||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 1998 года

 

Дело N 25-Вп98-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 ноября 1998 года гражданское дело по иску К. и Д. к Каспийскому НИИ рыбного хозяйства о возмещении ущерба и компенсации морального вреда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на определение Ленинского районного суда г. Астрахани от 29 мая 1998 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей протест подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. и Д. обратились в суд с иском к Каспийскому научно-исследовательскому институту рыбного хозяйства о возмещении ущерба и компенсации морального вреда в связи с тем, что при столкновении с принадлежащим ответчику судном их лодка и другое имущество были утрачены, они сами пострадали, оказавшись в холодное время года в воде, причинены другие убытки.

Решением Ленинского районного суда г. Астрахани от 26 июля 1994 года иск был удовлетворен.

Истцы обратились в суд с заявлением о перерасчете взысканных в их пользу сумм по мотиву того, что в связи с инфляцией и поздним исполнением решения суда присужденные им суммы не компенсируют причиненного ущерба. Заявление неоднократно рассматривалось судами, дополнялось и уточнялось истцами.

Заочным решением Ленинского районного суда от 5 марта 1998 года требования истцов частично удовлетворены, а определением этого же суда от 29 мая 1998 года заявление НИИ рыбного хозяйства об отмене заочного решения с возобновлением рассмотрения дела по существу оставлено без удовлетворения.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации из-за отсутствия кворума в Президиуме Астраханского областного суда, ставится вопрос об отмене определения суда от 29 мая 1998 года по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит последний подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Указанным решением (от 5 марта 1998 года) постановлено - взыскать с НИИ рыбного хозяйства в пользу К. в возмещение ущерба 4930 руб. 22 коп., за упущенную выгоду - 7685 руб., в возмещение компенсации морального вреда - 1000 рублей, а всего 13675 руб. 22 коп.; в пользу Д. - в счет возмещения ущерба - 4092 руб., за упущенную выгоду - 7685 руб., компенсацию морального вреда - 1000 руб., а всего 12790 руб.

Отказывая в удовлетворении заявления НИИ об отмене этого решения, суд исходил из того, что представитель последнего был уведомлен о разбирательстве дела на 5 марта 1998 года, утверждение об обратном является необоснованным и никаких доказательств, которые могут повлиять на содержание принятого заочного решения, в заявлении не приведено.

С таким суждением согласиться нельзя, поскольку оно не соответствует материалам дела и требованиям ст. ст. 106, 157 ГПК РФ, положения которых обязательны и в случаях постановления заочного решения.

Из дела видно, что 24 декабря 1997 года в связи с ходатайством истцов об увеличении объема требований и необходимостью оформления документов, его разбирательство было отложено на 22 января 1998 года, о чем представитель НИИ был осведомлен и расписка получена (л.д. 174, 175). 22 января 1998 года рассмотрение дела не состоялось из-за неявки представителя НИИ и было отложено без указания новой даты рассмотрения дела (л.д. 176). Из имеющейся в деле телефонограммы с сообщением о слушании дела 5 марта 1998 года следует, что передана она была 4 марта 1998 года, то есть в последний день перед разбирательством дела, и в указанный день по делу вынесено заочное решение. Неясно, какому должностному лицу, либо службе НИИ была передана телефонограмма и была ли она доведена до сведения (имелась ли такая возможность) нужного адресата (л.д. 180).

В протоколе судебного заседания указано, что причина неявки представителя ответчика неизвестна. В нем не содержится сведений, указывающих на то, что суд выяснял получение сообщения надлежащим лицом, и имеются основания считать неявку представителя НИИ не вызванной уважительными причинами.

При указанных обстоятельствах нельзя признать, что суд располагал сведениями об уведомлении ответчика о рассмотрении дела.

Кроме того, из приобщенного к жалобе НИИ в областной суд заявления Л. следует, что 5 марта 1998 года при разговоре (по телефону) с секретарем суда им было сообщено, что вызываемый в суд А. находится на объекте и уведомить его в рассмотрении дела он не сможет. Разговор состоялся за 30 минут до назначенного времени слушания дела. Номер телефона Л. не соответствует номеру, указанному в телефонограмме (л.д. 180, 205).

Нельзя согласиться и с доводом определения о том, что со стороны НИИ при подаче заявления об отмене заочного решения не приводилось доказательств, влияющих на содержание этого решения.

Как видно из дела, первоначально НИИ обжаловал заочное решение в кассационном порядке, указывая на то, что этим решением взысканы денежные суммы с учетом срока неисполнения выплат с 1996 года по требованию истцов в части упущенной выгоды, хотя само такое требование ими было заявлено только в 1998 году. Указывались и другие обстоятельства, в том числе и относительно того, что истцами пропущен срок на обращение в суд.

Поскольку данная жалоба по мотиву несоответствия порядку пересмотра заочных решений была оставлена без движения, то приведенные выше доводы были изложены и в заявлении НИИ в районный суд об отмене заочного решения, но в определении суда от 29 мая 1998 года они отражения не нашли, хотя имели значение для решения по делу.

Изложенное выше не дает оснований признать, что по заявлению НИИ об отмене заочного решения с возобновлением рассмотрения дела по существу определение постановлено в соответствии с требованиями ст. 213.11 ГПК РФ.

Наряду с указанным необходимо отметить и то, что при удовлетворении заявления истцов (решение от 5 марта 1998 года) судом не полно выяснен вопрос, когда конкретно истцами были получены присужденные им суммы, правильно ли производился их перерасчет в связи с инфляцией. Согласно справке НИИ по решению суда от 26 1994 года присужденные суммы были выплачены истцам в августе и декабре 1994 года, но суд исходил в этой части из данных, указанных в определении от 24 июня 1996 года и позже отмененного (л.д. 86, 87, 97, 98, 184).

Удовлетворение требования истцов в части компенсации упущенной выгоды (лишение возможности заниматься ловом рыбы) в решении не мотивировано, как не мотивирован и вывод в части компенсации морального вреда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Ленинского районного суда г. Астрахани от 29 мая 1998 года отменить и дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"