||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 сентября 2002 г. N 51-кпо02-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Анохина В.Д. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 11 сентября 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Г.А., К.Б. и К.Д., адвокатов Духанова К.Н., Данилова Р.С. и Лопатиной О.П. на приговор Алтайского краевого суда от 24 января 2002 года, которым

Г.А., <...>, ранее судимый 24 января 1992 года по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", 149 ч. 1 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы, освобожден 14 апреля 1998 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 18 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения с наказанием по приговору от 24 января 1992 года окончательно назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

К.Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 12 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.Д., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Г.А. в пользу Б.Г. в счет возмещения материального ущерба 4 888 рублей, компенсации морального вреда 100 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснение осужденного К.Д. по доводам жалобы, заключение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными в совершении:

Г.А. и К.Б. в городе Барнаул, Алтайского края 28 апреля 1999 года, около 21 часа, разбойного нападения на В.Н., проникнув незаконно в ее квартиру, сопряженного с данным разбоем убийства этой потерпевшей, нанеся ножами множественные удары, отчего наступила смерть на месте, опасаясь задержания, так как в квартиру стали стучать соседи, скрылись;

Г.А. в конце июня 2001 года, около 14 часов, в 3-х км от села Жилино, Первомайского района, Алтайского края убийства по найму, за вознаграждение в сумме 10 000 рублей, Б.В., произведя в него из имеющегося револьвера 3 выстрела в живот и голову, отчего наступила смерть на месте;

К.Д. подстрекательства данного убийства, предложив Г.А. совершить преступление за 10 000 рублей, а также пособничества, выразившегося в сокрытии убийства, перевозке имущества потерпевшего, сообщения лицам, знавших потерпевшего, вымышленных сведений о месте пребывания, обстоятельствах его исчезновения;

Г.А. в мае - июле 2001 года незаконного приобретения, передачи, хранения, ношения, перевозки огнестрельного оружия - самодельного револьвера, 28 патронов калибра 9 мм.

В судебном заседании Г.А. вину признал частично, К.Б. и К.Д. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Г.А. просит об отмене приговора в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ и прекращении дела, утверждает о своей невиновности, а также переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, смягчить наказание, а также по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, осуждение по которой не оспаривает. Указывает, что в основу приговора положены его показания на предварительном следствии, в которых он оговорил себя под воздействием незаконных методов, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, допустил обвинительный уклон, оказывал давление на свидетелей, не рассмотрел ходатайство об отводе суда, отказал в консультации с адвокатом, на вынесение приговора повлияла публикация в местной газете. Одновременно Г.А. в своих возражениях указывает о несогласии с жалобой адвоката Данилова Р.С.;

адвокат Лопатина О.П., в защиту Г.А., просит переквалифицировать действия осужденного по эпизоду с В.Н. на ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ, поскольку Г.А. преследовал лишь цель ограбления, и со стороны осужденного К.Б. имел место эксцесс исполнителя, а по эпизоду с Васиным на ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, так как потерпевший не хотел отдавать осужденному долг. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел, что на Г.А., а также свидетеля К.В. оказывалось психическое давление со стороны оперативных работников, суд необоснованно отказал в проведении комплексной экспертизы данному свидетелю. Просит также о смягчении наказания Г.А.;

осужденный К.Б. просит приговор отменить и дело прекратить, каких-либо доводов в жалобе не приводит, при этом указывает, что полностью поддерживает жалобу своего адвоката. Одновременно заявил возражения по жалобам адвоката Лопатиной О.П. и осужденного Г.А.;

адвокат Данилов Р.С., в защиту К.Б., просит приговор суда отменить и дело прекратить в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. Указывает, что судом не проверена версия о совершении заказного убийства, использования Г.А. в своих целях К.Б., который не подозревал о действительных намерениях Г.А. В основу обвинения К.Б. положены показания другого осужденного Г.А., других доказательств нет, в нарушение закона бремя доказывания невиновности было возложено на К.Б., суд также нарушил требования ст. 254 УПК РСФСР, вышел за пределы судебного разбирательства, поскольку Г.А. и свидетель Е. допрашивались об обстоятельствах разбойного нападения на неустановленную подругу В.Н., в чем обвинение не предъявлялось, протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством;

осужденный К.Д. просит об отмене приговора и прекращении дела. Указывает, что уголовное дело в отношении него сфальсифицировано, обвинение построено на домыслах и предположениях, 2 дела необоснованно объединены в одном, судом дело рассмотрено необъективно, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел, что на свидетеля К.В. на предварительном следствии оказывалось давление;

адвокат Духанов К.Н., в интересах К.Д., просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что судебное следствие проведено неполно, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, приговор постановлен на предположениях, противоречивых показаниях свидетелей К., Э., Ш., не учтено, что на предварительном следствии под воздействием незаконных методов дал показания свидетель К.В., которому необходимо было проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы, в чем суд необоснованно отказал, в деле нет каких-либо доказательств причастности К.Д. к убийству Б.В. и его скрытию.

В возражениях на жалобы потерпевшая Б.Г. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 278 - 294 УПК РСФСР.

Все представленные доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия ходатайств о дополнении от участников процесса, в том числе от осужденных и адвокатов, не поступило. В удовлетворении ходатайства адвоката Духанова К.Н. о проведении судебно-психолого-психиатрической экспертизы свидетелю К.В. судом обоснованно было отказано, выводы суда подробно мотивированы в определении, что нашло отражение и в приговоре, при этом судом учтено, что на предварительном следствии данному свидетелю проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, сомневаться в которой не было оснований (т. 7, л.д. 80 - 81, 177).

Данных о фальсификации дела, о том, что на К.Б. было возложено бремя доказывания невиновности, о нарушении судом требований ст. 254 УПК РСФСР, об обвинительном уклоне, об оказании давления на свидетелей, о нерассмотрении ходатайства об отводе составу суда, об отказе Г.А. в консультации с адвокатом и нарушении его права на защиту, на что имеются ссылки в жалобах, в материалах дела нет.

Из протокола судебного заседания следует, что при допросе свидетеля Е. на вопрос подсудимого Г.А. она сообщила о том, что на ее подругу также было совершено нападение. Само по себе такое сообщение не может служить основанием для вывода о том, что суд вышел за пределы судебного разбирательства, исследовал обстоятельства, в которых Г.А. и К.Б. не обвинялись (т. 7, л.д. 103).

Вопреки доводам в жалобах, из протокола судебного заседания также следует, что каких-либо заявлений об обвинительном уклоне суда, о нарушении закона при допросе кого-либо из свидетелей, о нарушении права на защиту кого-либо из подсудимых, ходатайств об отводе составу суда, о признании недопустимыми и исключении из разбирательства дела каких-либо доказательств, в том числе протокола осмотра места происшествия, ни от кого из участников процесса не поступало.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о невиновности К.Б., К.Д., частичной невиновности Г.А., о применении незаконных методов следствия под воздействием чего Г.А. допустил оговор, а свидетель К.В. дал ложные показания.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Так, по эпизоду нападения и убийства В.Н. суд обоснованно признал не соответствующими действительности утверждения К.Б. о том, что якобы убийство совершил один Г.А., а он после этого якобы испытывал психологический шок и не разоблачил Г.А., не сообщил в милицию, что Г.А. его оговорил.

Судом приняты во внимание показания осужденного Г.А. на предварительном следствии, в которых он признавал совершение преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. В частности, признавал, что по предложению К.Б. пошли к потерпевшей для завладения ее имуществом, при этом договорились "придушить" ее до потери сознания. К.Б. попросил воды, а он по договоренности, когда потерпевшая повернулась спиной, придавил ей шею рукой, она потеряла сознание и упала, К.Б. взятым на кухне ножом стал наносить потерпевшей удары, нож при этом гнулся, женщина стала кричать, он взял свой нож и ударил им женщине несколько раз, этот нож унес с собой, а К.Б. взял на кухне еще нож и им ударил В.Н. несколько раз. В дверь стали стучать соседи, К.Б. стал с ними разговаривать.

Эти показания Г.А. объективно согласуются с исследованными судом доказательствами, имеющимися в материалах дела.

При этом суд обоснованно опроверг доводы К.Б. об оговоре со стороны Г.А., мотивировав свой вывод в приговоре. Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии неприязненных отношений между Г.А. и К.Б., судом не установлено.

Из показаний свидетеля Владимирцевой суд установил, что она с соседями стучали в дверь квартиры потерпевшей, поскольку В.Н. звала на помощь, кричала, что убивают. К двери подошел какой-то мужчина, сказал: "Наталья, что ты кричишь, мы ведь свои, сами разберемся". Соседи побежали вызывать милицию, а она зашла в свою квартиру и в глазок видела, как из квартиры потерпевшей вышли двое мужчин, впоследствии из них опознала Г.А. После их ухода она забежала в квартиру В.Н., которая лежала на кухне раненая, сообщила номер телефона своей матери и умерла. На кухне на столе лежал согнутый нож, который в судебном заседании опознала.

Эти же обстоятельства в части криков потерпевшей о помощи, о том, что убивают, о голосе мужчины из квартиры, который говорил: "Наташа, перестань дурачиться", о ноже установлены на основании показаний свидетеля Д., которая вызвала работников милиции.

Сам К.Б. на суде не отрицал, что он через входную дверь квартиры пытался успокоить соседей, разыгрывал семейную сцену выяснения отношений между близкими людьми.

При осмотре места происшествия были изъяты 2 ножа, один из них со стола кухни, у которого лезвие было согнуто.

Потерпевший В.М. опознал оба ножа, как принадлежавшие убитой дочери.

По заключениям судебно-медицинского эксперта смерть В.Н. наступила от множественных колото-резаных проникающих ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов. Часть ранений могли быть причинены обнаруженным на полу кухни ножом, на нем же обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшей не исключается. На другом ноже со стола также обнаружена кровь, но видовая принадлежность не установлена из-за незначительных следов. При этом эксперт дал заключение о том, что ранения могли быть причинены и несколькими ножами.

По эпизоду убийства Б.В. вина осужденных К.Д. и Г.А., незаконного оборота оружия и патронов последним, установлена на основании: показаний Г.А. о том, что именно он произвел выстрелы в потерпевшего и убил его, труп закопал, в том числе и с выходом на месте, во время чего показал место убийства и захоронения; протокола осмотра места происшествия, в процессе чего был обнаружен засыпанный землей труп Б.В.; заключения судебно-медицинского эксперта о том, что на трупе Б.В. обнаружены 2 пулевых сквозных ранения головы, огнестрельное слепое пулевое ранение живота, все ранения, как в отдельности, так и в совокупности причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни. В теле обнаружена пуля диаметром 0,9 см; заключения эксперта-баллиста о том, что извлеченная пуля выстрелена из револьвера, выданного правоохранительным органам свидетелем О., у которого Г.А. оставил пистолет после убийства на хранение; показаний свидетелей К.В. и К.А. о том, что именно Г.А. совершил убийство Б.В. из револьвера; показаний свидетелей О., К.О. по обстоятельствам изъятия револьвера и патронов, принадлежащих Г.А.; показаний свидетеля К.В. о том, что Г.А. убил Б.В., чтобы иметь деньги, после чего свидетель по просьбе Г.А. записал номер телефона К.Д. и данные о долге в сумме 10 000 рублей; протокола обыска и изъятия записной книжки с записью о номере телефона и о долге в сумме 10 000 рублей Г.А. со стороны К.Д.; показаний Г., Е., Ш., К. о том, что по указанию К.Д. К. считал деньги, полученные Б.В. от продажи квартиры; показаний свидетелей Б., М. о том, что К.Д. старался убедить, что якобы Б.В. отправил на лечение, уехал за пределы Барнаула, кроме этого досрочно расторг договор аренды квартиры, распорядился имуществом Б.В.; других, указанных в приговоре доказательств.

Суд обоснованно опроверг заявление в судебном заседании о том, что якобы на свидетеля К.В. на предварительном следствии было оказано воздействие. При этом судом была назначена проверка, которая проведена прокуратурой Алтайского края. Судом не установлено, что на предварительном следствии на данного свидетеля оказывалось психологическое давление, а следователь неверно записывал его показания. Выводы суда об этом мотивированы в приговоре.

На основании этих, а также других исследованных и указанных в приговоре доказательств, сомневаться в которых у суда не было оснований, и которым суд, вопреки доводам в жалобах, дал надлежащую оценку, пришел к обоснованному выводу о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений и правильно квалифицировал их действия.

Оснований для переквалификации действий Г.А., отмены приговора и прекращения дела в отношении К.Б. и К.Д. по доводам жалоб, судебная коллегия не находит.

Доводы в жалобе Г.А. о том, что на вынесение приговора повлияла публикация в местной газете, являются надуманными. Каких-либо данных в материалах дела об этом не содержится, сам Г.А. в своей жалобе никаких конкретных данных не приводит.

Нарушений требований ст. 26 УПК РСФСР при соединении двух дел в одно производство, вопреки доводам в жалобе К.Д., не допущено (т. 3, л.д. 3).

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияния назначенных наказаний на исправление осужденных.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 24 января 2002 года в отношении Г.А., К.Б. и К.Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"