||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 марта 1999 г. N 13п99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: Председателя - Радченко В.И.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А." Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на приговор Владимирского областного суда от 2 февраля 1998 года, которым

С.Е., <...>, несудимый -

осужден: по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 8 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к отбыванию определено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 1998 года приговор в отношении С.Е. оставлен без изменения.

В протесте ставится вопрос об отмене приговора суда в отношении С.Е. в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления, а также об изменении приговора в части осуждения С.Е. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, переквалификации его действий на ст. 109 ч. 1 УК РФ и назначении ему по этой статье наказания 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Подминогина В.Н., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В" полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

приговором суда С.Е. признан виновным в убийстве жены - С.М. и зятя М.А.

Как указано в приговоре, преступления совершены 23 июня 1997 года в пос. Красный Октябрь Киржачского района Владимирской области при следующих обстоятельствах.

Около 17 часов в дом N 10 по ул. Комсомольская, где в это время находились С.Е., его жена С.М. и дочь М.Н. с малолетним ребенком, приехал на велосипеде М.А., находившийся в состоянии алкогольного опьянения. На почве сложившихся неприязненных отношений М.А. затеял с С.Е. конфликт, переросший в ссору. С.М. и М.А. их разняли. Во избежание обострения конфликта С.Е. с дочерью М.Н. убежали к соседу Х.Л. и вызвали работников милиции. В это время М.А. требовал от С.Е. выйти к нему, угрожая расправой, но, увидев работников милиции, уехал. Приняв от С.М. заявление о хулиганских действиях М.А. и не найдя его, работники милиции уехали. М.А. вновь вернулся к дому Х.Л. и продолжал требовать от С.Е. выйти и разобраться. Поскольку С.Е. не вышел, то М.А. снова уехал.

Когда С.Е. вышел из дома Х.Л. и стоял перед своим домом с женой и дочерью, М.А. возвратился, схватил стоявшие у дома вилы и побежал с ними за С.Е. С.Е. забежал через сени в дом, где взял охотничье ружье, зарядил его двумя патронами с дробью и вышел в сени.

Выяснив, что кто-то держит двери во двор снаружи и, услышав за ними голоса жены и М.А., С.Е. сказал жене впустить в дом М.А. Услышав громкий крик жены, рассчитав, что М.А. находится за левой (неоткрывавшейся) половиной двери, он умышленно, с целью убийства М.А., произвел выстрел через дверь на высоте 1 м 40 см с расстояния около 50 см. Открыв дверь и, выйдя на крыльцо, он увидел на крыльце окровавленную жену. М.А. в это время вставал с колен возле крыльца. С.Е. умышленно, с целью убийства произвел в него прицельный выстрел. После этого С.Е. вышел на улицу, извлек из ствола стреляные гильзы, объявив, что идет в милицию.

Президиум находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Основывая выводы об умышленном причинении смерти своей жене и зятю - М.А., суд сослался на показания осужденного С.Е., на показания потерпевшей М.Н., свидетеля Х.Л., на заключения проведенных по делу экспертиз, протоколы следственных действий.

Из показаний С.Е. следует, что когда, около 16 часов 23 июня 1997 года, приехал М.А., то стал ругаться с дочерью. Он ушел в дом, но М.А. бросился за ним, угрожая убийством. Пытался ударить его в лицо, но он увернулся, и М.А. попал в плечо, после чего они упали на пол. Когда жена и дочь оттащили от него М.А., он в носках убежал к соседу Х.Л. М.А., угрожая убийством, стал рваться в дом Х.Л., но не смог открыть калитку. Его трясло, он боялся, что М.А. ворвется вслед за дочерью, и наблюдал за М.А. от дома Х.Л. Когда приехали вызванные дочерью работники милиции, то М.А. уехал. Работники милиции не нашли М.А., а когда они уехали, то М.А. вновь вернулся и стал вновь угрожать ему, вызывая "разобраться". Жена и дочь уговаривали М.А. уйти, но тот продолжал угрожать ему убийством, ругаясь нецензурно. Когда М.А. уехал, он с женой и дочерью пошли к себе домой. В это время М.А. вновь вернулся, схватил воткнутые в землю вилы и бросился за ним. Он забежал в дом, схватил ружье, зарядил его патронами с дробью и подошел к двери, ожидая, что М.А. ворвется с вилами. На крыльце за дверью стояли жена и М.А. По голосам он понял, что жена стоит за открывающейся, правой от него, половиной двери, а М.А. - за левой, которая была закрыта на шпингалет. Правую половину двери держала жена, не пуская М.А. в дом. Когда жена закричала, он испугался за нее и произвел выстрел в левую половину двери за которой, как он полагал, должен был находиться М.А. Производя выстрел, он защищал жену и себя. Перед выстрелом он говорил жене, чтобы она впустила М.А., сказав, что у него ружье. После выстрела он ногой открыл дверь и увидел лежащую на крыльце жену и поднимавшегося с земли М.А., который сказал, что сейчас с ним разберется". Поскольку М.А. встал и снова стал угрожать, он произвел в него выстрел.

Эти показания С.Е. согласуются с показаниями потерпевшей М.Н., свидетелей Х.Л., М.О., С.С.

Из показаний М.Н. следует, что отношения между М.А. и отцом были плохими, так как отец вставал на ее защиту. В 1996 году М.А. бросался на отца с косой и отец был вынужден защищаться и выстрелить в ногу М.А. 23 июня 1997 года пьяный М.А. приехал и просил отдать ему паспорт и ключи от квартиры. Увидев отца, М.А., угрожая убийством, бросился на отца, она с матерью оттащила М.А. и увела отца в дом Х.Л. Вызывала милицию, но М.А. уехал и работники милиции не нашли его. Когда работники милиции уехали, М.А. вновь появился и снова стал угрожать отцу, стучал в калитку, но Х.Л. не пустил его. М.А. стал хулиганить, ломал велосипед, нецензурно ругался. Через некоторое время он уехал, а они пошли в свой дом. В это время М.А. снова приехал и с вилами бросился за отцом, который скрылся в доме. Так как черенок у вил был длинным, то перед крыльцом М.А. выбросил их. Мать прикрывала собой открывающуюся половину двери и не пускала М.А. в дом. Затем М.А. толкнул мать, она закричала, затем оттолкнула М.А., сделав два-три шага по крыльцу. В этот момент прозвучал выстрел и мать упала. Отец с ружьем вышел на крыльцо. В этот момент М.А. стоял на нижней ступеньке крыльца и снова стал угрожать отцу. После этого отец выстрелил в М.А.

Свидетель Х.Л. подтвердил в судебном заседании, что С.Е. пришел к нему в дом, так как боялся М.А. Пьяный М.А. рвался к нему в калитку, угрожая С.Е. убийством. Дочь С.Е. вызвала милицию, после чего М.А. уехал. Не найдя М.А., работники милиции уехали, после чего М.А. вернулся и вновь стал угрожать С.Е. расправой. С.Е. не мог оказать сопротивления М.А., так как был физически слабее его. М.А. стучал в калитку ногами, он успокаивал М.А., после чего тот уехал. Когда С-вы и их дочь ушли домой, то вскоре он услышал голоса С.М. и М.А. С.М. просила М.А. не хулиганить и уехать. Через некоторое время прозвучали выстрелы. Первый глухой, а через 1 - 2 минуты - более звонкий. После выстрелов он увидел С.Е., который шел с ружьем и по его словам "пошел сдаваться в милицию".

Из показаний свидетеля С.С. следует, что М.А. в состоянии алкогольного опьянения был агрессивным, "налетал на отца драться". Был случай, когда М.А. бросился на отца с косой, и отец был вынужден выстрелить в М.А.

Как видно из имеющегося в деле постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 17 июня 1996 года, в отношении С.Е. было отказано в возбуждении уголовного дела в связи необходимой обороной от преступного посягательства на него М.А., который сначала ударил С.Е., а затем, несмотря на предупреждения последнего, замахнулся на него косой, создав реальную угрозу для жизни С.Е.

Таким образом, в соответствии с установленными судом фактическими обстоятельствами, М.А. совершил в отношении С.Е. общественно опасное посягательство, выразившееся в нанесении ему удара, угрозах С.Е. убийством в доме Х.Л., попыткой реализации угрозы убийством, когда он, схватив вилы, бросился за С.Е. и, пытаясь ворваться в дом, отталкивал жену С.Е.

Суд фактически установил, что действия С.Е. были направлены на защиту своей жизни и здоровья и на защиту жизни и здоровья своей жены, но дал им неправильную правовую оценку.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Таким образом, С.Е., защищая свою и жены жизнь и здоровье от нападения М.А., сопряженного с насилием и с непосредственной угрозой применения насилия, находился и действовал в состоянии необходимой обороны и ее пределов не превысил. Для С.Е. не был ясен момент окончания нападения М.А., а угрозы М.А. его убийством, с учетом его предыдущих действий, он воспринимал реально.

Поэтому действия С.Е. следует признать правомерными, дело в отношении него по эпизоду убийства М.А. подлежит прекращению за отсутствием в его деянии состава преступления.

Обосновывая вывод об умышленном причинении смерти жене, суд, сославшись на приведенные доказательства, указал, что "совокупность доказательств свидетельствует о том, что С.Е. совершил действия, которые заведомо для него должны были привести к смертельному исходу. Лишить М.А. жизни для виновного являлось не только предвидимым, но и желаемым результатом. Однако в результате ошибки в расчетах от его действий наступила смерть С.М.".

Однако такой вывод суда об умышленном причинении смерти жене сделан без учета показаний С.Е. о том, что он в момент производства выстрела, после крика жены и опасаясь за ее жизнь, был уверен в том, что М.А. находится за не открывающейся половиной двери.

При таких обстоятельствах следует признать, что, производя выстрел в левую половину двери с целью убийства М.А., при отражении его посягательства опасного для жизни его и жены, С.Е., находясь в состоянии необходимой обороны, не предвидел возможности причинения смерти жены, хотя при необходимой предусмотрительности должен и мог предвидеть, что жена может перемещаться по крыльцу и ей могла быть причинена смерть.

Руководствуясь п. п. 2, 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Владимирского областного суда от 2 февраля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 1998 года в отношении С.Е. в части его осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ отменить, дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Эти же судебные решения в части осуждения С.Е. по ст. 105 ч. 1 УК РФ изменить, переквалифицировать его действия на ст. 109 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде одного года шести месяцев лишения свободы.

За отбытием назначенного наказания С.Е. из-под стражи освободить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"