||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 17 февраля 1999 г. N ГКПИ98-253

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего -

    судьи Верховного Суда РФ                     Романенкова Н.С.,

    при секретаре                                   Суетовой М.В.,

    с участием прокурора                           Масаловой Л.Ф.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе М. на решение квалификационной коллегии судей г. Москвы от 14 января 1998 года и решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 20 мая 1998 года о прекращении полномочий судьи,

 

установил:

 

М. работал судьей Зюзинского межмуниципального (районного) суда г. Москвы с 1992 года.

Решением квалификационной коллегии судей г. Москвы от 14 января 1998 года, оставленным без изменения решением Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 20 мая 1998 года, его полномочия судьи были прекращены по мотиву совершения поступков, порочащих честь и достоинство судьи.

Указанные решения квалификационных коллегий судей были обжалованы М. в Верховный Суд Российской Федерации со ссылкой на то, что его полномочия были прекращены без достаточных к тому оснований.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 1998 года в удовлетворении жалобы отказано.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 13 января 1999 года решение Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 1998 года отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

Заявитель М. при новом рассмотрении дела просил суд признать недействительными решение квалификационной коллегии судей г. Москвы от 14 января 1998 года и решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 20 мая 1998 года о прекращении его полномочий судьи и лишение пятого квалификационного класса и пояснил, что в декабре 1995 года он был назначен на должность заместителя председателя суда. В начале февраля 1996 года председатель Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы К.Г. поступил на стационарное лечение в больницу, и фактически обязанности председателя суда выполнял он. Приказ о назначении его исполняющим обязанности председателя суда был издан только в июле 1996 года, после ухода в отставку председателя суда К.Г.

С февраля 1996 года по апрель 1996 года из суда были уволены все судьи, рассматривающие уголовные дела. Только одна судья Е.Л. передала ему официально часть дел, остальные судьи ему дела не передавали. Он обратился в Управление юстиции и Московский городской суд и попросил создать комиссию по передаче дел, но его просьба осталась невостребованной.

С апреля 1996 года он остался один в суде, кто рассматривал уголовные дела, и судья А.Н. рассматривала гражданские дела.

В мае 1996 года у него в производстве оказалось 650 уголовных дел, по которым были вызваны участники процесса, и он вынужден был их рассматривать, переходя из зала в зал.

Московский городской суд по его просьбе передал часть уголовных дел в другие суды, но они потом снова вернулись в Зюзинский межмуниципальный суд.

Летом 1996 года в здании суда сложилась антисанитарная обстановка: насекомые (микроблохи) покусали технический персонал, и люди уволились с работы, приходилось набирать новых и обучать их работе. За 1996 год он не использовал отпуск 34 дня. Исполняя обязанности председателя суда, он рассмотрел 628 уголовных дел, 1369 административных материалов.

Когда в 1996 году он работал один, никто ему претензий не предъявлял. В 1997 году в суд пришел новый председатель В., которая в апреле 1997 года дала ему положительную характеристику для поступления в аспирантуру.

Выводы квалификационной коллегии судей г. Москвы о том, что допущенная им волокита при рассмотрении уголовных дел носила систематический характер, допущенные нарушения были сопряжены с грубым и умышленным игнорированием требований закона и нарушением прав и законных интересов граждан, он считает необоснованными, т.к. у него не было умысла на волокиту при рассмотрении уголовных дел.

Так, уголовное дело по обвинению К.С. и Н. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР у него в производстве никогда не находилось и он его никогда ни от кого не принимал. Постановлением судьи Е.Л. от 22 сентября 1995 года дело было назначено к рассмотрению на 6 октября 1995 года, определением судьи Е.Л. от 6 октября 1995 принято решение об этапировании подсудимого Н. Дело было назначено на 18 марта 1996 года, но на этот день судья уже уволилась с работы, и секретарь составила справку о снятии дела с рассмотрения за его подписью, т.к. он был занят в процессе по другому делу, и отсутствием судей.

Дело назначено на 26 апреля 1996 года.

В связи с тем что он один рассматривал уголовные дела и был занят в других судебных заседаниях, по его указанию секретарь суда передала в изолятор телефонограмму об отмене доставки подсудимого, и дело было отложено на 29 января 1997 года.

У него не было умысла на волокиту, кроме того, один из подсудимых так и не был еще этапирован в Москву.

Уголовное дело по обвинению Б.А. и Л.И. по ст. ст. 145 ч. 2, 195 ч. 3 УК РСФСР постановлением от 7 марта 1996 года он назначил к рассмотрению на 20 марта 1996 года.

20 марта 1996 года дело снимается со слушания, т.к. он находился в непрерывном процессе по уголовному делу N 1-234/96 по обвинению С. и П. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР и др.

Рассмотрение дела переназначалось на 17 мая 1996 года, а затем отложено на 15 июля 1996 года в связи с неявкой в суд потерпевшего и свидетелей. Ответ потерпевшего о возможности рассмотреть дело в его отсутствие поступил в суд 4 июня 1996 года.

15 июля 1996 года рассмотрение дела отложено на 24 сентября 1996 года по причине неявки свидетелей.

24 сентября 1996 года дело снято с рассмотрения, т.к. он был занят в процессе по делу N 1-316/96 по обвинению К., А. и др. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР и др., дело переназначено на 26 декабря 1996 года и в целях скорейшего рассмотрения передано судье М.С.

Уголовное дело по обвинению С.И. по ст. 206 ч. 1 УК РСФСР он к своему производству не принимал. Дело по распоряжению председателя суда К.Г. было передано судье Ф. В связи с тем что судья Ф. заболела, ему было поручено назначить дело к рассмотрению. 14 сентября 1995 года он назначил дело к рассмотрению на 27 сентября 1995 года и передал секретарю судьи Ф.

В связи с тем что судья Ф. находилась в очередном отпуске, по указанию председателя суда он переназначил дело на 29 декабря 1995 года и больше этим делом не занимался.

Судья Ф., приступив к работе, откладывает его рассмотрение на 1 марта 1996 года.

Уголовное дело по обвинению Д.И. и К.Д. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР назначено 9 февраля 1995 года к рассмотрению на 22 февраля 1995 года. В связи с неявкой в судебное заседание подсудимого Д.И. рассмотрение дела отложено на 5 апреля 1995 года. В этот день он находился в непрерывном процессе по рассмотрению уголовного дела N 1-88/95 по обвинению Л.Н. и др. по ст. 146 ч. 2 УК РСФСР и др. 16 мая 1995 года он вынес определение о розыске и аресте Д.И.

18 ноября 1996 года в суд поступает уведомление о задержании Д.И.

19 ноября 1996 года указанное дело он передает М.С. как менее загруженному судье.

По делам протокольной формы по обвинению Д.К. и П. по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР он назначил экспертизы. Контроль по делам протокольной формы, по которым судьями вынесены постановления о проведении экспертиз и о розыске подсудимых, осуществлял председатель суда К.Г., его секретарь С.Н. направляла напоминания.

При возвращении в суд дел председатель суда передавал их судьям, имевшим в производстве наименьшее количество дел.

Представитель Московского городского суда Е.О. возражала против удовлетворения жалобы М. и пояснила, что представление председателя Московского городского суда в квалификационную коллегию судей г. Москвы о прекращении полномочий судьи М. обусловлено результатами проверки сроков рассмотрения уголовных дел в Зюзинском межмуниципальном суде г. Москвы.

В результате проведенной с 24 ноября по 2 декабря 1997 года проверки выявлены факты нарушения судьей М. уголовно-процессуального закона, регламентирующего порядок и сроки рассмотрения уголовных дел.

М. с октября 1995 года являлся заместителем председателя Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы, а с февраля 1996 года фактически исполнял обязанности председателя суда и должен был следить за работой суда.

Из производства данного суда в 1996 году было передано на рассмотрение в другие суды г. Москвы 446 уголовных дела. Сам судья М. в 1996 году рассмотрел 628 уголовных дел, из них 67% составляют дела протокольной формы. Между тем дела, по которым подсудимые находились под стражей, длительное время не рассматривались, несмотря на то, что в 1996 году в суде работало пять человек.

Председатель квалификационной коллегии судей г. Москвы А.Г. пояснила в суде, что Зюзинский межмуниципальный суд г. Москвы определенное время не работал полноценно и в 1997 году проводилась проверка его работы Верховным Судом Российской Федерации и Московским городским судом.

В квалификационную коллегию судей г. Москвы поступило представление о прекращении полномочий судьи М. Судья до заседания квалификационной коллегии был ознакомлен со всеми собранными материалами. 14 января 1998 года состоялось заседание квалификационной коллегии судей г. Москвы, на котором М. присутствовал, но вскоре покинул зал заседания, т.к. ему показалось, что коллегия необъективно рассматривает его вопрос.

Квалификационная коллегия судей установила, что М. опытный судья, но у него низкая квалификация.

Он рассматривал несложные категории уголовных дел. Квалификационная коллегия судей исследовала все обстоятельства, в т.ч. данные о нагрузке у судьи М. за 1996, 1997 годы, и пришла к обоснованному выводу о том, что судья допускал преднамеренную волокиту при рассмотрении уголовных дел.

Допущенные нарушения были сопряжены с грубым и умышленным игнорированием требований закона лично судьей и нарушением прав и законных интересов граждан.

Председатель Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы В. показала в судебном заседании, что к исполнению обязанностей председателя суда она приступила с 5 января 1997 года. В 1997 году судья М. длительное время не работал в связи с болезнью и нахождением в отпуске, за 1997 год им рассмотрено 126 уголовных дел на 135 лиц, остаток составил 84 уголовных дела.

Большое количество дел, находившихся в производстве у судьи М. было передано другим судьям и ими рассмотрено.

После проверки сроков рассмотрения уголовных дел в Зюзинском межмуниципальном суде г. Москвы 9 декабря 1997 года председатель городского суда направил представление в квалификационную коллегию судей г. Москвы в отношении судьи М.

М. с 17 декабря 1997 года по 13 января 1998 года слушал уголовное дело по обвинению Б.И. по ст. 93.1 УК РФ, дело было им рассмотрено, однако судья отказался подписать протокол судебного заседания, т.к. 14 января 1998 года ему прекратили полномочия судьи.

Представитель Судебного департамента К.И. просил жалобу М. оставить без удовлетворения.

Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации о дне слушания дела извещена, просила дело рассмотреть в отсутствие ее представителя.

Выслушав объяснения заявителя М., представителя Московского городского суда Е.О., председателя квалификационной коллегии судей г. Москвы А.Г., председателя Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы В., представителя Судебного департамента К.И., показания свидетелей Т., С.Н., исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ М.Л., полагавшей жалобу удовлетворить, Верховный Суд Российской Федерации находит, что жалоба является обоснованной и подлежит удовлетворению.

Как следует из представления председателя Московского городского суда о прекращении полномочий судьи М. (л.д. 1 - 2 т. 2), решения квалификационной коллегии судей г. Москвы от 14 января 1998 года (л.д. 70 - 78 т. 2), поводом для прекращения полномочий судьи М. стали внеслужебные отношения с гражданином К.Н., в результате которых последний имел возможность беспрепятственно находиться в помещении Зюзинского межмуниципального суда, знакомиться с расположением служебных помещений и совершить попытку уничтожения уголовных дел.

Кроме того, М. допускал преднамеренную волокиту по уголовным делам; нарушал уголовно-процессуальное законодательство, формально назначал дела к слушанию; не проводил подготовительных действий к судебному заседанию, откладывал рассмотрение дел на неоправданно длительные сроки.

Такие действия судьи М. признаны не соответствующими ст. 3 Кодекса чести судьи Российской Федерации, ч. ч. 1, 2 ст. 3 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Рассматривая жалобу М., Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации признала необоснованным вывод квалификационной коллегии судей г. Москвы о том, что М. состоял во внеслужебных отношениях с гражданином К.Н., в связи с чем указанный вывод исключен из решения квалификационной коллегии судей г. Москвы (л.д. 180 - 183 т. 2).

Таким образом, единственным основанием для прекращения полномочий судьи М. явились допущенные им нарушения процессуального законодательства по уголовным делам.

В соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" полномочия судьи прекращаются в случае совершения поступка, порочащего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти.

Как разъяснено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 года "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" (в редакции Постановлений Пленума от 21 декабря 1993 года и 25 октября 1996 года), преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее волокиту при рассмотрении уголовных и гражданских дел и существенно ущемляющее права и законные интересы граждан, следует рассматривать с учетом конкретных обстоятельств как совершение поступка, порочащего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти.

Так, в решении квалификационной коллегии судей г. Москвы указано, что дело по обвинению К.О. и Н. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР после отмены 26 июля 1995 года приговора президиумом Московского городского суда поступило в Зюзинский межмуниципальный суд г. Москвы 22 сентября 1995 года. Судья М. 18 марта 1996 года по справке о его занятости отложил рассмотрение дела на 26 апреля 1996 года.

1 апреля 1996 года в СИЗО N 3 г. Москвы была передана телефонограмма об отмене доставки на 26 апреля.

26 апреля 1996 года, сославшись на то, что в судебное заседание не доставлены подсудимые, судья М. отложил слушание дела на 9 месяцев, т.е. на 29 января 1997 года.

Таким образом, дело К.О. и Н. находилось фактически без движения в производстве судьи М. полтора года. Приговор по этому делу вынесен судьей Ч. 8 мая 1997 года.

По объяснениям М. в судебном заседании, данное дело у него в производстве не находилось. Постановлением судьи Е.Л. дело было назначено к рассмотрению на 6 октября 1995 года, и в этот день судья вынесла определение об этапировании подсудимого Н. из учреждения Як-154 г. Волгограда в г. Москву. Дело назначено на 18 марта 1996 года, но на этот день судья Е.Л. уже не работала, и секретарь составила справку о снятии дела с рассмотрения за его подписью, т.к. он занят в процессе по другому делу, и отсутствием судей. Дело назначено на 26 апреля 1996 года и по его указанию секретарь передала в изолятор телефонограмму об отмене доставки, т.к. к этому моменту он остался один судья по уголовным делам и был занят рассмотрением других дел, кроме того, один из подсудимых не был еще этапирован в Москву.

В судебном заседании обозревалось уголовное дело по обвинению К.О. и Н. по ст. 145 УК РСФСР.

Из материалов дела следует, что судья Е.Л. назначила его к слушанию на 6 октября 1995 года и в этот день вынесла определение об этапировании подсудимого Н. (л.д. 173, 175).

На листе дела 195 имеется справка за подписью судьи М. от 18 марта 1996 года об отложении дела в связи с занятостью его в другом процессе и отсутствием судей.

Согласно справке председателя Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы судья Е.Л. находится в отставке с 6 марта 1996 года (л.д. 32 т. 2).

Из письма Управления юстиции г. Москвы следует, что М. в 1996 году работал один из числа судей-криминалистов и исполнял обязанности председателя суда при неукомплектованности штата суда (л.д. 57 т. 2)

При наличии таких обстоятельств суд считает, что вывод квалификационной коллегии судей г. Москвы о том, что дело К.О. и Н. находилось без движения в производстве судьи М. полтора года, является необоснованным.

Квалификационная коллегия судей установила, что около года находилось в производстве судьи М. дело по обвинению Б.А. и Л.И. по ст. ст. 145 ч. 2, 195 ч. 3 УК РСФСР. У суда имелись основания огласить показания потерпевшего, данные им на следствии. Подсудимые находятся под стражей: Л.И. с 22 ноября 1994 года, Б.А. - с 30 марта 1995 года. Судья М. принял указанное дело к своему производству 7 марта 1996 года и назначил к слушанию на 20 марта. По справке о его занятости дело отложено на 17 мая, затем в связи с неявкой потерпевшего и свидетелей дело неоднократно откладывалось на 15 июля, 24 сентября, 26 декабря 1996 года.

Из объяснений М. следует, что 20 марта 1996 года дело снималось с рассмотрения, т.к. он находился в непрерывном процессе по уголовному делу по обвинению С. и П.; 24 сентября 1996 года дело снято с рассмотрения, т.к. он находился в непрерывном процессе по уголовном уделу по обвинению К.И., А. и др.

Суд обозревал уголовное дело 1-234/96 по обвинению С.В. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, П.С. по ст. ст. 144 ч. 2, 144 ч. 3 УК РСФСР и в отношении Я. о применении принудительных мер медицинского характера. Данное дело ранее находилось в производстве у судей Ф. и К.Н. Из протокола судебного заседания следует, что дело начато слушанием 19 марта, окончено 20 марта 1996 года постановлением приговора и определения.

Из материалов уголовного дела N 1-316/96 по обвинению К.И., И., А.Н., Р. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР следует, что приговор постановлен под председательством судьи М. 30 сентября 1996 года. При наличии таких данных суд приходит к выводу, что уголовное дело по обвинению С. и П. откладывалось в связи с непрерывными процессами по другим уголовным делам.

Кроме того, в этот период времени штат суда был не укомплектован. Однако эти обстоятельства квалификационная коллегия судей не учла при рассмотрении вопроса о прекращении полномочий судьи по порочащим основаниям.

Нельзя согласиться с доводами квалификационной коллегии о том, что у суда имелись основания огласить показания потерпевшего, данные им на следствии.

В данном случае квалификационная коллегия по существу вошла в оценку действий суда по уголовному делу по собиранию и оценке доказательств.

В решении квалификационной коллегии отмечено, что подсудимые находятся под стражей: Л.И. с 22 ноября 1994 года, Б.А. - с 30 марта 1995 года. Между тем в производстве судьи М. дело находилось с марта 1996 года, данных о том, что длительное неосновательное содержание обвиняемых под стражей произошло по вине М., не имеется.

Из решения квалификационной коллегии следует, что полтора года находилось в производстве судьи М. дело по обвинению С. по ст. 206 ч. 1 УК РСФСР.

14 сентября 1995 года оно принято к производству, судьей М. назначено к слушанию на 27 сентября 1995 года, далее дело откладывается по справкам о занятости судей до 24 января 1997 года. Приговор по делу вынесен 8 июля 1997 года судьей Ч., которому дело было передано в связи с болезнью судьи М.

Между тем М. в суде показал, что дело С.И. к своему производству не принимал по распоряжению председателя суда К.Г., оно было сразу передано судье Ф. В связи с тем что судья Ф. болела, ему было поручено назначить дело к рассмотрению, что он и сделал, назначив его к рассмотрению на 27 сентября 1995 года.

Поскольку судья Ф. находилась в очередном отпуске, он переназначил дело на 29 декабря 1995 года и больше им не занимался.

Как видно из материалов уголовного дела N 1-135/97 по обвинению С.И., судья М. 14 сентября 1995 года вынес постановление о назначении дела к слушанию на 27 сентября 1995 года в зале N 7.

По объяснениям М., в зале N 7 рассматривала дела судья Ф.

В деле имеется справка (л.д. 50) о том, что судья Ф. находится в отпуске, а другие судьи заняты, дело снято со слушания и отложено на 29 декабря 1995 года.

Из протокола судебного заседания от 29 декабря 1995 года видно, что дело рассматривает судья Ф., слушание дела отложено на 1 марта 1996 года в связи с неявкой лиц, участвующих в деле.

Таким образом, в судебном заседании нашли объективное подтверждение доводы заявителя М. о том, что данное дело не находилось у него в производстве в 1995 - 1996 гг.

Факты нарушения судьей М. уголовно-процессуального закона квалификационная коллегия установила по делу по обвинению Д.И., К.Д. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР.

Дело поступило в суд 11 января 1995 года. Судья М. назначает слушание дела на 22 февраля 1995 года.

В связи с неявкой подсудимого Д.И. 22 февраля 1995 года дело откладывается слушанием на 5 апреля 1995 года, а затем по справке судьи о его занятости на 16 мая.

Суд объявляет розыск Д.И. 16 мая 1995 года. От 1 ноября 1995 года в деле имеется сообщение СИЗО-2 о прибытии Д.И.

2 декабря 1996 года Д.И. вручена копия обвинительного заключения, но, несмотря на это, 11 марта 1997 года судья М. откладывает дело на 26 июня 1997 года для вручения Д.И. копии обвинительного заключения.

26 июня 1997 года дело снято со слушания в связи с болезнью судьи М. и передано другому судье, 29 сентября 1997 года по делу постановлен приговор судьей Ч.

Суд обозревал дело N 1-67/97 по обвинению Д.И., К.Д. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР.

В уголовном деле имеются данные о вручении Д.И. копии обвинительного заключения 2 декабря 1996 года, тем не менее 11 марта 1997 года суд отложил дело для вручения копии обвинительного заключения.

Как пояснил в судебном заседании Верховного Суда Российской Федерации М., он отложил дело слушанием 11 марта 1997 года, т.к. подсудимый Д.И. отрицал в суде, что ему вручена копия обвинительного заключения 2 декабря 1996 года.

В протоколе судебного заседания от 11 марта 1997 года эти обстоятельства не нашли своего отражения.

Слушание дела 26 июня 1997 года не состоялось в связи с болезнью судьи М., что подтверждается сведениями, содержащимися в характеристике: судья М. с 12 мая 1997 года по 15 августа 1997 года болел (л.д. 35 т. 2). Однако квалификационная коллегия судей не учла эти обстоятельства.

По делам протокольной формы по обвинению Д.К. и П.М. по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР квалификационная коллегия установила, что дела находились в производстве судьи М. с ноября 1993 года и мая 1994 года, по обоим делам назначены судебно-криминалистические экспертизы.

По запросам суда лишь в сентябре 1997 года в суд поступили экспертные заключения.

В суде М. не отрицал изложенные обстоятельства, однако пояснил, что контроль за делами в этом случае осуществлялся бывшим председателем суда. По мере возвращения дел с экспертизы председатель суда передавал их разным судьям в зависимости от загрузки.

В судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля С.Н., бывший судья Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы, пояснил, что приостановленное дело находилось на контроле у председателя суда. По поступлении результатов экспертизы или розыска оно распределялось либо судье, который ранее его слушал, либо, который был менее занят.

Он, С.Н., контролировал свои дела, находящиеся на экспертизе.

Свидетель Т. пояснила в судебном заседании, что она пришла на работу в Зюзинский межмуниципальный суд г. Москвы в октябре 1996 год в качестве судьи, в здании в это время проводился ремонт, из судей на работе находился только М.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда при рассмотрении уголовного дела по обвинению З. по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР частным определением от 5 марта 1997 года обратила внимание начальника Управления юстиции г. Москвы на грубое нарушение закона и волокиту, допущенные судьей М. (л.д. 55 - 56 т. 2).

Из ответа заместителя начальника Управления юстиции г. Москвы от 23 июня 1997 года следует, что судье М. было указано на допущенные нарушения, вместе с тем Управление юстиции посчитало преждевременным решать вопрос о соответствии занимаемой должности судьи М. (л.д. 57 т. 2).

Квалификационная коллегия судей г. Москвы установила, что при пятилетнем стаже работы в должности судьи М. имеет пятый квалификационный класс, что свидетельствует о его недостаточно высоком профессиональном уровне (л.д. 70 - 78 т. 2).

Вместе с тем в 1998 году он исполнял обязанности председателя суда.

Как следует из характеристики на М., в 1996 году им рассмотрено 628 уголовных дел и 1369 материалов об административных правонарушениях; в 1997 году рассмотрено 126 уголовных дел и 1365 материалов об административных правонарушениях, при этом в 1997 году М. длительное время болел (л.д. 34 - 35 т. 2).

В судебном заседании представители заинтересованного лица ссылались на грубое нарушение процессуального закона, допущенное М. по делу О. по ст. ст. 218 ч. 1, 146 ч. 3, 146 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РСФСР и Б.А. по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РСФСР, выразившееся в прекращении розыска подсудимых и изменении меры пресечения, тогда как дело у него в производстве не находилось.

Из справки по уголовному делу 1-30/98 по обвинению О. и Б.А. следует, что определением судьи М. от 6 августа 1996 года розыск в отношении О. и Б.А. был прекращен ввиду того, что О. явился в суд и сообщил, что он и Б.А. проживают по месту прописки.

Однако в представлении председателя Московского городского суда и решениях квалификационных коллегий судей нарушение по этому делу не названо в качестве повода для прекращения полномочий судьи М. (л.д. 1 - 2; 70 - 78; 180 - 183 т. 2).

В соответствии с Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации" одним из условий обеспечения гарантии независимости судьи является установленный порядок приостановления и прекращения полномочий судьи (ст. 9).

Такой порядок предусмотрен Положением о квалификационных коллегиях судей, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации 13 мая 1993 года N 4960-I.

Так, согласно ст. 17 названного Положения судья, в отношении которого решается вопрос, должен быть за семь дней до заседания ознакомлен со всеми собранными материалами и иметь возможность представить свои возражения и замечания.

Нарушения процессуального закона, допущенные М. по делу О. и Б.А. имели место в августе 1996 года. Между тем вопрос о прекращении полномочий судьи рассматривался квалификационной коллегией судей г. Москвы 14 января 1998 года и не был предметом ее рассмотрения.

По этим же основаниям не могут быть приняты во внимание доводы заинтересованных лиц о том, что судья М. отказался подписать протокол судебного заседания по уголовному делу N 1-9/98 по обвинению Б.И. по ст. 93.1 УК РФ.

Поскольку в судебном заседании не установлено, что судья М. допускал преднамеренную волокиту при рассмотрении уголовных дел, учитывая конкретные обстоятельства дела: неукомплектованность штата суда, количество рассмотренных лично судьей М. уголовных дел и административных материалов, пребывание судьи в пятом квалификационном классе, несмотря на пятилетний стаж работы, суд признает жалобу М. подлежащей удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191, 192, 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

жалобу М. удовлетворить: решение квалификационной коллегии судей г. Москвы от 14 января 1998 года и решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 20 мая 1998 года о прекращении полномочий судьи Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы по пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" с лишением пятого квалификационного класса признать недействительными.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Н.С.РОМАНЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"