||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 1999 года

 

Дело N 38-В98-15к

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 1999 года дело по иску А. к А.Г., З. и З.В. о признании права пользования на жилую площадь по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Зареченского районного суда г. Тулы от 12 мая 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 23 сентября 1997 года и постановление президиума Тульского областного суда от 12 апреля 1999 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Л.Л. Корягиной, полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. обратилась в суд с иском к бывшему мужу А.Г., своей дочери З. и зятю З.В. о признании права пользования жилым помещением по адресу: <...>. В подтверждение требования указала, что указанная четырехкомнатная квартира жилой площадью 55,3 кв. м была предоставлена А.Г. в сентябре 1979 года на семью в составе 5 человек, в том числе и на нее (А.). В настоящее время на жилой площади, о которой возник спор, проживают ответчики и двое детей З. В феврале 1993 года в связи с заболеванием и необходимостью лечения она (истица) выписалась из названной квартиры и выехала на лечение в г. Симферополь, где проживает с семьей ее старшая дочь Б. В мае 1995 года она вернулась в г. Тулу, поскольку окончила курс лечения и ей было рекомендовано проживать в средней полосе России, но ответчики отказались впустить ее в квартиру, ссылаясь на то, что она не имеет право на жилую площадь.

Ответчики иск А. не признали, ссылаясь на то, что она добровольно оставила жилую площадь. Забрав все вещи, в том числе и мебель, А. выехала на постоянное жительство к старшей дочери в г. Симферополь.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Зареченского районного суда г. Тулы от 12 мая 1997 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 23 сентября 1997 года, в иске А. было отказано.

Постановлением президиума Тульского областного суда от 12 апреля 1999 года был оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на судебные решения.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 89 Жилищного кодекса РСФСР наниматель жилого помещения вправе с согласия членов семьи в любое время расторгнуть договор найма.

В случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда.

Разрешая спор, суд исходил из того, что 2 февраля 1993 года А. выехала на постоянное жительство в г. Симферополь, вывезла туда как свое, так и совместно нажитое имущество, выписалась из квартиры, о которой возник спор, и прописалась в г. Симферополе в <...>, нанимателем которой являлся Б.В. - муж старшей дочери истицы.

С доводами А. о том, что она временно выезжала в г. Симферополь, для лечения в Крыму ей необходима была постоянная прописка, суд не согласился, ссылаясь на то, что эти доводы не нашли подтверждения в суде и опровергнуты справкой из Крымского онкологического диспансера от 7 августа 1996 года. При этом суд не указал, какие сведения в названной справке опровергают доводы А.

Между тем справка Крымского республиканского клинического онкологического диспансера (лист дела 130), где находилась под наблюдением А., не опровергает ее доводы о том, что она выбыла в г. Симферополь временно и не имела намерения оставить жилую площадь в г. Туле. В справке указано, что А., проживающая в <...> (временно <...>), находилась под наблюдением Крымского онкологического диспансера, проходила курс сочетанно-лучевой терапии. То обстоятельство, что в справке указано, что постоянной прописки для лечения больной в Крымском онкологическом диспансере не требовалось, противопоказаний для проживания в г. Симферополе для онкологических больных, в том числе и для А. нет, само по себе не свидетельствует о выезде истицы в г. Симферополь на постоянное жительство.

Суд оставил без внимания и оценки доводы А. о том, что она не могла рассчитывать на помощь и поддержку бывшего мужа А.Г. и младшей дочери З. и после того, как у нее было установлено онкологическое заболевание и ей было предложено срочно провести операцию, она не могла оставаться в Туле, так как помощь ей могла оказать только старшая дочь Б., проживающая с семьей в г. Симферополе. Между тем для решения вопроса о причине выезда А. в г. Симферополь и на какой период времени эти обстоятельства подлежали учету и оценке со стороны суда. Из справки Крымского онкологического диспансера (лист дела 119) видно, что А. нуждалась в уходе.

В материалах дела имеются справки из Крымского республиканского онкологического диспансера, консультативное заключение Тульского областного онкологического диспансера (листы дела 105, 116, 119), согласно которым А. противопоказаны тепловые процедуры, длительное пребывание на солнце и в жаркое время года на юге. Указанные документы не были учтены судом и не получили его оценку несмотря на то, что они имеют значение для решения вопроса, на постоянное жительство в г. Симферополь выехала А. или на время, когда нуждалась в помощи старшей дочери и лечении.

Суд расценил как намерение А. оставить жилую площадь в г. Туле то обстоятельство, что она выписалась с этой жилой площади и прописалась на жилую площадь в <...>. Между тем отсутствие или наличие прописки на жилой площади само по себе не свидетельствует о праве гражданина на жилую площадь. Для правильного разрешения спора суду необходимо было учесть и дать оценку тому, что указанная двухкомнатная квартира жилой площадью 28,23 кв. м была предоставлена семье Б. в составе трех человек в феврале 1993 года без учета А., в январе 1994 года эта квартира была приватизирована Б.В. В приватизационные документы А. не включалась. Доводы А. о том, что она право на жилую площадь в г. Симферополе не приобрела, была прописана для того, чтобы получать пенсию, с 1995 года вновь проживает в г. Туле у знакомых, состоит на учете в Тульском онкологическом диспансере, суд оставил без внимания, не учтя, что они имеют значение для решения вопроса, на постоянное или временное жительство выехала в г. Симферополь А.

По мнению суда, о намерении А. постоянно проживать в Крыму свидетельствует отправление ею контейнера с вещами в г. Симферополь. Суд счел, что доказательств о принадлежности вывезенных вещей Б. суду не представлено, при этом не указал, почему эти доказательства должна представлять А., учитывая, что спора по поводу принадлежности вещей в производстве суда не было. Из объяснений сторон усматривается, что до 1990 года семья старшей дочери А.Г. и А. - Б. проживала в г. Туле в квартире, о которой возник спор. Контейнер с вещами был направлен в г. Симферополь после того, как семья Б. в 1993 году получила двухкомнатную квартиру. Указание в решении суда на то, что согласно показаниям свидетелей (в решении не указаны фамилии свидетелей) и ответчика А.Г. Б. и Б.В. не имели такой зарплаты, чтобы купить 2 стенки, холодильник, хрусталь, не могло быть расценено как доказательство того, что А. отправила в контейнере вещи, приобретенные совместно с А.Г. во время брака, и имела намерение выехать в г. Симферополь на постоянное жительство.

Ссылка суда на то, что А. работала в г. Симферополе, что, по мнению суда, свидетельствует о ее выезде на другое постоянное место жительства в г. Симферополь, неосновательна. Суд не принял во внимание доводы А. о том, что она подыскала себе работу, которую могла выполнять, без ущерба для лечения и состояния здоровья, поскольку нуждалась в приобретении большого количества медикаментов и не могла быть обузой для семьи старшей дочери, по выходным дням, по два часа, она учила девочек вязанию. Согласно записи в трудовой книжке истица работала руководителем кружка в детском клубе "Старт" с 3 октября 1994 года по 5 июня 1995 года. При таких данных то обстоятельство, что А. работала в г. Симферополе, не могло быть расценено как свидетельство ее выезда в г. Симферополь на постоянное жительство.

Оставляя без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, президиум областного суда указал на то, что судебное решение является законным и обоснованным, постановлено в соответствии с положениями ст. 89 ЖК РСФСР: суд правильно определил юридически значимые по делу обстоятельства, их доказанность, собранным по делу доказательствам, в том числе представленным истицей, дал правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР; существенных нарушений норм процессуального права, перечисленных в ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, судом допущено не было.

Однако с указанными выводами президиума согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке являются неправильное применение или толкование норм материального права, существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

При разрешении спора суд оставил без внимания и оценки доводы истицы, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения спора, о том, что она временно в связи онкологическим заболеванием и нуждаемостью в уходе и помощи была вынуждена выехать в г. Симферополь к старшей дочери Б., поскольку не могла рассчитывать на помощь и поддержку бывшего мужа А.Г. и младшей дочери З. В основу решения суд положил то обстоятельство, что А. выписалась с жилой площади, о которой возник спор, и прописалась в г. Симферополе. Между тем для правильного рассмотрения дела необходимо было выяснить причины выезда А. в г. Симферополь, в связи с чем следовало учесть и дать оценку доводам истицы о том, что она не имела намерения оставлять жилую площадь в г. Туле, а выехала в г. Симферополь на временное проживание в связи с болезнью и нуждаемостью в уходе.

Таким образом, суд не проверил и не дал оценки такому юридически значимому по делу обстоятельству, как причина выезда А. из жилого помещения, о котором возник спор, в связи с чем неоснователен довод президиума о том, что суд первой инстанции не допустил существенных нарушений норм процессуального права, дающих основания к отмене решения суда.

Не соглашаясь с доводами протеста, президиум областного суда сослался в протесте на то обстоятельство, что А. приобрела право на жилую площадь в г. Симферополе в качестве члена семьи своей дочери Б. Однако при этом президиум оставил без внимания доводы протеста о том, что жилая площадь в г. Симферополе предоставлялась семье Б. без учета А. и была приватизирована ее зятем Б.В. без включения А. в приватизационные документы.

Нельзя согласиться с доводом президиума областного суда о том, что не имеется оснований к отмене судебных решений, поскольку судом не было допущено существенных нарушений норм процессуального права, перечисленных в ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Частью 1 ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР предусмотрено, что нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к отмене решения лишь при условии, если это нарушение привело или могло привести к неправильному разрешению дела. В части 2 названной статьи указаны конкретные нарушения норм процессуального права, которые безусловно являются существенными нарушениями норм процессуального права (если дело рассмотрено судом в незаконном составе; если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания; если при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судопроизводство; если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; если при вынесении решения были нарушены правила о тайне совещания судей; если решение не подписано кем-либо из судей или если решение подписано не теми судьями, которые указаны в решении; если решение вынесено не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело; если в деле отсутствует протокол судебного заседания).

Таким образом, согласно части 1 ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основанием к отмене судебных решений в надзорной инстанции являются любые процессуальные нарушения, которые являются существенными, если они привели или могли привести к неправильному разрешению дела.

Такие процессуальные нарушения допущены судом и они указаны в протесте. Протест соответствует требованиям ст. 330 и ч. 1 ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, в связи с чем не было оснований для оставления его без удовлетворения.

Ссылка в протесте на то, что суд первой инстанции дал правовую оценку собранным по делу доказательствам в соответствии с требованиями ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, несостоятельна, поскольку целый ряд обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, на которые указывала истица в подтверждение своих требований (выезд в г. Симферополь в связи с болезнью и нуждаемостью в уходе и помощи, возвращение в г. Тулу после того, как состояние ее здоровья улучшилось, предоставление жилой площади в г. Симферополе семье Б. без ее учета), не был принят судом во внимание и не получил его оценки.

С учетом изложенного, ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР решение суда, кассационное определение и постановление президиума подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого суду надлежит с учетом изложенного полно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, тщательно проверить доводы истца и возражения ответчика, в соответствии с требованиями закона постановить решение.

Руководствуясь ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Зареченского районного суда г. Тулы от 12 мая 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 23 сентября 1997 года и постановление президиума Тульского областного суда от 12 апреля 1999 года отменить, дело направить в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"