||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 июля 1999 года

 

Дело N 84-В98-20

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 июля 1999 г. дело по иску П., Д., Х., М., К., К.В., К.А., Х.Б., В. к отделу пенсионного обслуживания Окуловского района Новгородской области о взыскании пени за задержку платежей, компенсации морального вреда и упущенной выгоды по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Окуловского районного суда Новгородской области от 24 апреля 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 1 июля 1998 г. и постановление президиума Новгородского областного суда от 30 апреля 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

П., Д., Х., М., К., К.В., К.А., Х.Б., В. являются инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы. В соответствии с п. 25 ст. 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" им гарантировано и выплачивается возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием.

Истцы предъявили в суде иск к отделу пенсионного обслуживания Окуловского района Новгородской области о взыскании пени за задержку платежей, компенсации морального вреда и упущенной выгоды. Полагают, что задержки выплаты платежей происходили по вине ответчика начиная с мая 1996 г., последний обязан компенсировать упущенную выгоду в виде процентной ставки в Сбербанке.

Решением Окуловского районного суда Новгородской области от 24 апреля 1998 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 1 июля 1998 г., исковые требования оставлены без удовлетворения.

Постановлением президиума Новгородского областного суда от 30 апреля 1999 г. отклонен протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на указанные судебные постановления.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального права, с направлением дела на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что возмещение вреда, причиненного здоровью истцов в связи с радиационным воздействием, назначенное в соответствии с п. 25 ст. 14 указанного выше Закона, выплачивается им органами социальной защиты несвоевременно, со ссылками на отсутствие финансирования из федерального бюджета.

Отказывая в иске о взыскании с отдела пенсионного обслуживания Окуловского района пени за просрочку платежей, компенсации морального вреда и упущенной выгоды, суд исходил из того, что в соответствии с п. 3 Разъяснений Министерства труда и социального развития от 9 октября 1996 г. "О порядке выплаты денежных сумм в возмещение вреда в размере (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы" финансирование выплат производится в централизованном порядке из федерального бюджета и денежные средства целенаправленно поступают на счета отделов пенсионного обеспечения по районам, где и производится непосредственно данная выплата.

Поскольку средства в возмещение вреда из федерального бюджета поступают нерегулярно, вины ответчика в задержке платежей не имеется, поэтому взыскание с него требуемых истцами сумм является неправомерным.

Судебная коллегия областного суда указала также, что на данные правоотношения не могут быть распространены требования ст. 51 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, так как выплата пени возможна лишь при наличии вины работодателя. Отдел пенсионного обеспечения таковым не является.

Президиум Новгородского областного суда, кроме того, указал в своем постановлении, что выплату пени названный выше Закон не предусматривает, а законы, устанавливающие компенсации и льготы гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, не устанавливают возможность выплаты истцам за нарушение обязательств по выплате сумм возмещения морального вреда либо убытков.

Между тем с таким выводом суда согласиться нельзя.

Суд не учел положений Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и принятого в соответствии с этим Законом Постановления Правительства Российской Федерации "О порядке выплат сумм в возмещение вреда инвалидам вследствие Чернобыльской катастрофы, семьям умерших инвалидов и других граждан, погибших (умерших) в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС".

Статьей 1071 ГК РФ установлено, что в тех случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В соответствии со ст. 5 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" финансирование расходов, связанных с реализацией данного Закона, осуществляется из федерального бюджета.

Согласно п. 25 ст. 14 названного Закона выплаты денежных сумм производят органы социальной защиты населения или иные государственные органы в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 августа 1996 г. N 944 "О порядке выплат сумм в возмещение вреда инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы, семьям умерших инвалидов и других граждан, погибших (умерших) в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС" установлено, что обязанность по выплате указанных денежных сумм возлагается на органы, осуществляющие пенсионное обеспечение.

Таким образом, в соответствии с ч. 3 ст. 125 ГК РФ органы социального обеспечения уполномочены выступать от имени казны Российской Федерации по обязательствам, вытекающим из причинения вреда жизни и здоровью граждан вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Пенсионное обеспечение производится городскими (районными) управлениями (отделами) социальной защиты населения. Именно эти органы являются надлежащими ответчиками по искам о взыскании сумм возмещения вреда и неустойки (пени).

В силу п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" возмещение вреда, причиненного здоровью граждан, на которых распространяется действие данного Закона, производится в порядке, установленном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением трудовых обязанностей. Часть 3 статьи 51 Правил возмещения вреда, причиненного работнику увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей (далее - Правила), предусматривает взыскание пени при невыплате сумм в возмещение вреда за каждый день просрочки.

Следовательно, Правила распространили ответственность работодателя за несвоевременную выплату сумм возмещения вреда на органы социального обеспечения. Ни в самом Законе РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", ни в Правилах подобного ограничения ответственности должника, которым в данном случае является государство в лице пенсионных органов, за задержку выплаты сумм возмещения вреда не установлено.

Обязанность по выплате сумм возмещения вреда здоровью указанным лицам возложена на государство и производится от его имени органами социальной защиты населения. Невыплата гражданам, подвергшимся воздействию радиации, причитающихся им сумм возмещения вреда констатирует вину государства, не осуществляющего своевременное финансирование этих расходов, в неисполнении предусмотренных законом обязательств. Это обстоятельство является основанием для взыскания в пользу истцов предусмотренной ч. 3 ст. 51 Правил пени.

При рассмотрении вопроса о размере подлежащей взысканию в пользу истцов пени суду следует руководствоваться ст. ст. 330, 332 - 333 ГК РФ, определяющими понятие неустойки (пени), в том числе законной неустойки, и условия, при которых ее размер может быть уменьшен.

Поскольку при отказе в иске о компенсации морального вреда и упущенной выгоды суд исходил лишь из отсутствия вины ответчика в задержке платежей, что, как указывалось выше, нельзя признать правильным, подлежат отмене судебные постановления и в указанной части.

При этом суду следует установить, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и подлежит ли в соответствии с требованиями ст. ст. 393 - 394 ГК РФ взысканию упущенная выгода.

Утверждение президиума областного суда о том, что законы, устанавливающие компенсации и льготы гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, не устанавливают возможность выплаты истцам за нарушение обязательств по выплате сумм возмещения морального вреда либо убытков, не может быть принято во внимание.

Каких-либо суждений в мотивировочной части решения суда по этим требованиям, помимо ссылки на отсутствие вины ответчика в задержке платежей, что, как указывалось выше, нельзя признать правильным, не содержится. А суд надзорной инстанции должен исходить из признанных установленными судом первой инстанции фактических обстоятельств дела.

Однако таких обстоятельств, из которых исходил суд надзорной инстанции, судом первой инстанции, как это следует из решения суда, установлено не было.

По этим же основаниям нельзя согласиться с выводом президиума областного суда о том, что выплату пени указанный выше Закон не предусматривает.

Неправильное применение судом норм материального права является основанием к отмене судебных постановлений в порядке надзора.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить решение Окуловского районного суда Новгородской области от 24 апреля 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 1 июля 1998 г., постановление президиума Новгородского областного суда от 30 апреля 1999 г., дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"