||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июня 1999 г. N 625п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Воронежского областного суда от 17 июля 1998 года, по которому

К.В., <...>, ранее судимый 27 апреля 1993 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожденный 15 февраля 1997 года по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы, по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "з", "е" УК РФ на 13 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока наказания с 18 сентября 1997 года.

По ст. ст. 162 ч. 3 п. "в" и 167 ч. 2 УК РФ К.В. оправдан.

По этому же приговору Е. и К.Л. осуждены по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Е. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "е", "ж", "з", "к", "н", 30, 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "д", "е", "ж", "з", "к", 167 ч. 2 УК РФ оправдан. Протест в отношении Е. и К.Л. не внесен.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 1999 года приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений в отношении К.В. с передачей дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в связи с тем, что К.В. необоснованно оправдан по п. "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, в связи с чем ему назначено мягкое наказание.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К.В. признан виновным в том, что он совершил убийство Ч.Е., находившейся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, а также покушался на убийство Ч.М., сопряженное с разбоем, общеопасным способом, с особой жестокостью.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

10 августа 1997 года, около 24 часов, Е., К.В. и К.Л., вооружившись металлическим предметом типа гвоздодера, намереваясь использовать его в качестве оружия для облегчения разбойного нападения, проникли в дом пожилых, больных сестер Ч.Е. и Ч.М. При входе в дом К.В. нанес Ч.М., подошедшей открыть дверь, 2 - 3 удара металлическим предметом по голове, отчего она упала. К.В. снял с нее золотые серьги стоимостью 1105 руб., а Е. и К.Л. в это время стали искать в комнате деньги и ценности. К.В., подойдя к парализованной и лежащей на кровати без движения Ч.Е., потребовал указать место хранения денег и ценностей и тут же стал избивать ее руками и ногами, а затем металлическим предметом по голове, причинив потерпевшей черепно-мозговую травму, явившуюся причиной ее смерти.

Завладев имуществом и ценностями потерпевших на общую сумму 7745 руб., Е., К.Л. и К.В. с места преступления скрылись. При этом К.В., обнаружив перед уходом живую Ч.М., с целью ее убийства и сокрытия следов преступления поджег дом. Потерпевшей после их ухода удалось выбраться из горящего дома и таким образом спасти свою жизнь. Пожаром был уничтожен дом и имущество на сумму 15858 руб.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Органы предварительного следствия предъявили К.В. обвинение в совершении указанных выше деяний и предлагали квалифицировать действия К.В. по эпизоду нападения на потерпевших Ч. по сговору с Е. и К.Л. неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и завладением их имуществом по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Его же действия по эпизоду умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества потерпевших путем поджога, повлекших причинение значительного ущерба, предлагалось самостоятельно квалифицировать по ч. 2 ст. 167 УК РФ,

Действия К.В. по эпизоду убийства Ч.Е. предлагалось квалифицировать по п. п. "в", "д", "ж", "з", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а по эпизоду покушения на убийство Ч.М. - по ст. 30 и п. п. "а", "в", "д", "е", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд установил и отразил в приговоре, что К.В. совместно с Е. и К.Л. совершил убийство, сопряженное с разбоем, а также покушался на убийство, сопряженное с разбоем. Кроме того, суд указал в приговоре, что К.В. с целью убийства Ч.М. с особой жестокостью, желая затруднить в дальнейшем изобличение в совершении преступления, собрал бумагу, тряпки и поджег их на полу дома. После чего огнем было уничтожено домовладение Ч. и находящееся в нем имущество на сумму 15 тыс. 833 руб.

Оправдывая К.В. в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, суд без ссылки на основание оправдания в приговоре указал, что квалификация действий К.В. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, то есть как квалифицированный разбой, не требуется и является излишней, поскольку указанные действия квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ как совершенные при убийстве и покушении на убийство, совершенных при разбое. Поскольку поджог дома был способом убийства потерпевшей, суд также посчитал обвинение К.В. по ч. 2 ст. 167 УК РФ излишним и оправдал его по данной статье.

Между тем по смыслу уголовного закона убийство, сопряженное с разбоем, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ, а убийство, совершенное путем поджога и сопряженное с уничтожением или повреждением чужого имущества, подпадает под признаки составов преступлений, предусмотренных п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Следовательно, при наличии в действиях виновных признаков различных составов преступлений их действия подлежат квалификации в соответствии со ст. 17 УК РФ по совокупности преступлений.

Данное требование закона не учтено судом первой инстанции при квалификации действий осужденного К.В.

В связи с изложенным состоявшиеся по делу судебные решения в отношении К.В. подлежат отмене вследствие неправильного применения уголовного закона, выразившегося в неприменении судом закона, который подлежал применению.

При этом в протесте обоснованно ставится вопрос о необходимости обсуждения судом меры наказания осужденному К.В. вследствие ее мягкости по причине не назначения ему наказания по совокупности преступлений по п. "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Воронежского областного суда от 17 июля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 1999 года в отношении К.В. отменить, а дело в этой части передать на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"