||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июня 1999 года

 

Дело N 21-В99пр-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 21 июня 1999 года дело по иску У. к Н. о вселении в домовладение <...> и встречному иску Н. к У. о выписке из собственного домовладения и вывозе личных вещей по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Нальчикского городского суда от 30.11.98, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.12.98, постановление президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 25.02.99.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М Маслова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

У. обратилась в суд с иском к Н. о вселении в домовладение <...>.

В обоснование своих требований У. указала, что она состояла в браке с Н.Э. - сыном ответчика. В 1996 году Н. было приобретено домовладение <...>. При покупке домовладения были использованы 42 млн. руб., вырученные ею от продажи однокомнатной квартиры. В 1998 году брак между ней и Н.Э. расторгнут. В настоящее время ответчик настаивает на освобождении ею жилого помещения.

Н. обратился со встречным иском о выписке У. из собственного домовладения и вывозе личных вещей, указав, что У. прописалась без его согласия и разрешения других членов семьи (л.д. 51 - 52).

Решением Нальчикского городского суда от 30.11.98, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.12.98, иск У. о вселении и об определении порядка пользования жилым помещением удовлетворен.

У. вместе с детьми вселена в домовладение <...>, и ей выделена в пользование блочная пристройка под литерой "Г".

Постановлением президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 25.02.99 отклонен протест прокурора Кабардино-Балкарской Республики.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с существенными нарушениями норм процессуального права и неправильным применением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста и письменных пояснений У., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления по делу подлежат отмене.

Признавая требования У. обоснованными, суд постановил вселить истицу с двумя детьми в комнату N 1 блочной пристройки под литерой "Г" площадью 29,5 кв. м.

Решение в этой части суд не мотивировал, вопрос о вселении в пристройку под литерой "Г" не обсуждался. Между тем согласно имеющейся в материалах дела технической документации данное строение является летней кухней (л.д. 28), а поэтому вывод суда о вселении истицы в него для постоянного проживания является несостоятельным.

Доказательств, подтверждающих перевод подсобного строения под литерой "Г" в категорию жилых, в материалах дела не имеется.

В этой части протест является обоснованным.

Вместе с тем нельзя согласиться с доводом протеста о том, что У. не представила суду доказательств, подтверждающих, что она вселилась в спорное домовладение в качестве члена семьи.

Данное обстоятельство подтверждено тем фактом, что, проживая в указанном доме, У. являлась женой Н.Э.

В протесте указано, что после приобретения домовладения Н. истица с мужем прописалась в нем без согласия собственника, что подтверждается справкой начальника паспортно-визовой службы от 12.11.98 (л.д. 70). Между тем в названной справке содержатся иные сведения. Указано, что согласия на прописку У. в домовладение <...> от граждан Н., Н.З., Н.О., Н.Э. не было.

Из изложенного следует, что прописка в указанном домовладении Н.Э. является законной, а истица, как указано выше, являлась членом его семьи.

Кроме того, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. признано содержащееся в части первой статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР положение об "установленном порядке" как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки не соответствующим по содержанию статьям 18, 19 (часть 1), 27 (часть 1), 40 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

В нарушение ст. 50 ГПК РСФСР суд неполно определил обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие довод У. о том, что именно вырученные от продажи ею собственной квартиры деньги она передала Н. для покупки дома.

Договор купли-продажи квартиры У. в материалах дела отсутствует.

В протесте указано, что из представленной ответчиком по основному иску справки управления технической инвентаризации, приватизации и недвижимости видно, что квартира <...>, числится за У. и П. на основании регистрационного удостоверения за N 666 от 25.06.96.

Такой довод неправомерен, поскольку названная справка приобщена лишь к надзорной жалобе, судебными инстанциями не исследовалась, хотя в силу ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Вместе с тем исходя из требований, заявленных Н., суду надлежало проверить, имеет ли У. иное, кроме спорного, место жительства. По утверждению истицы, именно указанную в справке квартиру она продала с тем, чтобы внести деньги на приобретение домовладения.

В материалах дела имеется расписка У., данная Н., из которой усматривается, что она получила от Н. деньги в сумме 43 тысяч рублей, им погашен долг, каких-либо претензий к нему не имеется (л.д. 23).

Как указано в протесте, при толковании условий договора суду надлежало в соответствии со ст. 431 ГК РФ принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Однако требования названной нормы распространяются на правила толкования договора при его заключении. Как следует из материалов дела, такой договор не заключался.

При наличии таких данных суду надлежало тщательно проверить, при каких обстоятельствах У. передала Н. 42 млн. руб., почему тот, считая истицу для себя посторонним человеком, принял значительную сумму денег и не выдал расписку. Исходя из установленных судом обстоятельств дела вызывает сомнение, что был заключен договор займа, поскольку У. с целью передачи денег Н. продала квартиру, взамен получив деньги, а не жилое помещение или иное равноценное имущество.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит, что судом допущены существенные нарушения норм процессуального права, которые повлекли вынесение незаконных решений по делу, а поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого необходимо учесть изложенное выше, разрешить спор с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 329 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Нальчикского городского суда от 30.11.98, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 29.12.98, постановление президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 25.02.99 отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"