||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июня 1999 г. N 615п99пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Радченко В.И.

Членов Президиума - Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Тверского областного суда от 11 декабря 1996 г., по которому

К.П., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "е", "з" ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 14 лет лишения свободы в ИТК общего режима;

К.В., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 17, п. п. "е", "з" ст. 102 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 9 лет лишения свободы в ИТК общего режима;

А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 17, п. п. "е", "з" ст. 102 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 10 лет лишения свободы в ИТК общего режима.

С., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 17, п. п. "е", "з" ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по ст. 207 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 14 лет лишения свободы в ИТК общего режима.

Постановлено взыскать с осужденных солидарно в пользу П. 29.700.000 руб., в пользу Р. - 24.750.000 руб.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 1997 года приговор изменен.

Действия С., К. и А. переквалифицированы с ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой назначено по 3 года лишения свободы каждому.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении из приговора указания суда на осуждение С., А. и К.В. по ст. 17, п. "е" ст. 102 УК РСФСР, К.П. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К.П. признан виновным в умышленном убийстве двух человек с целью сокрытия другого преступления, а К.В., А. и С. - в соучастии в этом преступлении.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

С. подозревал П. в поджоге его дачи.

6 февраля 1995 года С. с целью убийства взял из дома автомат, газовый пистолет, нож и вместе с А. на машине последнего заехал за братьями К., которые согласились помочь "разобраться" с П.

Подъехав к территории АО "Сельхозлес", где дежурил П., С. передал К.П. автомат, К.В. - газовый пистолет, а себе оставил нож.

Надев изготовленные из чулка маски, С. и К. проникли на территорию "Сельхозлеса" и, зайдя в сторожку, встретили Р., дежурившего вместе с П. К.В. по указанию С. отвел Р. в машину, так как тот мог что-либо знать о поджоге дачи. Кроме того, С. не хотел оставлять свидетелей своих действий. Затем, дождавшись П., посадили в машину и его.

Потерпевших отвезли к д. Шилово Вышневолоцкого района и отвели вглубь леса.

С. стал требовать от П., чтобы он признался в поджоге дачи или указал лиц, сделавших это. В ответ на молчание потерпевших, С. и К.П. избили их, затем С. приказал им лечь лицом вниз и вновь потребовал признаться в поджоге дачи. П. стал высказывать угрозы, тогда С. дал К.П. команду стрелять.

К.П. пытался выстрелить, но автомат дал осечку. С. привел остававшегося в автомобиле А., тот исправил автомат и К.П. расстрелял П. и Р.

Приговор и определение подлежат изменению по следующим основаниям.

Суд квалифицировал действия К.П. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а К.В., А. и С. - по ст. 17, п. "е" ст. 102 УК РСФСР как умышленное убийство Р. и соучастие в этом убийстве с целью скрыть другое преступление- убийство П. Однако доказательств в подтверждение этого мотива суд в приговоре не привел и в деле их не имеется.

В описательной части приговора суд указал, что Р. увезли в лес, так как С. "полагал, что Р. может что-либо знать о поджоге его дачи".

Суд в приговоре сослался на показания осужденного С. о том, что "Р. они взяли с собой потому, что после их отъезда Р. мог сообщить в милицию о случившемся".

Однако, как видно из протокола судебного заседания, таких показаний С. в суде не давал.

Об обстоятельствах преступления С. в суде показал, что "мы знали, что П. дежурит не один. Мы хотели П. проучить, а другого отпустить".

Далее С. показал, что "мы были уверены, что он, Р., не заявил бы в милицию... Мы планировали везти их в лес, посадили П. и Р. в машину и увезли в лес, где спрашивали о поджоге, били их. Затем Р. и П. положили на снег и К.П. расстрелял их" (т. 3 л.д. 286 - 290).

На предварительном следствии К.В. показал, что "по каким причинам мой брат Павел мог убить П. и Р., мне неизвестно. Видимо, он произвел выстрелы после того, как они со С. стали расспрашивать П. и Р. о поджоге, а те в ответ стали угрожать им. Иного мотива убийства я не вижу" (т. 3 л.д. 153).

О мотивах убийства А. показал, что "в связи с чем убили П. и Р., я не знаю, скорее всего это получилось из-за сожженной дачи С. Почему именно К.П. произвел выстрелы в П. и Р. я не знаю, видимо из-за того, что он хотел отомстить потерпевшим за С." (т. 3 л.д. 170 - 171).

С. на следствии заявил: "Я знал, что П. очень близко знаком с Р., а поэтому я знал, что Р., как и П. имеет отношение к поджогу моего дачного строения, а также к угрозам мне и моей семье". Он, кроме того, показал: "Заведя П. и Р. в лесомассив, мы стали расспрашивать их о поджоге моей дачи, об их причастности к этому, а также об угрозах мне и моей семье и об иных преступлений, совершенных ими.

П. и Р. ни в чем не признавались и молчали, их били, а затем К.П. расстрелял потерпевших из автомата (т. 3 л.д. 189 - 191).

При таких данных следует признать, что убийство потерпевших было совершено с единым умыслом, на почве личных отношений, поэтому квалификация действий осужденных по п. "е" ст. 102 УК РСФСР является ошибочной, в связи с чем указанный пункт подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Тверского областного суда от 11 декабря 1996 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 1997 года в отношении С., К.В., А. и К.П. изменить.

Исключить из приговора осуждение С., А. и К.В. по ст. 17, п. "е" ст. 102 УК РСФСР, К.П. - по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"