||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 февраля 1999 года

 

Дело N 65-В99пр-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 февраля 1999 г. по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Биробиджанского городского суда от 11 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 13 января 1998 г. и постановление президиума суда Еврейской автономной области от 4 декабря 1998 г. дело по иску Р.Г. к Р.И. о признании права пользования комнатой в квартире; по встречному иску Р.И. к Р.Г. о разделе совместно нажитого имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Р.Г. обратился в суд с иском к бывшей супруге Р.И. о выделении комнаты размером 15 кв. м в трехкомнатной квартире <...>, в которой он прописан вместе с ответчицей и двумя дочерьми, 1982 г. и 1986 г. рождения. В обоснование заявленного требования указал, что квартира была приобретена по договору купли-продажи в период брака с ответчицей на ее имя. После расторжения брака 21 июля 1997 г. Р.И., по утверждению истца, от раздела, обмена указанной квартиры или от обеспечения его жильем иным способом отказывается.

Р.И. иск не признала, ссылаясь на невозможность совместного проживания с истцом в одной квартире, и предъявила к Р.Г. встречный иск о разделе совместно нажитого имущества, в состав которого включена указанная квартира стоимостью 44700000 руб., автомобиль стоимостью 8797582 руб., гараж стоимостью 10887250 руб., мебель и домашнее имущество стоимостью 2600000 руб., претендуя при этом на выделение ей с детьми квартиры, а истцу просила передать денежную компенсацию стоимости его доли в квартире.

Решением Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области от 11 декабря 1997 г. произведен раздел имущества. За Р.И. признано право собственности на спорную квартиру стоимостью 44700000 руб. и другое имущество, всего на сумму 45800000 руб.

Р.Г. передано имущество на сумму 21184832 руб., в его пользу с Р.И. взыскана денежная компенсация в размере 21184832 руб.

В обоснование принятого решения о передаче Р.И. в собственность квартиры суд указал, что она имеет существенный интерес в использовании спорной квартиры, поскольку другого жилого помещения не имеет, в квартире проживает с двумя несовершеннолетними детьми, а Р.Г. проживает в другой семье в трехкомнатной квартире.

Иск Р.Г. о выделении ему в пользование комнаты в спорной квартире суд фактически оставил без удовлетворения, хотя в резолютивной части решения соответствующее указание не сделано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 13 января 1998 г. решение Биробиджанского городского суда от 11 декабря 1997 г. было изменено: Р.Г. было выделено имущество стоимостью 22284832 руб.; за Р.И. признано право собственности на трехкомнатную квартиру <...> стоимостью 44700000 руб. с учетом интересов детей, ранее проживавших с родителями в приватизированной двухкомнатной квартире, средства от продажи которой были израсходованы на приобретение спорной квартиры.

Постановлением президиума суда Еврейской автономной области от 4 декабря 1998 г. определение судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 13 января 1998 г. оставлено без изменения, протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - без удовлетворения.

При этом кассационная и надзорная инстанции, учитывая интересы детей, посчитали возможным отступить от начала равенства долей супругов, выделив трехкомнатную квартиру в собственность Р.И.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что истец не участвовал в приобретении спорной трехкомнатной квартиры или ненадлежащим образом распоряжался имуществом. Во встречном исковом заявлении Р.И. указала на то, что спорная квартира приобретена в браке с истцом и является ее с бывшим мужем совместной собственностью, в связи с чем признала право Р.Г. на получение компенсации стоимости 1/2 части квартиры.

Прекратив право собственности истца на жилое помещение, суд не принял во внимание нормы гражданского и жилищного законодательства, регулирующие отношения, связанные с общей собственностью на жилые помещения.

Согласно ст. ст. 252, 254 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 127 ЖК РСФСР собственник квартиры не может быть лишен права пользования жилым помещением без его согласия. Выплата участнику долевой собственности остальными сособственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия.

Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 10.06.80 "О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения споров о выделе доли собственности и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности" (с последующими изменениями и дополнениями) разъяснил, что правильное применение законодательства при рассмотрении дел о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом имеет важное значение в деле охраны собственности граждан и наиболее полной защиты их конституционного права на жилище.

При наличии реальной возможности выдела в натуре доли сособственника денежная компенсация за часть дома не должна взыскиваться как в пользу выделяющегося, так и остальных сособственников, если они возражают против ее получения, поскольку право распоряжения имуществом принадлежит только самому собственнику; он может быть лишен этого права лишь в случаях и по основаниям, указанным в законе.

Исключение из этого правила предусмотрено в ч. 4 ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации: выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Как установил суд первой инстанции, истцу принадлежит 1/2 часть спорной квартиры; наличие у него права на другое жилое помещение суд не установил. При таких условиях вывод суда об отсутствии у истца существенного интереса в использовании общей с ответчицей квартиры обоснованным быть признан не может.

Как усматривается из материалов дела, Р.Г. настаивал на своем требовании о выделении ему части спорной квартиры.

Довод президиума о том, что долю Р.Г. в квартире реально выделить невозможно, не может быть принят во внимание, поскольку этот вопрос судом первой инстанции не исследовался и не обсуждался, а сам истец в суде просил не выделить его долю в спорной квартире, а выделить ему в пользование изолированное жилое помещение, необходимое для проживания, поскольку другого жилья у него нет.

Суд кассационной инстанции не только помимо воли истца лишил его без законных оснований права собственности на принадлежавшую ему часть квартиры, но и не взыскал в его пользу денежную компенсацию стоимости 1/2 части квартиры. Оснований для такого решения у суда кассационной инстанции не было, поскольку на наличие в спорной квартире доли собственности детей сторон, возникшей в результате вложения в покупку этой квартиры средств от продажи ранее приватизированного жилья, никто из сторон в суде первой инстанции не ссылался. Кроме того, если бы суд кассационной инстанции располагал доказательствами наличия у детей сторон права собственности на часть спорной квартиры, у него тем более не было оснований для лишения детей права собственности на их доли путем увеличения за счет этих долей доли Р.И., которая в результате состоявшихся по делу судебных постановлений стала единоличной собственницей спорной квартиры. Если суд кассационной инстанции установил, что по данному делу затронуты имущественные интересы детей сторон, он в соответствии с ч. 2 ст. 32, п. 4 ст. 306 и п. 4 ст. 308 Гражданского процессуального кодекса РСФСР должен был отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение в связи с тем, что к участию в деле не была привлечена старшая дочь сторон, которой уже исполнилось 15 лет.

Передавая всю квартиру Р.И., суд посчитал, что Р.Г. обеспечен другим жильем и сослался на то, что он проживает с семьей в трехкомнатной квартире, в то время как ответчица другого жилья не имеет.

Между тем вывод судебных органов об отсутствии у истца нуждаемости в спорном жилом помещении никакими доказательствами не подтверждается.

В нарушение требований ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд не определил данное обстоятельство, как имеющее значение для дела, и не предложил Р.И. представить доказательства, свидетельствующие о наличии либо отсутствии у истца права на другое жилое помещение.

Ссылка президиума на то, что раздел совместно нажитого имущества супругов и переход права собственности на квартиру к Р.И. не является основанием для прекращения права пользования жилым помещением Р.Г., несостоятельна, поскольку в решении и кассационном определении содержится вывод о том, что истец утратил право пользования спорной квартирой и имеет для проживания другое жилое помещение.

На основании состоявшихся судебных постановлений решением Биробиджанского городского суда от 3 марта 1998 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 31 марта 1998 г., удовлетворен иск Р.И. к Р.Г. о выселении из квартиры. Р.Г. выселен из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения. В иске Р.Г. к Р.И. о признании права пользования жилым помещением отказано.

На основании ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Биробиджанского городского суда от 11 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской автономной области от 13 января 1998 г. и постановление президиума суда Еврейской автономной области от 4 декабря 1998 г. отменить; дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"