||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 1998 года

 

Дело N 14-В98пр-54

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 сентября 1998 года дело по иску Н.Т. к Н.В., Б., Н.И. о признании договоров дарения недействительными, разделе дома по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Верхнехавского районного суда от 2 октября 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 25 декабря 1997 года, постановление президиума Воронежского областного суда от 30 марта 1998 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Н.Т. и Н.В. состояли в зарегистрированном браке с 1964 года по 1986 год. 26 февраля 1981 года между Б. и Н.В. был заключен договор дарения дома, расположенного в <...>. Договор нотариально удостоверен.

24 августа 1996 года Н.В. подарил указанный дом своей дочери от второго брака Н.Д., оформив договор надлежащим образом.

Н.Т. обратилась в суд с иском к Н.В. о признании договоров дарения от 26 февраля 1981 года и от 24 августа 1996 года недействительными и реальном разделе дома. В обоснование своих требований указала, что фактически спорный дом был продан, а не подарен в период брака с ответчиком и, таким образом, является их общей собственностью, она имеет право на 1/2 часть этого дома.

Решением Верхнехавского районного суда от 2 октября 1997 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 25 декабря 1997 года, признан недействительным договор дарения дома <...>, заключенный между Б. и Н.В. 27 февраля 1981 года. Признана действительной сделка, по условиям которой дом <...> 26 февраля 1981 года Н.В. купил у Б. Указанный дом признан общей совместной собственностью Н.В. и Н.Т. Признан недействительным договор дарения дома, заключенный 24 августа 1996 года между Н.В. и Н.И., действовавшей от имени малолетней Н.Д. Произведен раздел дома, Н.Т. выделена 1/2 его доли. На Н.В. и Н.Т. возложены обязанности по изоляции выделенных им помещений.

Постановлением президиума Воронежского областного суда от 30 марта 1998 года протест прокурора области оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права и существенными нарушениями норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим частичному удовлетворению.

Разрешая спор, суд исходил из того, что фактически 26 февраля 1981 года был заключен договор, согласно которому Б. продал, а Н.В. купил спорный жилой дом; с целью прикрытия этой сделки был оформлен договор дарения, в связи с чем суд признал договор дарения недействительным, договор купли-продажи - действительным. Поскольку дом был приобретен в период брака, он является общей совместной собственностью супругов. По этим основаниям суд признал недействительным договор дарения Н.В. дома своей дочери от второго брака и признал за Н.Т. право на 1/2 доли дома.

В протесте указано, что судом необоснованно не применена норма материального права, подлежащая применению. О совершении указанной сделки Н.Т. знала, присутствовала при оформлении договора дарения в сельском Совете, однако в суд с требованиями о признании данного договора недействительным обратилась только в июне 1992 года, т.е. спустя почти 11 лет после заключения сделки между супругом и Б. Ответчик указывал, что Н.Т. пропущен срок исковой давности и обращался с заявлением о применении исковой давности. Однако суд данное заявление оставил без внимания, указав, что истицей не пропущен срок для защиты нарушенного права.

С приведенным доводом нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Суд сослался на то обстоятельство, что Н.Т. пользовалась спорным домом до 1991 - 1992 гг., что подтверждается ее пояснениями и показаниями свидетелей.

Согласно протесту этот вывод суда опровергается показаниями свидетелей Н.Е., Б.М., П., Ю.К., М.И., П.Н. о том, что Н.Т. давно не приезжала на дачу, видели ее только в первый год после приобретения дачи.

Приведенный довод не является основанием для отмены судебных постановлений, предусмотренным ст. 330 ГПК РСФСР. Суд исследовал вопрос, в течение какого времени истица пользовалась спорным домом, допросил значительное количество свидетелей, их показаниям дал оценку в соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР, при этом существенных нарушений норм процессуального права не допустил.

Ссылку на то, что указанное обстоятельство не имеет правового значения для применения норм об исковой давности по тем основаниям, что о заключении сделки Н.Т. было известно с момента ее совершения, нельзя признать обоснованной.

Оформление права собственности на дом на имя Н.В. на основании договора дарения не нарушало прав истицы в период брака и позже, до того момента, когда ее бывший муж запретил пользоваться домом. Требование Н.Т. о признании договора дарения недействительным находится в прямой зависимости от прекращения ее права пользования домом, и именно с этого времени следует исчислять начало течения срока исковой давности.

Суд, приняв во внимание эти обстоятельства, обоснованно признал, что срок исковой давности Н.Т. не пропущен, свои выводы мотивировал.

При таких данных нельзя согласиться с доводом протеста о том, что суд заявление ответчика о том, что Н.Т. без уважительной причины пропустила срок исковой давности, оставил без внимания. При наличии такого заявления суд вправе не только восстановить или отказать в восстановлении срока исковой давности, но и признать, что этот срок не был пропущен, что и было сделано.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит судебные постановления в части признания недействительным договора дарения, заключенного между Б. и Н.В. 26 февраля 1981 года и признания действительной сделки купли-продажи не подлежащими отмене по доводам протеста.

Вместе с тем судебные постановления в части раздела дома и признания права собственности на 1/2 часть дома нельзя признать законными и обоснованными.

Признав договор дарения недействительным, а сделку, по условиям которой Н.В. 26 февраля 1981 года купил у Б. принадлежащий последнему жилой дом, - действительной, определив, что спорный дом является общей совместной собственностью супругов, суд признал равными доли супругов в стоимости дома по состоянию на момент рассмотрения дела.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении" от 26 сентября 1973 года (в редакции Постановления Пленума от 26 декабря 1995 года), исходя из требований ст. 192 ГПК РСФСР обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 49, 53 - 56 ГПК), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В подтверждение приведенных в мотивировочной части решения обстоятельств суд сослался на объяснения только истицы, необоснованно не приняв во внимание доводы и возражения ответчика. В нарушение ст. 50 ГПК РСФСР суд не отнес к обстоятельствам, имеющим значение для дела, исследование вопроса, были ли произведены ответчиком вложения средств в улучшение, ремонт дома и за этот счет - увеличение личной собственности Н.В.

Как усматривается из материалов дела, объяснений сторон в суде, после расторжения брака в 1985 году бывшие супруги не поддерживали отношений, совместное хозяйство не вели.

В судебном заседании ответчик утверждал, что, вступив в новый брак, он реконструировал дом, понес существенные материальные затраты, указав произведенные им строительные работы в 1994 - 1996 гг.

Данное обстоятельство судом не опровергнуто, более того, заключением строительно-технической экспертизы установлено, что стоимость домовладения составляет более 67 млн. руб., тогда как на 20 мая 1992 года, согласно данным технического паспорта, стоимость спорного дома, представлявшего собой деревянное строение, была 11588 руб.

Утверждение суда о том, что доли сторон в праве собственности на дом равные, неубедительно, поскольку общей собственностью можно было считать строение, приобретенное в 1981 году, по состоянию на 1985 год. Исходя из собранных доказательств доля Н.Т. значительно увеличилась за счет перестройки дома. Однако судом не добыто доказательств, что Н.Т. принимала какое-либо участие в производстве строительных работ, и данных о том, что ей в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР предлагалось представить доказательства своего вклада в строительство, из материалов дела не усматривается.

Указанные нарушения норм процессуального права являются существенными, влекущими отмену решения как в части раздела дома, так и по взаимосвязанным требованиям о признании спорного дома совместно нажитым имуществом, о признании договора дарения от 24 августа 1996 года недействительным. Н.В. не был лишен права распорядиться по своему усмотрению своей долей дома.

С учетом изложенного судебные постановления в указанной части подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого необходимо учесть изложенное выше, разрешить спор с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 329 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верхнехавского районного суда от 2 октября 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 25 декабря 1997 года, постановление президиума Воронежского областного суда от 30 марта 1998 года в части признания дома <...> 26 февраля 1981 г. общей совместной собственностью Н.В. и Н.Т., признания недействительным договора дарения дома, заключенного 24 августа 1996 года между Н.В. и Н.И., действовавшей от имени малолетней Н.Д., раздела дома и возложения на Н.Т. и Н.В. обязанности по изоляции выделенных им помещений отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"