||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 сентября 2002 г. N 5-о02-120

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Ботина А.Г.

судей Валюшкина В.А. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании 12 сентября 2002 года кассационные жалобы осужденных Г.М., Б.А. и адвокатов Житина А.И. и Монаховой Е.В. на приговор Московского городского суда от 12 апреля 2002 года, которым

Г.М., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

Б.А., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 47 УК РФ Г.М. и Б.А. постановлено лишить права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года.

В соответствии со ст. 48 УК РФ постановлено лишить специальных званий: Г.М. - майор юстиции, Б.А. - капитан юстиции.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Г.М., Б.А., не возражавшего против рассмотрения дела в отсутствие его адвоката, адвоката Житина А.И., поддержавших жалобы, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.М. и Б.А. признаны виновными в том, что будучи должностными лицами, получили взятку в виде денег за действия в пользу взяткодателя, входящие в их служебные полномочия, а равно которым они могли способствовать в силу своего должностного положения, за незаконные действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Это преступление совершено 5 июня 2001 года в гор. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г.М. вину не признал, отрицая какую-либо причастность к получению Б.А. денег от Г. Б.А. вину признал частично, не отрицая, что получил от Г. 10 000 долларов США, но считает свои действия мошенничеством.

В кассационных жалобах:

- основой и дополнении к ней Г.М., считая осуждение незаконным, указывает на нарушение судом ст. 20 УПК РСФСР, поскольку изъяты не все записи телефонных разговоров, не проведена независимая фоноскопическая экспертиза, а имеющаяся в деле, проведена с нарушением закона, не изъят его сотовый телефон, на психиатрическую экспертизу представлены не все документы, не допрошен ряд сотрудников милиции и прокуратуры, чьи показания имеют значения для правильного разрешения дела. Результаты оперативной деятельности не могли быть положены в основу приговора, поскольку проведены в нарушение закона. Указывает на невыяснение судом причины имеющихся противоречий. Полагает, что поскольку ему не разъяснено право обжаловать постановление судьи о назначении заседания, это являлось препятствием для постановления приговора. Основания, по которым отклонена его просьба о рассмотрении дела с участием присяжных, являются незаконными. Не проведено предварительное слушание по его ходатайству. Считает нарушением закона то, что его жалоба прокурору о незаконности ареста не рассмотрена. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

- адвокат Житин в защиту Г.М., указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, на неправильное применение уголовного закона, неполноту предварительного и судебного следствия, просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

- основной и дополнении к ней осужденный Б.А., не оспаривая получение денег от Г., считает неправильной квалификацию его действий как получение взятки и полагает, что должен нести ответственность за мошенничество. В обоснование доводов ссылается на то, что имея целью получить с Г. деньги, прекращать дело не собирался, и не мог этого сделать, поскольку дело с декабря 1999 года находилось в производстве Г.М., который и выполнял следственные действия, он же и приостанавливал производство по делу, и, кроме того, прекращение дела санкционируется прокурором. Никаких действий в интересах Г. не совершал, и не мог способствовать их совершению другими лицами. О боязни быть обманутым дал показания и сам Г. Квалифицируя его действия как взятку, суд не мотивировал свой вывод. Считает, что суд не мог ссылаться на результаты оперативного эксперимента, поскольку законных оснований для его проведения не было. Соответственно не могли быть использованы в качестве доказательств и результаты, производные от оперативного эксперимента. Высказывает мнение о фальсификации материалов оперативно-розыскной деятельности. Проявив предвзятость, суд не дал оценки этим нарушениям и сослался на них в качестве доказательств его вины. Кроме того, указывает на то, что с постановлением о назначении судебного заседания не ознакомлен, имеющаяся в деле расписка составлена другим лицом, нет в деле и постановления о его передаче другому судье. Утверждая, что сговор между ним и Г.М. был, но не на получение взятки, а на мошенничество, просит переквалифицировать его действия на ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ;

- основной и дополнении к ней адвокат Монахова, приводя в защиту Б.А. аналогичные доводы, дополняет, что ее подзащитный не мог самостоятельно изменить Г. меру пресечения либо прекратить дело, а вывод суда в этой части является необоснованным. Данных о том, что Б.А. способствовал достижению нужного Г. результата, в деле нет. Вывод суда о том, что инициатива получения взятки исходила от осужденных, основан исключительно на показаниях заинтересованного в деле Г. и не соответствует действительности. Просит изменить приговор: переквалифицировать действия Б.А. на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, по которой назначить более мягкое наказание.

В дополнении к поданным Б.А. и адвокатом Монаховой Е.В. кассационным жалобам адвокат Чапенко А.А. представил дополнение аналогичного жалобам содержания.

Осужденным Г.М. принесены возражения на жалобу адвоката Монаховой.

Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Г.М. и Б.А. в получении взятки, несмотря на заявление Г.М. о его непричастности к указанному преступлению, и утверждение Б.А., фактически не отрицавшего установленных судом обстоятельств, но выражавшего несогласие с юридической оценкой содеянного им, соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела и основан на доказательствах, анализ которых дан в приговоре.

Так, из показаний свидетеля Г. следует, что в сентябре 1999 года, он был задержан милицией и против него возбудили уголовное дело по ст. 228 ч. 1 УК РФ. Через трое суток его освободили, и начальник следственного отдела Г.М. сообщил, что его дело прекращено. В конце мая 2001 года ему позвонил Б.А., сказал, что нужно срочно переговорить. Их разговор он записал на магнитофон. При встрече 31 мая Б.А. показал какую-то бумагу о его розыске с весны 2000 года и сообщил, что надо срочно решать вопрос по возбужденному против него делу, поскольку прокуратура его беспокоит по поводу того, что он (Г.) до сих пор не задержан, и в связи с этим нужно заплатить 10 000 долларов ему и Г.М. за прекращение розыска и дела. Он (Г.) сказал, что в таком случае ему нужно встретиться с Г.М. После этого он обратился в ЦРУБОП МВД РФ с заявлением о вымогательстве взятки. Утром 4 июня он встретился с Б.А. в его кабинете, куда вскоре зашел Г.М. и в присутствии Б.А. предложил ему (Г.) передать им за "закрытие" уголовного дела 10 000 долларов. Он попытался снизить сумму до 7 000, на что Г.М. ответил, что в прокуратуре бесплатно не работают. Они договорились, что все деньги он принесет утром на следующий день. По договоренности с Б.А. он прибыл в назначенное время. Б.А. велел ему подняться к нему, сославшись на отсутствие Г.М., но тут появился последний и сказал, чтобы он заходил. Он поднялся к Б.А., куда зашел Г.М. и сообщил, что с ним все вопросы решит Б.А., заверив, что все будет нормально и чтобы он не волновался. Он ответил, что надо решить вопрос сразу, чтобы не было никаких проблем, на что Г.М. заявил, что ему деньги хранить негде, и чтобы всю сумму он отдал Б.А. После ухода Г.М., он передал деньги Б.А., тот их пересчитал, сказал, что их он отдаст Г.М., а тот вечером поедет в прокуратуру и дело закроют. Он предложил Б.А. сходить к Г.М. и отдать деньги. Тот ушел, а вернувшись, сказал, что Г.М. из-за боязни возьмет деньги только тогда, когда он (Г.) уйдет. Тогда он пошел и сам поинтересовался у Г.М. все ли нормально, на что тот ответил, что все в порядке и он может идти. Он заглянул к Б.А., тот заверил, что дело и розыск будут прекращены и они распрощались. Тут же Б.А. и Г.М. были задержаны.

Согласно показаниям свидетелей Ш., З., Ч. и Б., сотрудников ЦРУБОП МВД РФ, 1 июня 2001 года к ним обратился Г. с заявлением о том, что следователь Б.А. и начальник следственного отдела Г.М. вымогают у него взятку в 10 000 долларов за прекращение уголовного дела и розыска. В подтверждение он выдал аудиокассету, на которую записал разговор с Б.А. 4 июня Г. выдали аппаратуру для негласной аудиозаписи, так как в тот день он должен был встретиться с Б.А. и Г.М. При встрече была достигнута договоренность о том, что на следующий день Г. должен будет прибыть в ОВД и отдать 10 000 долларов. Перед встречей, которая в этот день неоднократно переносилась, Г. был снабжен аппаратурой. После обеда, передав деньги Б.А., Г. сообщил об этом условной фразой, и Б.А. с Г.М. были задержаны. Из кармана пиджака у первого были изъяты 10 000 долларов США, ранее выданные Г. для передачи.

Свидетели И. и С., являвшиеся понятыми, подтвердили, что при задержании Б.А. из кармана его одежды были изъяты 10 000 долларов США, о чем был составлен протокол.

Согласно расшифровке аудиозаписи разговора Г. и Б.А. 31 мая 2001 года, в ходе беседы Б.А. показал Г. неустановленный документ о его аресте и сообщил, что прокуратура недовольна тем, что Г., несмотря на объявленный розыск "спокойно разъезжает по Москве". На предложение Г. переговорить с Г.М. по этому поводу, Б.А. заявил, что он с ним уже разговаривал, но в прокуратуре "уперлись". На вопрос Г.: "Десять, да и не ниже?", Б.А. ответил, что в прокуратуре "очень много людей" и к понедельнику нужно приехать "конкретно, не с пустыми руками", "лучше найти и отдать Михаилу Васильевичу (Г.М.) и вместе проехать туда в прокуратуру". На просьбу Г. снизить сумму до 6 - 7 тысяч, Б.А. сказал, что Г.М. ездил в прокуратуру и пытался договориться, но бесполезно, так как там требуют ареста, заявив, что когда "его поймают, то он будет в их руках". Затем Б.А. сообщил, что в 9 часов утра 4 июня Г.М. будет на работе. Б.А. также сообщил, что они "даже на подлог пошли, чтобы не выставлять его в арест". В ответ на просьбу Г., чтобы Б.А. передал Г.М. его (Г.) обещание привезти всю сумму полностью, Б.А. ответил: "Все, мы сразу снимаем весь розыск".

Из стенограммы аудиозаписи разговора между Г., Г.М. и Б.А. 4 июня видно, что Г.М. убеждает Г. найти полную сумму, ссылаясь на то, что прокурор не "дурак бесплатно работать" и что тогда "все вопросы будут сняты, никто искать не будет", будет решен вопрос об "отзыве розыскного", из компьютера "все уберут". Г. обещает искать деньги, на что Г.М. говорит ему, чтобы "он решал все, до завтра этот вопрос ждет", после чего Г. договаривается с Б.А. созвониться вечером.

При встрече 5 июня, как это видно из стенограммы записи разговора, Б.А. в отсутствие Г.М. убеждает Г., что с прокурором вопрос решен, Г.М. "ему звонил вечером, как договорились". Зашедший в кабинет Г.М. заверил Г., что "все будет нормально, как в тот раз не будет ничего", а на вопрос Г. о том, "конкретно ли будет решен вопрос", Г.М. ответил утвердительно.

Согласно той же аудиозаписи, после получения денег Б.А. их пересчитал, по просьбе Г. несколько раз ходил к Г.М., а возвращаясь, сообщал Г., что Г.М. "при нем (Г.) ни копейки не возьмет", и велел Б.А. взять себе все деньги себе, а потом отдать ему.

Из распечатки разговора также видно, что Б.А. показал Г. некий документ, начинающийся словами "разыскиваемый Вами как преступник Г...", в подтверждение того, что его не обманут, при этом Б.А. продолжает убеждать Г., что "он никогда его не обманывал".

После прослушивания вышеуказанных аудиозаписей в ходе судебного заседания Б.А. и Г. подтвердили, что на кассетах записаны разговоры, состоявшиеся между Б.А., Г. и Г.М. Смысл и содержание разговоров переданы правильно, принадлежность голосов Б.А., Г. и Г.М. сомнений не вызывает. Все разговоры действительно имели место, не ставя под сомнение выводы экспертов.

Проведенной по уголовному делу фоноскопической экспертизой установлено, что признаки монтажа аудиозаписей на представленных кассетах, отсутствуют.

Аналогичные изложенным в кассационных жалобах доводы (о нарушениях закона при проведении оперативных мероприятий, в ходе которых были произведены записи разговоров, невозможность использования полученных данных в качестве доказательств), тщательно проверялись при судебном разбирательстве и обоснованно были признаны несостоятельными по основаниям, подробно изложенным в приговоре.

Каких-либо оснований ставить под сомнение заключение фоноскопической экспертизы, о чем в жалобе указывает Г.М., не имеется.

Кроме того, следует отметить, что упомянутые выше аудиозаписи, равно как и показания Г., не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

При таких данных изложенные в жалобах доводы об отсутствии доказательств виновности Г.М. и Б.А. в инкриминируемом им преступлении следует признать неубедительными.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы, изложенные в жалобах, о том, что приговор основан на порочных доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Доводы Б.А. и его адвоката о незаконности осуждения Б.А. за получение взятки со ссылкой на то, что он никаких действий в интересах Г. не совершал, совершить не мог и не мог способствовать их совершению другими лицами, являются неубедительными.

Как следует из приговора, в котором анализу и оценке подвергнуты все признанные достоверными доказательства, ни Б.А., являвшийся старшим следователем, ни Г.М., начальник следственного отделения, не выполнили указаний прокурора об изменении меры пресечения Г., дело в отношении последнего приостанавливалось по надуманным основаниям, розыск по делу не велся, постановление об изменении меры пресечения Г. вынесено Г.М. формально, материалы по розыску в службу криминальной милиции ни Г.М., ни Б.А. не направлялись, мер к реальному задержанию Г. ими также не принималось. Кроме того, в силу занимаемого Г.М. и Б.А. должностного положения они могли прекратить исполнение постановления об изменении меры пресечения, убрать из компьютера сведения о розыске Г., приостановить или прекратить дело производством по основаниям, в том числе, без согласования с прокурором.

Кроме того, сам Б.А., о чем свидетельствуют его показания в суде, не исключил возможности прекращения дела Г. при оказании ему соответствующей помощи со стороны Г.М.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, выяснив причины имеющихся противоречий, проверив все версии в защиту Г.М. и Б.А. и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу об их виновности в получении взятки.

То обстоятельство, что при расследовании дела изъяты не все записи переговоров и мобильный телефон Г.М., что в суде не допрошены некоторые сотрудники милиции и прокуратуры, что прокурором не дан ответ на жалобу о законности ареста, на что указывается в жалобе Г.М., то это никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Г.М. за содеянное, также как не ставит под сомнение обоснованность осуждения Г.М. и Б.А. и то обстоятельство, что им не было разъяснено их право на обжалование постановления судьи о назначении судебного заседания.

Квалификация действий Г.М. и Б.А. является правильной.

При судебном разбирательстве, так же как и на предварительном следствии тщательно проверялась психическая полноценность Г.М. и Б.А., которая обоснованно не вызвала сомнений.

При назначении Г.М. и Б.А. наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновных и все обстоятельства дела, в том числе и смягчающие наказание. Его нельзя признать несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Что касается доводов Г.М. и Б.А. о том, что не было удовлетворено их ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, то в этом вопросе права их не нарушены.

Как усматривается из материалов дела, подсудность настоящего дела Московскому городскому суду определена в соответствии с законом.

Дело назначено к рассмотрению в Московском городском суде с участием судьи и двух народных заседателей постановлением судьи от 13 декабря 2001 года.

Вопросы, подлежащие выяснению при назначении судебного заседания, разрешены судьей правильно.

На момент направления дела в суд, равно как и на момент постановления приговора по нему, Федеральным законом не предусматривалось рассмотрение уголовных дел Московским городским судом с участием присяжных заседателей, что в такой же степени относится и к проведению предварительного слушания.

Настоящее дело рассмотрено законным составом суда и по уголовному делу не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы помешать суду всесторонне рассмотреть дело или повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Вынесение постановления о передаче уголовного дела от одного судьи другому законом не предусмотрено, поэтому и этот довод Б.А. является несостоятельным.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора, следователем и судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 12 апреля 2002 года в отношении Г.М. и Б.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"