||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 1998 года

 

Дело N 25-Вп98-27

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 1998 года гражданское дело по иску Л. к Р., П. о признании права собственности на часть жилого дома и по встречному иску Р. о признании права собственности на часть жилого дома по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Кировского районного суда г. Астрахани от 3 марта 1998 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 апреля 1998 года, которыми за Л. и Р. признано право собственности на 1/4 долю жилого дома за каждой.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Л. обратилась в суд с иском к Р. и П. о признании права собственности на 1/2 долю двухэтажного жилого дома <...>, зарегистрированную за Д., умершей в 1961 г.

В обоснование своих требований истица указала на то, что вторая половина дома зарегистрирована на праве общей долевой собственности за ней и ответчиками; после смерти Д., занимавшей при жизни второй этаж, она (истица) добросовестно, непрерывно и открыто владела свыше пятнадцати лет зарегистрированной за умершей долей дома, в связи с чем приобрела право собственности на эту долю по основанию приобретательной давности.

Р. предъявила встречный иск о признании за ней права собственности на половину доли, зарегистрированной за Д., или 1/4 долю от всего жилого дома, ссылаясь на то, что этой долей после смерти ее собственника владела непрерывно и открыто В., наследниками по завещанию которой являются она и Л., поэтому спорная доля должна быть распределена между ними.

Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 3 марта 1998 года, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 апреля 1998 года, признано за Л. и Р. право собственности на 1/2 долю умершей Д., или на 1/4 долю дома за каждой.

В протесте ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений в связи с неправильным толкованием норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Принимая указанное решение, суд исходил из того, что долей умершей Д. пользовалась В., которая с 1961 г. проживала на втором этаже дома; после смерти в 1995 г. В. срок владения ею имуществом возможно присоединить ее правопреемникам Л. и Р., которые в силу этого приобрели равное право на спорную долю дома по основанию приобретательной давности.

С таким выводом, основанным на неправильном толковании норм материального права, согласиться нельзя.

Согласно ч. ч. 1 и 3 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Жилой дом, между собственниками которого возник спор, находится в общей долевой собственности, доказательств раздела его в натуре суду не представлено. Д., не имевшей наследников по закону или по завещанию, принадлежала доля в общей собственности, а не конкретные помещения в доме. Пользование участником общей долевой собственности определенной частью общего имущества само по себе не является основанием для признания права собственности на эту часть имущества по основанию приобретательной давности, как ошибочно полагал суд.

Исходя из указанной выше нормы материального права юридически значимыми по настоящему делу являются обстоятельства, свидетельствующие о владении спорной долей жилого дома как своим собственным имуществом. О таком владении может свидетельствовать осуществление прав и обязанностей собственника доли жилого дома, в частности пользование частью общего имущества, соразмерной этой доле, несение расходов по ремонту, уплата налогов и других обязательных для собственника платежей, приходящихся на долю, страхование данного имущества, пользование частью земельного участка, относящегося к этой доле дома, и т.п.

Неправильно истолковав материальный закон, суд указанные юридически значимые обстоятельства на обсуждение в порядке ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР не ставил, в решении их не установил.

Не определил суд и размер доли, по поводу которой возник спор, в общей собственности на дом. Л. указывала в исковом заявлении, что в связи с установкой АОГВ возведен пристрой к дому, укреплен фундамент и несущие конструкции дома. Суд не уточнил ее требования, хотя в решении признал установленными указанные обстоятельства, влияющие на размер долей участников общей собственности. Был ли при этом соблюден установленный порядок использования общего имущества, не изменилось ли в результате осуществления неотделимых улучшений жилого дома соотношение долей в праве долевой собственности (п. 3 ст. 245 Гражданского кодекса Российской Федерации) и какую долю составляет в настоящее время принадлежавшая Д. часть дома, суд в нарушение ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР на обсуждение не поставил, никакого суждения по данным вопросам не высказал.

Согласно части первой ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основаниями к отмене судебных постановлений в надзорном порядке являются: неправильное применение или толкование норм материального права, существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, предложить Л. уточнить требования с учетом оснований, указанных в исковом заявлении, поставить на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие об осуществлении полномочий собственника в отношении спорной доли жилого дома и размере этой доли, предложить сторонам представить доказательства в подтверждение своих доводов и возражений, оценить представленные доказательства в их совокупности, разрешив спор в зависимости от установленного и в соответствии с требованиями закона.

Протест внесен в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с отсутствием кворума Астраханского областного суда.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Астрахани от 3 марта 1998 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 апреля 1998 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"