||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июля 1999 г. N 576п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Воронежского областного суда от 7 октября 1997 года, по которому

С.А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "в", "г", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества.

П., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "в", "г", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С.В., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "в", "г", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "в", "г", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно по совокупности преступлений назначено 9 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества.

К.А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 УК РФ С.В. подвергнут принудительному лечению от алкоголизма.

Постановлено взыскать со С.А., П., С.В., Н. по 20 млн. руб., с К.А. - 10 млн. руб. в пользу К.В. - компенсацию морального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 1998 года приговор изменен: С.А., П., С.В., Н., К.А. определено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

По данному делу осужден Л. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, в отношении которого протест не вносится.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений, исключении из приговора указания об осуждении С.А., С.В., П. и Н. по п. п. "е", "н" ст. 102 УК РСФСР, а К.А. по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Предлагается в связи с этим переквалифицировать действия К.А. на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, оставив меру наказания осужденным без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста,

Президиум Верховного Суда Российской федерации

 

установил:

 

по приговору суда С.А., П., С.В. и Н. признаны виновными в разбойном нападении и убийстве К.В., а К.А. лишь в разбойном нападении при следующих обстоятельствах.

15 декабря 1996 года К.А. и С.В. договорились совершить хищение электроприборов из АОЗТ по выпуску тяжелых механических прессов. Для облегчения выноса большой партии электроприборов было решено пригласить еще несколько человек, в связи с чем К.А. привлек к хищению С.А. и П., а С.В. - Н. и Л.

16 декабря 1996 года, около 18 часов 30 минут, указанные лица направились к АОЗТ "ТМП". Для выноса деталей Н. взял из дома 5 мешков. Проникнув на охраняемую территорию предприятия, С.А., К.А. и другие договорились о том, что в случае их обнаружения они будут применять насилие к лицам, которые попытаются им воспрепятствовать.

Согласно распределенным ролям С.А., П. и К.А. проникли в склад и стали подавать электроприборы С.В., Н. и Л.

Когда все указанные лица попытались скрыться с похищенным они были обнаружены начальником смены цеха N 5 К.В. Выполняя свой служебный и общественный долг, он потребовал прекратить хищение, удерживая К.А. за руку. В это время С.А. нанес К.В. удар в область головы деревянным брусом. Когда потерпевший упал, С.А., П. и К.В. перетащили К.В. за металлическое строение и продолжили завладение чужим имуществом, перенося мешки к забору. В это время пришедший в себя К.В. застонал.

Тогда С.А., П., С.В. и Н., имея умысел на убийство, стали избивать К.В., нанося ему удары кирпичом, кулаками и ногами. В результате их совместных действий К.В. были причинены тяжкие телесные повреждения, которые повлекли его смерть. С.А., П., С.В., Н., К.А. и Л. было похищено имущество на общую сумму 2396800 неденоминированных рублей.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность осужденных в совершении указанных действий установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Однако юридическая оценка этим действиям дана не совсем правильная.

Действия К.А. обоснованно квалифицированы по п. п. "а", "б", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, использованных в качестве оружия, с проникновением в хранилище.

Вместе с тем их квалификацию действий К.А. по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР нельзя признать обоснованной.

Как установлено судом и отражено в приговоре, перед завладением чужим имуществом участники разбойного нападения договорились о применении насилия к лицам, которые могут воспрепятствовать им в завладении имуществом. При этом в обоснование своего вывода о наличии предварительного сговора у участников разбойного нападения на применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, суд сослался на показания осужденного С.А. Допрошенный входе предварительного следствия С.А. показал, что он договорился с иными участниками преступления о том, что если кого увидят, то бьют (т. 2 л.д. 176, 180, 187).

В этой связи действия лиц, принимавших непосредственное участие в избиении К.В., пытавшегося воспрепятствовать им в завладении чужим имуществом и причинивших тому сочетанную травму, относящуюся к тяжким телесным повреждениям, обоснованно квалифицированы по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, в зависимости от наступивших от их действий последствий.

Однако поскольку К.А. не принимал участия в избиении К.В., а лишь присутствовал во время нанесения ему ударов, то есть его умыслом не охватывалось причинение потерпевшему именно тяжких телесных повреждений от ударов кулаками и ногами, суд без достаточных на то оснований квалифицировал и действия К.А. по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.

Помимо этого суд в приговоре не мотивировал квалификацию действий К.А. по указанному пункту статьи 146 ч. 2 УК РСФСР. Поэтому следует исключить осуждение К.А. по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.

В связи с исключением из обвинения К.А. данного квалифицирующего признака действия осужденного в силу ст. 10 УК РФ подлежат переквалификации на уголовный закон, смягчающий наказание, то есть с п. п. "а", "б", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

С учетом общественной опасности содеянного, роли осужденного в преступлении, Президиум не находит оснований для смягчения К.А. срока наказания, несмотря на переквалификацию его действий.

Кроме того, суд квалифицировал действия осужденных С.А., П., С.В. и Н. по эпизоду убийства К.В. по п. "н" ст. 102 УК РСФСР как убийство по предварительному сговору группой лиц.

Однако, согласно ст. 17-1 УК РСФСР, действовавшей на момент совершения преступления, преступление признавалось совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении.

Данных о том, что С.А. и другие осужденные заранее договорились лишить К.В. жизни, ни следствием, ни судом не добыто. Суд установил, что между осужденными по данному делу существовала лишь договоренность о возможном применении насилия к лицу, которое попытается воспрепятствовать завладению чужим имуществом, но не об убийстве его. Вместе с тем, по смыслу уголовного закона для осуждения С.А., П., С.В. и Н. по п. "н" ст. 102 УК РСФСР необходимо было установить, что они еще до начала совершения преступления договорились об убийстве потерпевшего. Доказательств, подтверждающих вывод суда о предварительной договоренности на убийство К.В., по делу не имеется, не приведены таковые и в приговоре.

Ссылка суда на согласованность действий осужденных при избиении потерпевшего сама по себе не свидетельствует о наличии у осужденных предварительного сговора на само убийство.

При таких обстоятельствах следует исключить указание о квалификации действий осужденных С.А., П., С.В. и Н. по п. "н" ст. 102 УК РСФСР.

Исходя из показаний осужденных С.А., С.В., П. и Н., соответствующих иным объективным доказательствам, суд сделал обоснованный вывод о том, что наносили осужденные удары кулаками, ногами, брусом и кирпичом из корыстных побуждений с целью удержания похищенного, в ходе разбойного нападения.

Утверждение в приговоре о том, что мотивами убийства К.В. явились также выполнение им своего служебного и общественного долга, сокрытие и облегчение преступления, не нашло своего подтверждения в материалах уголовного дела и не аргументировано в приговоре.

По смыслу уголовного закона квалификация действий виновных по п. "а" ст. 102 УК РСФСР как убийство, совершенное из корыстных побуждений, исключает возможность квалификации этого же убийства по п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР, предусматривающих иные цели и мотивы убийства. Поэтому подлежит исключению осуждение С.А., П., С.В. и Н. по п. п. "в", "е" ст. 102 УК РСФСР.

Несмотря на исключение осуждения по указанным пунктам Президиум с учетом общественной опасности деяний и данных о личности осужденных не находит оснований для смягчения им срока наказания. Поскольку ошибки, допущенные судом при постановлении приговора, не исправлены кассационной инстанцией, ее определение также подлежит изменению.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Воронежского областного суда от 7 октября 1997 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 1998 года в отношении С.А., П., С.В., Н., К.А. изменить:

исключить осуждение С.А., П., С.В., Н. по п. п. "в", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР;

исключить осуждение К.А. по п. "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.

Переквалифицировать действия К.А. с п. п. "а", "б", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить наказание - 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальном приговор суда и кассационное определение оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"