||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 ноября 1998 года

 

Дело N 19-В98пр-29

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                             Жилина Г.А.,

                                                      Зайцева В.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании от 3 ноября 1998 г. дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Невинномысского городского суда от 2 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 16 января 1998 г., постановление президиума Ставропольского краевого суда от 12 мая 1998 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Жилина Г.А., заключение помощника Генерального прокурора РФ Корягиной Л.Л., поддержавшей протест, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. состоял в семейных отношениях без регистрации брака с С., которая по нотариально удостоверенному завещанию от 7 июня 1996 г. завещала все принадлежащее ей имущество двоюродному племяннику К.

12 июля 1996 г. Невинномысским отделом ЗАГСа заключен брак между Г. и С., а 16 июля 1996 г. она умерла.

Г. в декабре 1996 г. обратился с иском к К. о признании завещания недействительным, взыскании средств на содержание С. и ее погребение, компенсации морального вреда.

К. обратился с иском к Г. о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, выселении.

28 ноября 1997 г. К.А., участвующий в рассмотрении дела по доверенности К., от своего имени представил исковое заявление о признании недействительным брака, заключенного 12 июля 1996 г. между Г. и С. (л.д. 97).

Решением Невинномысского городского суда от 2 декабря 1997 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 16 января 1998 г., в иске Г. к К. о признании завещания недействительным отказано, иск о признании брака недействительным удовлетворен.

Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 12 мая 1998 г. оставлен без удовлетворения протест прокурора края об отмене решения и кассационного определения в части разрешения спора о признании брака недействительным.

В протесте ставится вопрос об отмене судебных постановлений в части спора о признании брака недействительным с прекращением производства по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит судебные постановления в указанной части подлежащими отмене, но с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В нарушение требований ст. 46 ГПК РСФСР суд исковое заявление о признании брака недействительным принял от имени К.А., который участвовал в рассмотрении дела по доверенности, выданной ему К., и мог совершать процессуальные действия лишь в его интересах и от его имени. При этом вопреки ст. ст. 82, 126, 129, 141, 142 ГПК РСФСР исковое заявление принято без оплаты государственной пошлины, без указания в нем оснований признания брака недействительным, без вынесения определения о его принятии и подготовке дела по данному требованию к судебному разбирательству.

В нарушение требований ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР в решении суд также не указал конкретные основания для признания брака недействительным.

В то же время указанные обстоятельства имели важное значение уже при решении вопроса о принятии искового заявления, поскольку согласно ч. 3 п. 1 ст. 28 Семейного кодекса РФ К., являющийся наследником после смерти С., имеет право требовать признания брака недействительным лишь по основаниям нарушения требований ст. 14 Семейного кодекса РФ при его заключении.

В решении суд указал, что в связи с ухудшением состояния здоровья С. в момент заключения брака не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Однако при этом не привел мотивов, почему данное обстоятельство является основанием для признания брака недействительным и вправе ли К. по этому основанию требовать признания брака недействительным.

В решении суд сослался на ст. 14 Семейного кодекса РФ, но не указал, какое из предусмотренных этой нормой обстоятельств является основанием для признания брака недействительным.

Данных о том, что до вступления в брак С. была по решению суда признана недееспособной вследствие психического расстройства, в деле не имеется.

Несмотря на приведенные нарушения норм материального и процессуального права, суды кассационной и надзорной инстанций решение оставили без изменения.

При таких обстоятельствах судебные постановления в части разрешения спора о признании брака недействительным являются незаконными и подлежат отмене, а дело в этой части - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела следует устранить указанные недостатки и разрешить спор в соответствии с требованиями закона либо производство по делу прекратить, если спор К. будет заявлен не по основаниям, предусмотренным для признания брака недействительным ст. 14 Семейного кодекса РФ.

Руководствуясь ст. ст. 311, 328, 329 п. 2, 330, 332 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Невинномысского городского суда от 2 декабря 1997 г. и последующие судебные постановления в части удовлетворения иска К. о признании брака недействительным отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"