||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 1998 года

 

Дело N 24-Вп98-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 ноября 1998 года дело по иску И. к И.В., И.Д., И.М. об установлении факта принятия наследства, о его разделе, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, об установлении факта родственных отношений по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Майкопского городского суда от 17 декабря 1997 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 3 февраля 1998 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

И. обратилась в суд с иском к И.В., И.Д., И.М. об установлении факта принятия наследства, о его разделе, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, об установлении факта родственных отношений. Свои требования она обосновала тем, что является матерью И.А., после смерти которого, наступившей 5 мая 1995 года, открылось наследство на 1/2 часть квартиры <...>, на 1/2 часть автомашины, на 4/9 доли домовладения, расположенного по <...>. Постоянно проживая в указанном домостроении, она приняла наследство, в связи с чем просит оставить ей в натуре 4/9 его доли (при наличии права на 1/9 доли домостроения) и выплатить компенсацию за 1/8 часть квартиры и 1/8 автомашины.

Решением Майкопского городского суда от 17 декабря 1997 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 3 февраля 1998 года, установлен факт, что умерший 5 мая 1995 года И.А. является родным сыном И.; установлено, что И. после смерти И.А. приняла наследство; признано недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное Майкопской нотариальной конторой И.В., И.Д., И.М. на квартиру <...>, автомашину ВАЗ-21013 <...>, на 4/9 домовладения <...>; признано право собственности И.В. на 5/8 долей квартиры, И.Д. на 1/8 долей квартиры и И.М. на 1/8 долей квартиры <...>; признано за И. право собственности на 2/3 доли в домовладении <...>, постановлено взыскать с нее 7011023 руб. в пользу И.В., И.Д., И.М. в равных долях; признано за И. право собственности на всю автомашину ВАЗ-21013 <...>, постановлено взыскать с нее в пользу детей И.Д. и И.М. по 818391 руб.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права и существенными нарушениями норм процессуального права.

Протест принят к рассмотрению Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поскольку в президиуме Верховного Суда Республики Адыгея отсутствует кворум.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Разрешая спор, суд правильно установил, что умерший 5 мая 1995 года И.А. является родным сыном И., та после смерти сына приняла наследство, признал недействительным свидетельство о праве на наследство, выданное ответчикам. Решение в этой части является законным и обоснованным.

Однако в части раздела наследственного имущества судебные постановления подлежат отмене в связи с неправильным применением норм материального права и существенными нарушениями норм процессуального права.

В соответствии с п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Положения данной нормы не приняты во внимание судом, признавшим право собственности на 2/3 доли домовладения <...> за И. и возложение на нее обязанности выплатить компенсацию ответчикам.

Как следует из материалов дела, И.В., И.Д. не были согласны на выплату денежной компенсации за их долю и долю несовершеннолетней И.М. в указанном домовладении, так как имеют существенный интерес к данному наследственному имуществу, в состав которого входит хозяйственная постройка, необходимая им в качестве мастерской.

В нарушение ст. ст. 14 и 50 ГПК РСФСР суд оставил без обсуждения вопрос о возможности реального раздела домовладения.

Так, по делу проведена судебно-строительная экспертиза, по заключению которой разделить спорную часть дома с выделением общей доли ответчиков в отдельную квартиру возможно. Суд экспертному заключению оценки не дал, ограничился указанием, что при разделе наследственной части домовладения потребуются большие расходы на сумму 5789000 руб., одна из комнат не имеет естественного освещения, при этом суд не выяснил у ответчиков, согласны ли они нести указанные расходы и пользоваться комнатой без окон.

Таким образом, суд не исследовал возможность раздела домостроения и отказал в выделе доли И.В., И.Д. и И.М. по основаниям, не предусмотренным ст. 252 ГК Российской Федерации.

Из изложенного следует, что суд при разрешении спора неправильно применил нормы материального права и допустил существенные нарушения норм процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения, а кассационная инстанция оставила эти упущения без внимания. При таких обстоятельствах судебные постановления в части раздела наследственного имущества подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого суду надлежит с учетом изложенного полно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, тщательно проверить доводы истца и возражения ответчика, в соответствии с требованиями закона постановить решение.

Руководствуясь ст. 329 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Майкопского городского суда от 17 декабря 1997 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 3 февраля 1998 года в части раздела наследственного имущества отменить и дело направить в суд первой инстанции.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"