||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 июля 1999 года

 

Дело N 32-В99-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                     Толчеева Н.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 июля 1999 года дело по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Заводского районного суда от 4 июня 1998 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 5 августа 1998 года, постановление президиума Саратовского областного суда от 26 апреля 1999 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей отменить судебные постановления по делу, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратился в суд с заявлением, в котором просил установить факт инфицирования стафилококком в период рождения и нахождения в роддоме в 1981 году его дочери К.И. и в связи с этим возместить вред, причиненный здоровью ребенка.

Дело неоднократно рассматривалось в различных судебных инстанциях. Решением Заводского районного суда от 4 июня 1998 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 5 августа 1998 года, установлен факт внесения стафилококковой инфекции дочери истца при рождении. В то же время в иске о возмещении вреда отказано. Постановлением президиума Саратовского областного суда от 26 апреля 1999 года отклонен протест первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене решения районного суда и определения кассационной инстанции и направлении дела на новое рассмотрение.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, также ставится вопрос об отмене всех состоявшихся по делу судебных постановлений в части отказа в иске.

Судебная коллегия доводы протеста находит обоснованными по следующим основаниям.

При постановке решения в опротестовываемой части суд считал установленным и исходил из того, что инфицирование стафилококком в период пребывания ребенка в роддоме является доказанным обстоятельством, но отсутствуют основания утверждать, что оно имело место по вине роддома. При этом суд сослался на то, что документов (истории родов) на ребенка не сохранилось и документально не подтверждается, что в связи с выявлением стафилококка роддом в 1981 году закрывался для проведения профилактических мероприятий. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы (первоначальной и дополнительной) инфицирование ребенка истца могло произойти из любого источника, истцом не представлено медицинских документов на мать ребенка в период беременности, наличие у самого истца клинических признаков нейрососудистой дистонии по гипертоническому типу могло предопределить по наследственному фактору имеющиеся у девочки в настоящее время заболевания, которые не являются следствием стафилококковой инфекции. При недоказанности прямой причинной связи между инфицированием ребенка стафилококком при рождении в 1981 году и наличием заболеваний на время рассмотрения дела не имеется оснований для удовлетворения иска.

Однако вывод суда на основании вышеприведенного суждения нельзя признать правильным, так как он сделан без соблюдения положений ст. 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Требование истца о возмещении ущерба определялось тем, что стафилококк у его дочери был выявлен в 1995 году. К этому времени у ребенка имелись другие заболевания (ослабленный иммунитет, дисбактериоз, острый хламидиоз, головные боли, боли в сердце и при месячных), возникновение которых он связывал с первоначальным инфицированием дочери в 1981 году в роддоме.

При условии того, что инфицирование ребенка стафилококком в роддоме признано судом установленным обстоятельством, а представителем ответчика не оспаривалось и суду не представлено доказательств, опровергающих доводы истца о наличии инфекции и других вышеуказанных заболеваний у дочери на время разбирательства дела, у суда не было оснований считать, что результаты проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы являлись определяющим по делу обстоятельством по мотиву бесспорности заключения.

Как следует из определения суда о назначении первоначальной экспертизы, перед экспертами ставился ряд вопросов, и в частности связаны ли имеющиеся у ребенка заболевания с ее инфицированием стафилококком при рождении (в период нахождения в роддоме). Согласно экспертному заключению такой связи не имеется. Однако научного обоснования такого вывода в заключении экспертов не приведено.

При назначении дополнительной экспертизы ставились вопросы - являются ли имеющиеся у ребенка болезни следствием инфицирования стафилококком при рождении; связано ли выделение стафилококка в 1995 году с инфицированием при рождении. В выводах экспертов указывается об отсутствии оснований рассматривать имеющиеся у ребенка болезни как следствие перенесенной в 1981 году стафилококковой инфекции. Снижение иммунитета может быть связано с частыми простудными заболеваниями в раннем возрасте. Носительство стафилококка в организме ребенка возможно на протяжении всей жизни после перенесенного инфицирования в роддоме, хотя это и не сопровождалось выраженными клиническими проявлениями и бактериологическим подтверждением, исключить прямую причинную связь между выделением стафилококка у ребенка в 1995 году и инфицированием в 1981 году нельзя. Наличие стафилококка в организме не обязательно сопровождается инфекционным процессом, особенно у лиц со сниженным иммунитетом, что также может квалифицироваться как бактерионосительство.

Анализ данного заключения указывает на то, что связь между выделением стафилококка у ребенка в 1995 году и инфицированием при рождении не исключается. Однако перед экспертами не ставилось вопросов, которые позволили бы выяснить (установить, исключить) причинную связь между инфицированием ребенка при рождении и последующими частыми простудными заболеваниями, в то время как именно с последним обстоятельством (простудные заболевания) экспертами и судом связывается ослабление иммунитета у ребенка, что, в свою очередь, могло способствовать развитию у ребенка других вышеуказанных заболеваний.

Кроме того, сославшись на частые простудные заболевания ребенка, большой промежуток времени между выделением стафилококка и инфицированием, возможность бактерионосительства как на основание отсутствия причинной связи между имеющимися болезнями К.И. и стафилококком в 1981 году, а также на показания допрошенной в качестве свидетеля врача-педиатра Ш., сообщившей, что ребенок в связи с имевшимися заболеваниями в 1981 году был поставлен на спецучет, но через год с него снят, суд не выяснил и не высказал суждения относительно результата прохождения курса лечения и обоснованности снятия ребенка со спецучета.

Нельзя согласиться с позицией суда об отказе в иске по мотиву того, что документация истории развития новорожденного утеряна, а роддом в 1981 году по эпидемиологическим показаниям не закрывался. В силу указанной выше нормы закона применительно к обстоятельствам данного дела отсутствие вины в причинении вреда должен доказывать ответчик по делу, а согласно имеющейся в деле справке роддом с 20 мая 1981 года, то есть через день после рождения К.И., был закрыт на плановый ремонт.

Имея в виду, что решение по делу постановлено без учета требований ст. 1064 ГК РФ в части доказывания вины в причинении вреда и других имеющих значение обстоятельств и оно оставлено без изменения кассационной инстанцией, то судебные постановления по делу судов первой и второй инстанций не могут быть признаны законными.

Нельзя согласиться и с суждением президиума областного суда о законности принятых по делу судебных постановлений и отсутствии оснований для удовлетворения внесенного протеста.

Отклоняя протест, президиум сослался на то, что по делу не установлена причинная связь между состоянием ребенка и инфицированием его в 1981 году. В связи с этим отсутствуют основания считать, что вред причинен только роддомом.

Кроме того, не установлен конкретный источник инфицирования стафилококком, а роддом в 1981 году был закрыт на плановый косметический ремонт, а не по эпидемиологическим показаниям.

Между тем с такими суждениями президиума согласиться нельзя.

При условии установления судом факта внесения стафилококковой инфекции дочери истца при рождении и неисключении прямой причинной связи между выделением стафилококка у ребенка в 1995 году и инфицированием в 1981 году, нельзя признать, что вывод суда в части отказа в иске о возмещении вреда сделан на основании бесспорных данных.

При предусмотренном ст. 1064 ГК РФ основании ответственности за возмещение вреда и порядке освобождения от его возмещения нельзя признать, что при рассмотрении настоящего дела судом были соблюдены требования ст. 50 ГПК РСФСР, в силу которой, применительно к обстоятельствам данного дела, а именно, указания истцом оснований предъявления иска и установлении факта внесения стафилококковой инфекции ребенку в 1981 году, бремя доказывания отсутствия вины в причинении ущерба лежит на ответчике, который и должен был доказать обстоятельства, подтверждающие его возражения против иска.

Несоблюдение судом требований указанной нормы закона (ст. 50 ГПК РФ) являлось существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения, что в силу ст. 330 ГПК РСФСР является основанием к отмене судебных постановлений.

Довод президиума областного суда об обоснованности вывода суда первой инстанции об отказе в опротестовываемой части решения по мотиву отсутствия причинной связи между состоянием здоровья К.И. в настоящее время и инфицированием ее стафилококком в 1981 г. не опровергает доводов протеста, так как в последнем именно и указывалось на недостатки при назначении по делу экспертизы, что не позволило установить все имеющие значение для дела обстоятельства, в то время как экспертное заключение определяло решение по делу.

Ссылка в постановлении на то, что роддом в 1981 году закрывался не в связи с эпидемиологической обстановкой, а на плановый ремонт, из-за одновременности этого обстоятельства и рождения ребенка не может быть признана имеющей существенное доказательственное значение по делу.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, определить круг имеющих значение для правильного разбирательства дела обстоятельств с учетом доводов истца и возражений ответчика и постановить решение на основании их оценки в совокупности с другими добытыми по делу доказательствами.

Руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить решение Заводского районного суда от 4 июня 1998 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 5 августа 1998 года и постановление президиума этого же суда от 26 апреля 1999 года в части отказа в возмещении вреда и в этой же части дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"