||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 1999 года

 

Дело N 5-В98-356

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 9 февраля 1999 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на постановление президиума Московского городского суда от 13 августа 1998 г. по делу по жалобе Г. на действия должностных лиц жилищного комитета СЗАО г. Москвы, префектуры СЗАО г. Москвы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в июне 1994 года судье военного суда Г. с учетом его права на дополнительную жилищную площадь была предоставлена на одного двухкомнатная квартира по 3-му Митинскому пер. в г. Москве жилой площадью 32,6 кв. метров и общей площадью в размере 56,8 кв. метров, на которую он впоследствии вселил жену и ребенка, 1990 г. рождения.

В декабре 1996 года Г. обратился в суд с жалобой на действия должностных лиц жилищного комитета и префектуры Северо-Западного административного округа г. Москвы, указывая, что он нуждается во внеочередном порядке в улучшении жилищных условий путем предоставления благоустроенного жилого помещения в виде отдельной квартиры с учетом его права на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. метров или в виде отдельной комнаты, поскольку 27 марта 1996 года у него родился сын и занимаемое жилое помещение не стало отвечать установленным Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" нормам обеспеченности судьи жилой площадью, но его обращения по вопросу улучшения жилищных условий жилищным комитетом Северо-Западного административного округа оставлены без удовлетворения.

Тушинский межмуниципальный суд г. Москвы заочным решением от 23 мая 1997 года жалобу Г. удовлетворил и обязал ответчика поставить Г. на учет по улучшению жилищных условий и обеспечить его и членов семьи во внеочередном порядке благоустроенным жилым помещением в виде отдельной квартиры с учетом права на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. метров или в виде отдельной комнаты.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Мосгорсуда от 13 августа 1998 года заочное решение суда отменено и дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене указанного постановления президиума и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 19 Закона Российской Федерации от 26.06.92 "О статусе судей в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) местная администрация обязана не позднее шести месяцев после наделения судьи полномочиями и (или) в случае необходимости улучшения его жилищных условий предоставить ему во внеочередном порядке благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры или дома с учетом права судьи на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. метров или в виде отдельной комнаты, при этом нуждающимся в улучшении жилищных условий признается судья, не обеспеченный жилой площадью по социальным нормам, установленным Жилищным кодексом РСФСР и настоящим законом, или проживающий в коммунальной квартире.

Как установлено судом и ответчиком не оспаривалось, занимаемое Г. и его семьей, состоящей из четырех человек, жилое помещение не отвечает ни установленной ст. 38 Жилищного кодекса РСФСР норме жилой площади на человека (12 кв. м), ни предусмотренной п. 3 ст. 19 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" социальной норме, установленной в г. Москве в размере 18 кв. метров на человека на основании Закона Российской Федерации от 24.12.92 "Об основах федеральной жилищной политики" постановлением Московской городской Думы от 16.03.94 "О постановлении правительства Москвы от 11.01.94 "О переходе на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг и порядке предоставления гражданам жилищных субсидий".

При таком положении вывод суда о нуждаемости Г. в улучшении жилищных условий является правильным, а решение суда, обязывающее ответную сторону обеспечить заявителя и членов его семьи во внеочередном порядке благоустроенным жилым помещением в виде отдельной квартиры с учетом права на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. метров или в виде отдельной комнаты, является законным и обоснованным.

Отменяя судебное решение и направляя дело на новое рассмотрение, президиум Мосгорсуда согласился, что жилищные условия Г. значительно ухудшились в связи с вселением на занимаемую жилплощадь жены и ребенка, но это ухудшение признал преднамеренным и незаконным, поскольку при получении жилплощади в 1994 году вопроса о ее предоставлении с учетом членов семьи не ставил.

Между тем данный вывод надзорной инстанции на законе не основан и противоречит материалам дела.

Согласно п. 3 ст. 19 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" главным и единственным критерием обеспечения во внеочередном порядке жилым помещением судьи является его нуждаемость в улучшении жилищных условий, причем независимо от того, что ранее такая льгота к нему уже применялась и жилищные условия улучшались.

Более того, согласно ст. ст. 53, 54 Жилищного кодекса РСФСР супруг и дети относятся к членам семьи нанимателя и он вправе вселить их на свою жилплощадь в установленном порядке, а затем и реализовать свое право на улучшение жилищных условий при наличии к тому оснований.

В данном случае эти права являются субъективными правами нанимателя и реализуются им на основании закона по своему усмотрению. Таким образом, вселяя в предоставленную в 1994 году двухкомнатную квартиру жену и ребенка, Г. действовал в соответствии с требованиями действующего законодательства, следовательно, ставить под сомнение законность этих действий и утверждать о намеренном ухудшении им жилищных условий у надзорной инстанции оснований не имелось.

Тем более что в соответствии с ранее действовавшими Правилами учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещении в г. Москве (1984 г.) и действующим с 10.07.97 Положением о порядке постановки на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилья в г. Москве", утвержденным постановлением правительства Москвы от 13 мая 1997 года, регистрация по месту жительства одного из супругов другого супруга и несовершеннолетних детей осуществляется независимо от установленной нормы жилой площади и к числу основания намеренного ухудшения жилищных условий не отнесена.

Признавая вселение Г. членов своей семьи на занимаемую жилплощадь по существу незаконным, ухудшающим его жилищные условия, президиум Мосгорсуда правового обоснования своей позиции не дал, на закон, как то требуется согласно ст. 332 и п. 6 ст. 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, не сослался.

Кроме того, не учел, что в 1996 году у заявителя состав семьи изменился - родился второй ребенок, в еще большей степени увеличивший нуждаемость Г. в улучшении жилищных условий, поскольку на каждого члена его семьи приходится всего по 8,15 кв. метров жилой площади, или по 14.2 кв. метров социальной, но надзорная инстанция эти обстоятельства, установленные судом, в нарушение п. 7 ст. 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР оставила без внимания.

Действительно, как указано в постановлении президиума, данное дело было назначено к слушанию с извещением сторон на 23.05.97 и в это же день рассмотрено, тогда как протокол судебного заседания датирован 22.05.97, что, по мнению надзорной инстанции, также свидетельствует о незаконности судебного решения.

Между тем это нарушение к числу существенных нарушений норм процессуального права, которое привело или могло бы привести к неправильному разрешению дела, не относится, по своей сути является формальным и согласно ч. 2 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР не может повлечь отмену законного и обоснованного решения.

Таким образом, президиум Мосгорсуда, отменяя судебное решение, допустил неправильное толкование нормы материального права и существенное нарушение норм процессуального права, что на основании п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР является безусловным основанием к отмене вынесенного им постановления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 320, 324 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

постановление президиума Московского городского суда от 13 августа 1998 г. отменить и оставить в силе решение Тушинского межмуниципального суда г. Москвы от 23 мая 1997 года.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"