||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 1998 года

 

Дело N 18-В98-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 1998 года гражданское дело по иску К.М., К.Ю., К.В., Ж., С. к Южно-Черноморскому банку и рыболовецкому колхозу "Родина" о признании недействительными кредитного договора и договора залога по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на состоявшиеся судебные постановления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения К.Ю. и адвоката Кулешова С.Д., возражавших против доводов протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

К.М., К.Ю., К.В., Ж., С. обратились в суд с иском к Южно-Черноморскому банку и рыболовецкому колхозу "Родина" о признании недействительными кредитного договора и договора залога, заключенных между ответчиками 7 декабря 1994 года. В обоснование своих требований указали на то, что являются членами указанного рыболовецкого колхоза, имущество колхоза принадлежит его членам на праве общей долевой собственности, договоры заключены с нарушением установленного порядка распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности, кредит выдан не был, поэтому требование банка о передаче ему заложенного имущества колхоза неправомерно.

Решением Туапсинского городского суда Краснодарского края от 22 мая 1997 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 17 июля 1997 года, иск удовлетворен, оспариваемые договоры признаны недействительными и отменены.

Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 10 сентября 1998 года оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации об отмене указанных судебных решений.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Решение суда мотивировано тем, что п. 4.1 устава рыболовецкого колхоза "Родина" предусматривает принадлежность имущества колхоза его членам на праве частной (общей долевой) собственности, при заключении кредитного договора и договора залога нарушен установленный ст. 246 Гражданского кодекса Российской Федерации порядок распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности, условия кредитного договора не были выполнены, сумма кредита 2,5 млрд. рублей на расчетный счет колхоза не поступала.

С таким выводом согласились суды кассационной и надзорной инстанций, оставив решение суда без изменения.

Между тем указанное положение устава, на котором основано применение судом нормы материального права, не могло учитываться.

Согласно ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

В соответствии с п. п. 2, 3 ст. 3 Федерального закона от 08.12.95 N 193-ФЗ (в редакции от 07.03.97) "О сельскохозяйственной кооперации" рыболовецкий колхоз признается одним из видов сельскохозяйственных производственных кооперативов.

Пунктом 3 ст. 34 этого Федерального закона предусмотрено, что кооператив является собственником имущества, переданного ему в качестве паевых взносов его членами, а также имущества, произведенного и приобретенного кооперативом в процессе его деятельности.

Закон СССР от 26.05.88 "О кооперации в СССР" в редакции от 07.03.91, действовавший на период принятия устава рыболовецкого колхоза "Родина" и заключения оспариваемых договоров, также относил колхозы, в том числе рыболовецкие, к одной из форм производственных сельскохозяйственных кооперативов, устанавливал, что принадлежащее кооперативу имущество является его собственностью (ст. ст. 7, 33, 39 Закона).

Согласно п. 2 ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество. Производственные кооперативы относятся к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права.

При таком положении вывод суда о том, что истцы являются участниками общей долевой собственности на имущество колхоза, ошибочен, и ст. 246 Гражданского кодекса Российской Федерации, требованиям которой, по мнению суда, не соответствуют кредитный договор и договор залога, применена по настоящему делу неправильно.

В соответствии с пунктом 1 части первой ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР неправильное применение или толкование норм материального права является основанием к отмене судебных постановлений в надзорном порядке.

Экономические споры между юридическими лицами о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств в силу п. 2 ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подведомственны арбитражным судам.

Из дела видно, что между Южно-Черноморским банком, рыболовецким колхозом "Родина" и фирмой "Новэкс" имеется спор о взаиморасчетах, непосредственно связанный с выполнением условий оспариваемого кредитного договора. В силу указанной выше нормы права данный спор подведомствен арбитражным судам.

Суд вошел в обсуждение вопроса об исполнении обязательств по кредитному договору, сделав в решении вывод о невыполнении условий этого договора без выяснения действительных отношений, связанных с расчетами между юридическими лицами, в частности без проверки и оценки заключения расчетно-кассового центра, акта документальной проверки финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц, между которыми возник спор о взаиморасчетах (л.д. 84 - 88), и других документальных данных, относящихся к расчетам в соответствии с установленными банковскими правилами.

Невыполнение условий кредитного договора само по себе не предусмотрено законом в качестве основания, по которому допускается признание сделки недействительной, оно может повлечь наступление установленной законом или договором ответственности за нарушение обязательств либо расторжение договора. В постановлении президиума краевого суда, как и в решениях судов первой и кассационной инстанций, не указана норма материального права, в силу которой названное обстоятельство является основанием недействительности сделки. При отсутствии такого указания нельзя согласиться с выводом президиума о праве истцов на предъявление подобного требования.

Согласно ч. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Учитывая, что Гражданский кодекс Российской Федерации допускает предъявление требования о недействительности оспоримых сделок лишь указанными в этом Кодексе лицами, но не исключает возможность предъявления любым заинтересованным лицом иска о признании недействительной ничтожной сделки, суду следовало уточнить основание заявленного иска, исходя из которого определить, являются ли граждане, заявившие требование о недействительности кредитного договора по мотиву невыполнения его условий, надлежащими истцами по настоящему делу.

Поскольку судом при разрешении спора о признании сделок недействительными по основанию их несоответствия требованиям закона, регулирующего порядок распоряжения общей долевой собственностью, допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, а основание, связанное с выполнением обязательств по кредитному договору, уточнено не было, что исключает возможность определения надлежащих истцов по такому требованию, то в соответствии с п. 2 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР судебные решения подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Туапсинского городского суда Краснодарского края от 22 мая 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 июля 1997 года и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 10 сентября 1998 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"