||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июля 1999 г. N 571п99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Московского городского суда от 5 октября 1998 года, по которому

Б.А., <...>, русский, ранее не судим, -

осужден к лишению свободы по ст. 170 ч. 1 УК РСФСР на 3 года, по ст. 191-2 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР на 12 лет. По совокупности преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР определено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

С.О., <...>, русский, ранее не судим, -

осужден по ст. 170 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы в колонии-поселении для лиц, совершивших умышленное преступление.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 декабря 1998 года приговор изменен, наказание Б.А. по ст. 170 ч. 1 УК РСФСР снижено до 2 лет лишения свободы, С.О. по этой же статье - до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР Б.А. определено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений в отношении Б.А. и С.О. и прекращении производства по делу за отсутствием в их действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест оставить без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Б.А. и С.О. признаны виновными в том, что Б.А., являясь командиром отделения роты ППСМ отделения милиции ОВД МО "Соколиная Гора" УВД ВАО г. Москвы, и С.О. - милиционер-водитель этого же отдела милиции совершили злоупотребление властью, то есть умышленное использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, а Б.А. - и из иной личной заинтересованности, что причинило существенный вред государственным интересам и интересам граждан.

Б.А., кроме того, совершил посягательство на жизнь работника милиции в связи с его служебной деятельностью по охране общественного порядка.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

Б.А., имея цель вернуть 347 тысяч рублей, проигранные им в лотерею Р. 22 декабря 1994 года в холле магазина автозапчастей, расположенного в д. 170 "г" по Варшавскому шоссе, и С.О., желая помочь в этом Б.А. из дружеских отношений с ним, договорились об этом между собой. 23 декабря 1994 года, примерно в 16 час., вооруженные автоматами АКС-74У, на служебной автомашине ВАЗ-2106, государственный номер 74-05 МКМ, Б.А. и С.О. приехали к указанному магазину, в холле которого встретили Р. Подойдя к нему, они потребовали вернуть проигранную сумму, угрожая расправой в случае отказа. После чего провели Р. к себе в машину, где еще раз потребовали вернуть проигранную сумму и кроме этой суммы дать им еще денег за "моральный ущерб". Опасаясь угроз вооруженных сотрудников милиции. Р. вынужден был отдать им 370 тысяч рублей. Своими действиями Б.А. и С.О. причинили Р. существенный материальный ущерб, а своими незаконными действиями по получению этих денег причинили существенный вред государственным интересам, дискредитируя звание сотрудника милиции.

На требование оперуполномоченного 7-го отдела ГУВД г. Москвы П., находившегося при исполнении служебных обязанностей и предъявившего удостоверение сотрудника милиции, прекратить преступную деятельность С.О. и Б.А. не отреагировали и забрали служебное удостоверение П. После этого П. применил свое табельное оружие - пистолет системы Макарова, произведя из него несколько выстрелов в землю. Осознавая, что П. выполняет свой служебный долг, и в связи с его выполнением, а также имея цель скрыть совершенное им и С.О. преступление, Б.А. произвел в П. несколько выстрелов из автомата, причинив потерпевшему два сквозных огнестрельных пулевых ранения с повреждением долей левого легкого, сердечной сорочки, сердца, диафрагмы, левой доли печени, желудка, забрюшинной клетчатки и мягких тканей правого бедра с многооскольчатым переломом правого бедра, относящиеся к тяжким телесным повреждениям, от которых наступила смерть потерпевшего.

Президиум находит протест не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам протеста, вывод суда первой инстанции о виновности Б.А. и С.О. в злоупотреблении властью, а Б.А. в посягательстве на жизнь работника милиции П. основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Как видно из показаний потерпевшего Р., свидетелей Е., Б. и Р., 23 декабря 1994 года осужденные, являясь работниками милиции и будучи в форменной одежде, вооруженные автоматами, с целью возврата проигранных накануне Б.А. Р. в лотерею денег в сумме 347000 рублей на служебной автомашине прибыли к магазину автозапчастей, где, угрожая последнему расправой, потребовали у него возврата денег. После чего они подвели Р. к своей автомашине и вновь потребовали вернуть деньги и, кроме того, потребовали возместить "моральный вред". Опасаясь угроз осужденных, потерпевший был вынужден отдать им 370000 рублей. На требование находившегося в магазине работника милиции П., предъявившего им свое служебное удостоверение, прекратить преступную деятельность, осужденные не отреагировали, забрали удостоверение П., в связи с чем последний применил свое табельное оружие - пистолет "ПМ" и произвел из него несколько выстрелов в землю. После этого Б.А. с целью сокрытия совершенного им и С.О. преступления произвел в П. несколько выстрелов из автомата, причинив ему огнестрельные ранения, повлекшие смерть потерпевшего на месте происшествия.

Сам по себе факт оправдания Б.А. и С.О. по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления по приговору суда от 21 августа 1995 года (т. 2 л.д. 118 - 122) не свидетельствует о том, что действия осужденных не образуют признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 170 УК РСФСР по эпизоду изъятия у Р. 370 тыс. руб. с использованием Б.А. и С.О. своего служебного положения вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, а Б.А. еще и из иной личной заинтересованности.

Должностное положение Б.А. и С.О. определялось приказами о зачислении их на должность соответственно командиром отделения и милиционером-водителем роты ППСМ 62 отделения милиции ОВД муниципального округа "Соколиная Гора" УВД Восточного административного округа г. Москвы с 7 декабря 1992 года (т. 1 л.д. 172). Работники милиции были наделены властными полномочиями, обладали правом совершать действия, влекущие правовые последствия, не связанные по службе рамками только ведомства, в котором они непосредственно несли службу, имели возможность на территории другого отделения милиции задержать лицо, совершающее административное правонарушение.

Утверждение автора протеста о том, что Б.А. и С.О. не имели корыстной или иной личной заинтересованности при получении денег от лица, незаконно занимающегося азартными играми в общественном месте, и что при получении проигранных Б.А. в азартную игру денег он действовал как частное лицо опровергаются показаниями осужденных согласно которым в азартную игру Б.А. играл добровольно, проиграл по существу деньги С.О., при этом оба находились в штатской одежде. Б.А. подтвердил, что в милицейской форме он играть бы не стал; оба подтверждали на следствии (т. 1 л.д. 64 - 65; 80 - 84), а свидетель Е. и в суде, что 23 декабря 1994 года ехали в техцентр "Варшавский", получать проигранные деньги. В этот день осужденные находились в форме сотрудников милиции при оружии, и эти обстоятельства давали Р. бесспорное основание понимать, что требование денег исходит от работников милиции. Он был вынужден передать эти деньги, чтобы не иметь от них неприятностей. Б.А. и С.О. обсуждали и сами назвали Р. как сумму проигрыша, так и сумму "морального ущерба". Непосредственно от Р. деньги получил С.О.

Обстоятельства, при которых требовались и были получены от Р. деньги работниками милиции С.О. и Б.А., одетыми в милицейскую форму и вооруженными автоматами, как правильно отразил суд в приговоре, давали основание офицеру милиции П. принять меры к их задержанию. До принятия таких мер П. неоднократно требовал, чтобы С.О. и Б.А. прекратили противоправные действия в отношении Р. Однако они эти требования игнорировали.

Не подтверждаются материалами дела доводы протеста о неправомерности действий П. в отношении осужденных и о том, что потерпевший не предъявлял им своего удостоверения работника милиции.

Осужденный Б.А. показал, что П. представился им как работник МУРа еще в холле магазина.

Свидетели Е., Р., Р. и Б. подтвердили факт предъявления П. служебного удостоверения осужденным. Кроме того, Р. и Р. показали, что удостоверение у П. забирали Б.А. и С.О., а тот требовал вернуть удостоверение.

Свидетели Е. и М. подтвердили, что удостоверение работника уголовного розыска им знакомо по работе. М. уточнил, что оно состоит из жетона и непосредственно из удостоверения личности. Работник МУРа С. предъявил суду подобное удостоверение и подтвердил, что у П. оно также представляло собой жетон и удостоверение личности. Б.А. при допросе в качестве обвиняемого подтвердил, что П. предъявил удостоверение в развернутом виде, но он не читал в каком тот звании и где конкретно работает (т. 1 л.д. 90 об.).

Нельзя согласиться и с доводами протеста о том, что посягательство на жизнь работника милиции П. совершено Б.А. в состоянии необходимой обороны.

Согласно показаниям свидетелей Р., Е., Б., И., признанных судом достоверными, П. выстрелы производил только в землю. При этом каждый выстрел сопровождал требованиями к Б.А. и С.О. передать удостоверение, которое они забрали у него, их личные удостоверения, автоматы и магазин к автомату, выйти из машины. Каждое его такое требование Б.А. и С.О. выполняли лишь после очередного выстрела.

Показаниями Е. (т. 1 л.д. 53 - 55) подтверждено, что перед первым выстрелом Б.А. потребовал чтобы П. вышел из машины. С.О. на следствии пояснил, что Б.А. пытался уехать с места происшествия, однако, П., препятствуя этому, открыл дверь и Б.А. остановил машину (т. 1 л.д. 64). Этими доказательствами опровергается и утверждение Б.А. и С.О. в суде о том, что они хотели вместе с П. проехать в местное отделение милиции или вызвать работников к месту происшедшего.

Показания Б.А. о том, что П. стрелял в него в упор, с близкого расстояния, и пуля из пистолета системы Макарова попала ему в лобную часть головы, отчего возникло телесное повреждение, судом признаны не соответствующими действительности, противоречащими предыдущим показаниям самого Б.А., а также С.О., никогда не говоривших о том, что П. вел огонь на поражение. Судебно-медицинский эксперт О. не установил механизма образования ссадины в лобной области справа, обнаруженной у Б.А. 24 декабря 1994 года, травмирующего предмета и точного временнее образования (т. 1 л.д. 146 - 147).

Свидетель Е. подтвердил, что угрозы для жизни и здоровья осужденным в момент производства П. выстрелов в землю не было.

Аналогичные показания дал свидетель Щ., пояснивший, что П. производил выстрелы в землю перед машиной на участке между машиной и витриной магазина, а не в осужденных.

Нельзя согласиться и с доводами протеста о незаконном применении П. оружия, поскольку, как видно из установленных судом обстоятельств дела, потерпевший применил табельный пистолет после того как стал очевидцем совершения осужденными в отношении Р. незаконных действий и после словесных попыток пресечь их неправомерные действия, а также после завладения осужденными его служебным удостоверением и их отказа передать ему свои удостоверения и автоматы. К тому же, как видно из материалов дела, П. производил лишь предупредительные выстрелы в землю и объективных данных, свидетельствующих о том, что от его выстрелов пострадали или могли пострадать люди, в том числе и осужденные, не имеется.

Следовательно Б.А. обоснованно осужден по ст. 191-2 УК РСФСР.

Таким образом доводы протеста являются необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"