||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 1999 года

 

Дело N 5-в98-182

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Василевской В.П.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 5 февраля 1999 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Преображенского межмуниципального суда г. Москвы от 11 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 марта 1998 г. и постановление президиума Московского городского суда от 19 ноября 1998 г. по делу по иску М. к З. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, выселении и другим требованиям и встречному иску З. о признании несовершеннолетней Анны не приобретшей право на жилую площадь.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

М. - собственник квартиры 47, расположенной в доме <...>, заключил 9 сентября 1993 г. с З. договор купли-продажи данной квартиры.

Договор был удостоверен нотариусом 41-й Московской нотариальной конторы 9 сентября 1993 г. и на следующий день зарегистрирован в Департаменте муниципального жилья.

М. обратился в суд с иском к З. о компенсации морального вреда, о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и выселении, ссылаясь на то, что заключил его под угрозой насилия и в период психического недомогания.

З. иск не признал и предъявил встречный иск к М. о признании утратившим право пользования жилым помещением указав, что после заключения договора купли-продажи М. освободил квартиру и более в ней не проживал.

Третье лицо М.О. в интересах несовершеннолетней дочери М.А. предъявило самостоятельные требования к М. и З. о признании недействительными договора передачи жилья в собственность, договора купли-продажи квартиры, свидетельства о праве собственности на жилище и выселении. В обоснование требований указало, что перечисленные договоры заключены с нарушением закона и повлекли ущемление жилищных прав дочери, прописанной в спорной квартире.

З. исковые требования М.О. не признал и предъявил встречный иск о признании недействительной прописки М.А. и о признании ее не приобретшей право пользования спорным жилым помещением.

Решением Преображенского межмуниципального суда г. Москвы от 11 декабря 1997 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 марта 1998 г., первоначальный иск удовлетворен, за исключением требований о компенсации морального вреда, стороны приведены в первоначальное состояние со взысканием с М. в пользу З. 124.635.000 руб.; встречный иск М.О. удовлетворен в части признания договора передачи N 038051-001799 в собственность квартиры, выданного свидетельства N 0881862 о собственности на жилище частично недействительными, на Комитет муниципального жилья возложена обязанность включить в число собственников спорной квартиры М.А.; во встречном иске З. отказано.

Постановлением президиума Московского городского суда от 19 ноября 1998 г. оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, за исключением решения в части отказа о взыскании компенсации морального вреда. Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что совершенную сторонами сделку в отношении купли-продажи квартиры следует признать недействительной, поскольку согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы М. в период ее заключения 9 сентября 1993 г. не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

С выводом суда согласиться нельзя, т.к. он сделан без учета конкретных обстоятельств дела и требований закона.

Согласно ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, может быть признана судом недействительной, если в момент ее совершения он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

В подтверждение того, что М. в момент заключения договора купли-продажи квартиры не мог понимать значение своих действий и руководить ими, суд сослался на заключение экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу.

Между тем экспертное заключение, являясь в силу ч. II ст. 49 ГПК РСФСР одним из видов доказательств, согласно ст. 78 ГПК РСФСР для суда не обязательно и оценивается судом по правилам ст. 56 ГПК РСФСР.

Суд оценки заключению судебно-психиатрической экспертизы не дал и не принял во внимание, что она назначена с нарушением норм процессуального права.

Для разъяснения вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла, суд согласно ч. 1 ст. 74 ГПК РСФСР назначает экспертов.

В соответствии с ч. II ст. 74 ГПК РСФСР каждое лицо, участвующее в деле, вправе представить суду вопросы, которые могли быть разъяснены экспертом. Окончательно круг вопросов, по которым требуется заключение экспертов, определяется судом.

Как видно из акта стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 22 февраля 1995 г., экспертиза проводилась на основании определения Преображенского межмуниципального суда г. Москвы от 11 ноября 1994 г.

Из протокола от 11 ноября 1994 г. усматривается, что стороны в судебном заседании, на котором оглашался акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 7 сентября 1994 г., решался вопрос о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы и определялся круг вопросов, поставленных перед экспертами, не присутствовали.

Сведений о том, что они извещались о разбирательстве дела, в материалах дела не имеется. Следовательно, судебно-психиатрическая экспертиза, на базе которой сформулировано экспертное заключение, - доказательство, положенное судом в основу решения, назначена с нарушением предусмотренных процессуальным законом правил.

Не произвел оценку суд и другим имеющимся в деле доказательствам: договору купли-продажи спорной квартиры от 9 сентября 1993 г., из которого следует, что нотариусом при его удостоверении проверялась дееспособность сторон и сомнений в правильном осознании М. происходящего не возникло (л.д. 5); объяснениям представителя 3-его лица, компании "Нотра-центр", из которых видно, что М. в период осмотра его квартиры потенциальными покупателями, подготовки и оформления документов для совершения сделки, решения вопросов по расчетам за продаваемую квартиру действовал осознанно, с пониманием сути и значения происходящего (л.д. 175); факту регистрации договора купли-продажи спорной квартиры 10 сентября 1993 г. в Департаменте муниципального жилья, которая производится с участием продавца и покупателя (л.д. 5).

Признавая недействительным договор купли-продажи спорной квартиры от 9 сентября 1993 г., суд не принял во внимание, что согласно ранее действующему законодательству (ст. 239 ГК РСФСР) и ныне действующему законодательству (ст. 558 ГК РФ) договор купли-продажи квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Вопрос же о том, мог ли понимать значение своих действий и руководить ими М. в момент регистрации договора в Департаменте муниципального жилья, судом не исследовался.

В обоснование вывода о частичном удовлетворении иска М.О. и отказе во встречном иске З. суд сослался также на то, что на момент заключения договора передачи спорной квартиры М. в собственность М.А. имела на нее право, т.к. была постоянно прописана на спорной жилой площади и приватизацией нарушены ее права.

С данным выводом согласиться нельзя, т.к. он сделан без учета конкретных обстоятельств дела и требований закона.

Из материалов дела видно, что брак между М. и М.О. расторгнут в 1991 г., М.О. выехала и выписалась со спорной жилой площади, постоянно стала проживать по адресу: <...>. Вместе с нею по указанному адресу была прописана и несовершеннолетняя дочь М.А.

Доказательств тому, что после распада семьи родителей М.А. постоянно проживала с отцом М. на спорной жилой площади, в материалах дела не имеется.

18 июня 1993 г., незадолго до приватизации, М.А. оказалась прописанной на спорной жилой площади.

При изменении места жительства несовершеннолетних, связанном с отказом их прав на прежнюю жилую площадь, родители, являющиеся их естественными опекунами, в силу ранее действовавшей ст. 133 КоБС РСФСР на совершение подобной сделки от имени несовершеннолетних должны были получить предварительное разрешение органов опеки и попечительства.

Между тем из сообщения управления муниципального округа "Беговой" видно, что по данному вопросу в управление никто не обращался. Несоответствие требованиям закона влечет за собой недействительность сделки в соответствии со ст. 168 ГК РФ.

При таких данных состоявшиеся по делу судебные решения в указанной части нельзя признать законными, и в силу ст. 330 ГПК РСФСР они подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, правильно определить юридически значимые обстоятельства и в зависимости от установленных по делу обстоятельств в соответствии с требованиями закона разрешить спор.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Преображенского межмуниципального суда г. Москвы от 11 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 марта 1998 г. отменить, за исключением отказа М. в иске во взыскании компенсации морального вреда, постановление президиума Московского городского суда от 19 ноября 1998 г. отменить полностью, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В части отказа в иске М. во взыскании компенсации морального вреда решение суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда в указанной части оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"