассационное определение и постановление президиума подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого необходимо учесть изложенное выше, разрешить спор с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. ст. 311, 329 п. 2, 330, 332 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Люберецкого городского суда от 14 апреля 1998 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 2 июля 1998 года и постановление президиума Московского областного суда от 29 июня 1999 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"