||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2002 г. N 46-о02-73

 

Председательствующий: Романов Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Червоткина А.С., Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных А.Н., Ш.О. и П.В., адвокатов Хантемировой Е.В., Раевой Н.Е. и Масликовой Л.П. на приговор Самарского областного суда от 08 апреля 2002 года, которым

А.Н., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

- 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на пять лет шесть месяцев;

- ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на пять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений А.Н. назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 159 ч. 2 п. п. "б", "г", 210 ч. 1 и 2, 174 ч. 3 УК РФ А. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Ш.О., <...>, несудимая, -

осуждена к лишению свободы по:

- 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на семь лет;

- ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на шесть лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Ш.О. назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 210 ч. 1 и 2, 174 ч. 3 УК РФ Ш.О. оправдана за недоказанностью участия в совершении преступления.

П.В., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

- 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на шесть лет;

- ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на пять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений П.В. назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 210 ч. 2, 174 ч. 3 УК РФ П.В. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Б.С., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к пяти годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года.

По ст. ст. 210 ч. 2, 174 ч. 3, 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ Б.С. оправдана.

По этому же делу осужден Б.М., в отношении которого, а также Б.С., приговор не обжалован.

Постановлено взыскать солидарно:

С А.Н. и Ш.О. в пользу А. и Ш. по 46770 рублей, Х. - 21826 рублей;

С А.Н., Ш.О. и П.В. в пользу К., К.У., В., Б.А., Е., А.Ю., К.А., Л., Л.А., Б.Н., М., Л.О., К.В., Н., С., Т., К.И., А.К., А.Р., К.К., Г., З., Д., К.С.., К.Р., Г.Л., М.Р., К.Ф., Р.Е., Б.Р., Ф., Г.Т., Д.Е.Б., Г.Р., С.М., Р., Л.С., Д.Н., Ж., К.Е., В.Е., Р.А., Д.М., Е.Л., А.А. - по 49888 рублей; в пользу А.Л. 15590 рублей; в пользу М.И., Б.Е., К.Л., М.Я., Н.О., Н.В., Г.У., П.У. - по 40534 рубля; в пользу М.Л. - 34298 рублей; в пользу А.У., С.А., Д.Т., К.Н., Д.А., М.К. - по 31180 рублей; в пользу А.И., Б.О., Б.Т., С.Е. - по 24944 рубля; в пользу А.З. и К.Я. - по 28062 рубля;

С А.Н., Ш.О., П.В. и Б.С. в пользу Ш.М., У., А.Б., П.Р., Т.Ю. и Г.А. - по 49888 рублей; в пользу Г.О. - 31180 рублей;

С А.Н., Ш.О., П.В., Б.С. и Б.М. в пользу К.О., П.В.В., Б.Ш., Е.Е., С.У., С.Л., М.А., Л.К., С.Л.В., И.А., А.Ю.П., П.О., А.Г., Т.И., К.З., А.Б.Т., Д.Д., С.М.А. и Т.Ш. - по 49888 рублей; в пользу А.О., Т.Р. и С.Т. - по 40534 рубля; в пользу Н.Е. - 31180 рублей; в пользу А.Н.Т. и В.С. - по 24 944 рубля; в пользу М.В. - 21826 рублей;

С Ш.О., Б.С. и Б.М. в пользу Б.Р.А. 49888 рублей;

С Ш.О. и Б. в пользу Ч.Е. 23000 рублей.

В возмещение причиненного ущерба постановлено обратить взыскание на проецирующую и аудиотехнику "Тандема", золотые изделия Ш.О.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., мнение прокурора Мурдалова Т.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А.Н., Ш.О. и П.В. признаны виновными в мошенничестве и покушении на мошенничество в составе организованной группы, в крупном размере.

Преступления совершены: А.Н. - в период с 01 января 1999 года по 13 мая 2000 г.; Ш.О. - в период с 01 января 1999 г. по 30 сентября 2000 г.; П.В. - в период с 01 августа 1999 г. по 08 мая 2000 г. в г. Тольятти Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные А.Н., Ш.О. и П.В. виновным себя не признали.

В кассационных жалобах:

- осужденная Ш.О. просит приговор отменить с прекращением дела или смягчить наказание до пределов, не связанных с лишением свободы, указывая на то, что она работала в потребительском союзе "Селфмэйд", а затем "Тандем" в качестве секретаря собрания и менеджера. В состав учредителей она была включена без ее ведома и согласия в тот момент, когда отдавала свой паспорт А.Л.К. и Л.К.У. для регистрации в г. Тольятти. Деятельность организации считала законной. Клиенты сами решали, сдавать деньги или нет, она их не обманывала, корыстных целей не преследовала, лишь выполняла поручения руководства. Кроме того, осужденная выражает несогласие с решением суда обратить взыскание в счет погашения ущерба на изъятые у нее золотые украшения, поскольку они принадлежат не ей, а ее матери и сестре.

- Адвокат Раева Н.Е. просит приговор в отношении Ш.О. отменить, с прекращением дела, указывая на то, что Ш.О. не обманывала граждан, в своих лекциях не обещала им каких-либо гарантий. Только 14 потерпевших показали, что лекции читала Ш.О. Многие потерпевшие показали, что не считают себя обманутыми, часть из них после прослушивания лекций деньги не сдавали. Кроме того, при назначении Ш.О. наказания суд не учел, что она имеет серьезные заболевания, не отрицала фактически совершенных действий и тяжело переживала о случившемся, не представляет опасности для общества, и ей можно было назначить условное осуждение. Судом допущены ошибки и при разрешении гражданского иска. В пользу Ш. взыскано 46770 рублей, которые она не сдавала, за нее вносил деньги А.Н., что подтвердил свидетель Ш.И. В пользу К.У. взыскано 49888 рублей, хотя она в ходе предварительного следствия показала, что 300 долларов ей были возвращены. Удовлетворены иски в пользу Д.Н., Г.О., Н.В. и М.К., хотя они в судебном заседании от исков отказались.

- осужденный А.Н. выражает несогласие с приговором и просит его отменить, указывая на то, что он невиновно причинил вред другим гражданам. Деятельность Союза соответствовала действующему законодательству. Его устав был соответствующим образом зарегистрирован. В соответствии с уставом денежные средства передавались членами Союза в качестве безвозмездной материальной помощи другим его членам и в составе имущества Союза не учитывались. Дело следственными органами было сфальсифицировано. Из показаний, данных в ходе предварительного следствия свидетелем А. следует, что ее пригласил в Союз А.Н., и он же читал лекции. Однако в судебном заседании она показала, что пригласил ее Н.С., а лекции читал А.Н. Другие потерпевшие также путали его с похожим на него внешностью А., дали противоречивые показания, а Ш., оговорила его в ходе предварительного следствия. Он (А.Н.) являлся директором Союза лишь формально и впоследствии из Союза был исключен, фактическим его руководителем был А.Л.К. Денег от клиентов он никогда не получал и в их распределении участия не принимал. Членами Союза, такими, как и он сам, было 500 человек, многие из них получили большие доходы, однако в деле фигурирует всего лишь 169 потерпевших, дохода не получивших. Адвокат Хантемирова Е.В. просит приговор в отношении осужденного А.Н. отменить с прекращением производства по делу за недоказанностью его участия в совершении преступлений, указывая на то, что выводы суда основаны на предположениях и не подтверждены доказательствами. Он лишь формально по просьбе своего брата А.Л.К. значился директором Союза, дважды получал там заработную плату, и был уволен за то, что перестал выходить на работу. Из показаний потерпевших А.Л., В.Л., Г., Р.Я., Х. следует, что они видели А.Н. на лекциях как приглашенного лица, а не как руководителя. М.Р.А. показал, что на собрание Союза его пригласил А.Н., но он денег в Союз не вносил.

- Осужденный П.В. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что дело было расследовано и рассмотрено судом односторонне и необъективно, он сам был обманут руководителями Союза, не осознавал, что поступает незаконно, не желал никого обманывать. Он был не руководителем, а рядовым членом Союза, выполнял там работу безвозмездно. Подпись в трудовом договоре и других документах - не его, все эти документы сфальсифицированы, доступа к деньгам он не имел. Потерпевшие дали по делу противоречивые показания. Заключения судебно-психологической и судебно-экономической экспертиз необъективны, так как сделаны на основе показаний лишь нескольких потерпевших. Просит учесть, что он отдал 28 лет жизни службе в Вооруженных Силах, всегда характеризовался положительно.

- Адвокат Масликова Л.П. просит приговор в отношении П.В. отменить, указывая на то, что он был рядовым членом Союза.

О том, что оформлен председателем правления Союза узнал только в ходе предварительного следствия. Никто из подсудимых и потерпевших в судебном заседании не подтвердил, что П.В. был руководителем, что проводились собрания Союза. Ряд потерпевших получили часть отданных ими денег, однако их иски необоснованно удовлетворены судом в полном объеме.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие М.Л., М.В., Б.Р., К.Е.М. и З.Е.А. просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность А.Н., Ш.О. и П.В. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний самих осужденных следует, что они - А.Н. и Ш.О. - сначала работали в Ростовском региональном потребительском союзе Взаимной помощи (РРПС ВП) "Селфмэйд", а затем они же и П.В. - в Потребительском союзе финансовой взаимопомощи (ПСФВ) "Тандем". Причем А.Н. и Ш.О. являлись учредителями ПСФВ "Тандем", а А.Н., кроме того, его директором.

Из материалов дела следует, что П.В. являлся менеджером, а впоследствии председателем правления ПСФВ "Тандем".

Осужденные в судебном заседании не отрицали того, что основным содержанием деятельности Союза было приглашение в него новых членов, которые при вступлении вносили денежную сумму, эквивалентную 1600 долларов США. Лица, внесшие данную сумму денег, в свою очередь приглашали в Союз других лиц. За первого приглашенного они получали сумму, эквивалентную 300 долларов США, за второго - ту же сумму, а начиная с третьего - 900 долларов США. Какой-либо другой, в том числе хозяйственной деятельностью Союз не занимался.

Изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что Устав ПСФВ "Тандем" был в установленном порядке зарегистрирован в государственных органах, и поэтому деятельность Союза соответствовала действующему законодательству, являются несостоятельными, поскольку Устав не предусматривал тот вид деятельности, которым фактически занимался Союз.

Не могут быть признаны обоснованными и доводы о том, что осужденные не обманывали приглашаемых в Союз лиц, которые были в полной мере информированы об условиях его деятельности.

Как видно из показаний многочисленных потерпевших и других материалов дела, осужденными и другими, связанными с ними лицами, материалы о которых выделены в отдельное производство, была разработана целая система вовлечения в союзы граждан с целью убеждения их передать в Союз денежные средства под влиянием заблуждения.

Вовлекаемые в Союз лица приглашались в престижные помещения -профилакторий "Ставрополь", политехнический институт, гостиницу "Жигули" и т.д. Собрания проводились в полусекретной атмосфере. На входе находилась охрана в форменной одежде работников милиции с оружием, приглашенные лица подвергались досмотру с помощью металлоискателя, у них отбирались письменные обязательства о конфиденциальности и неразглашении сведений о деятельности Союза. В зале накрывались фуршетные столы с бесплатным угощением.

В ходе так называемых "рабочих семинаров", которые проводили Ш.О. и другие лица в форме чтения лекций, путем использования псевдонаучной терминологии у аудитории создавали ошибочное представление о в возможности быстрого обогащения при участии в деятельности "союзов" при использовании метода "многоуровневого сетевого маркетинга". При этом умалчивалась достоверная информация о том, что требуемая для участия в "союзах" сумма в 1600 долларов США имеется у заведомо не безграничного числа граждан и большинство участников "союзов" не смогут не только получить доход, но и с неизбежностью потеряют внесенные ими деньги. Умалчивалась также под видом "коммерческой тайны" информация о том, что доход и прибыль "союзов" формируется исключительно из взносов новых их членов.

В ходе проведения "рабочих семинаров" находившиеся в зале другие участники преступной группы и вовлеченные уже ими граждане своим поведением и одобрительными репликами создавали у вновь приглашенных лиц ошибочное представление об успешности деятельности "союзов". Здесь же демонстративно вручались денежные вознаграждения гражданам, пригласившим в "союзы" новых лиц.

После вступления в "союзы" граждан привлекали к участию в информационные и рабочие семинары, проводили с ними индивидуальные собеседования с целью обучения их методам вовлечения в "союзы" новых лиц. При этом настоятельно рекомендовалось приглашать в "союзы" своих знакомых и родственников, пользующихся взаимным доверием, не раскрывать целей и форм деятельности "союзов" о которых вновь приглашенные лица должны были узнавать в ходе "рабочих семинаров" от руководителей "союзов".

Союзы "Селфмэйд" и "Тандем" не имели офисов. Члены этих союзов не знали местонахождения своих руководителей, могли поддерживать с ними только телефонную связь.

Так, потерпевшая М.Л. показала, что осенью 1999 года ее знакомый К.Л.К. настойчиво приглашал ее в организацию, где можно очень хорошо заработать, не объясняя, каким образом это можно сделать. Будучи заинтригованной, она согласилась на встречу с руководством этой фирмы. К.Л.К. привез ее в санаторий "Ставрополь". Там при входе стояла вооруженная охрана с металлоискателем, в холле был стол с чаем и бутербродами, в зале - около 60 человек присутствующих, играла громкая музыка. На сцену артистично выбежал А.Л.К., стал читать лекцию о том, что "Тандем" - это фирма типа кассы взаимопомощи, но не пирамида. При шумном одобрении присутствующих чертил какие-то схемы и таблицы, из которых выходило, что можно в фирме легко заработать большие деньги с использованием механизма "Тандема", который является коммерческой тайной. Им раздали бумаги, в том числе обязательство о конфиденциальности, которые они подписали, не вдаваясь в их суть. После лекции с ней беседовала Ш.О., представившаяся менеджером фирмы, предложила в течение одного часа привезти и сдать 1600 долларов США. Она собрала 1100 долларов, сдала их Ш.О., подписав заявление о безвозмездности передачи этих денег и не получив об этом никакого документа. В очередной понедельник она пришла на семинар, который проводила Ш.О., и только тогда поняла, что была обманута. Содержание этого семинара сводилось к обучению формам и методам вовлечения в "союз" новых людей.

Аналогичные показания дал потерпевший Б.М., который передал деньги менеджеру П.В., другие многочисленные потерпевшие. Из их показаний следует, что деньги в "союзы" они передавали под влиянием заблуждения о возможности получения быстрого и большого дохода, сформированного целенаправленными действиями осужденных.

Из показаний потерпевших М.Р.Л., М.А.П., О.О.С. и А.Э.М. следует, что они также приглашались к участию в организованных осужденными союзах, присутствовали на семинарах и собеседованиях, однако не поддались уговорам и деньги в эти союзы не сдали.

Согласно заключению судебно-психологической экспертизы, участниками РРПС "Селфмэйд" и ПСФВ "Тандем" использовались специальные средства и методы негативного информационно-психологического воздействия на граждан. Они включали в себя приемы прямого и косвенного внушения, групповую индукцию, технику рассеянного гипноза, нейролингвистического программирования, поведенческой психотерапии, в частности, структурирования собрания, положительного подкрепления желательного поведения музыкой, выкриками, аплодисментами.

Данное информационно-психологическое воздействие на граждан с привлечением психотерапевтических приемов было направлено на создание межличностной общности людей, где в условиях субъективного переживания взаимной поддержки, безопасности, уверенности, радости приобщения к избранному кругу, одновременно размывались границы индивидуальности каждого участника, что способствовало облегченному созданию у приглашенных установки на получение максимального выигрыша, выгоды сразу и по всем направлениям при завуалировании конфликта между желаниями и социальной нормой - зарабатывать честным путем. Указанные методы были использованы для манипулирования сознанием граждан, позволяли, эксплуатируя и изолированно стимулируя желание разбогатеть, частично игнорировать собственные интересы и безопасность, способствовали формированию установки на желаемое поведение в виде внесения гражданами денег (т. 31, л.д. 191 - 199).

Согласно заключению судебно-экономической экспертизы деятельности союзов "Селфмэйд" и "Тандем", она не относится к экономическим моделям, не отвечает требованиям и параметрам многоуровневого маркетинга, который не является интеллектуальной собственностью союзов, на операции с деньгами не имеется лицензии. Данная система не может быть эффективна, так как не предполагает наличия товара или услуги, которые можно продать выше себестоимости рынка сбыта. Она не создает благоприятных финансовых условий финансового благополучия всего общества в целом и не направлена на повышение уровня социальной защищенности граждан, может создавать условия для финансового благополучия отдельных граждан за счет снижения финансового благополучия других граждан. Текст читаемой в союзе лекции не раскрывает суть экономической модели, или какой-нибудь самостоятельной экономической структуры, способной приносить прибыль любому участнику (т. 31, л.д. 216 - 230).

Доводы осужденной Ш.О. о том, что она была включена в состав учредителей ПСФВ "Тандем" без ее ведома и согласия, выполняла лишь технические функции по указанию руководства союзов в лице А.Л.К. и А.Н. не могут свидетельствовать о ее невиновности. Как видно из показаний самой осужденной Ш.О., она была осведомлена о включении ее в число учредителей союза и продолжала в нем работать. Из показаний потерпевших следует, что Ш.О. непосредственно проводила "рабочие семинары", читала лекции, проводила индивидуальные собеседования с членами союзов, склоняя их к сдаче денег под видом добровольных пожертвований, принимала от них эти деньги, убеждая в возможности скорого и крупного дохода, а затем инструктируя о способах вовлечения в союзы других лиц.

Изложенные в кассационных жалобах осужденного А.Н. и его защитника Хантемировой Е.В. доводы о том, что А.Н. лишь формально числился директором ПСФВ "Тандем", а фактически являлся простым его членом и поэтому не подлежит уголовной ответственности, являются несостоятельными. Как видно из материалов дела, А.Н. принимал активное участие в создании и деятельности союзов "Селфмейд" и "Тандем", учредителем и директором которого он являлся.

Согласно отведенной ему роли, А.Н. обеспечивал организационную и материальную часть деятельности указанных союзов. Как видно из показаний свидетеля Г.В.Н., он заключал договор об охране проводимых фирмой "Тандем" собраний именно с ее директором А.Н. Кроме того, как видно из показаний потерпевших М.Р.Л., Ш., А.Н. сам приглашал к участию в союзах граждан, присутствовал на собраниях и семинарах союзов, выражая поддержку их деятельности.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы осужденного П.В., его защитника М.Л.П. о том, что П.В. не являлся руководителем, а был простым членом союза "Тандем", выполнял в нем работу безвозмездно, сам был обманут, в распределении доходов участия не принимал, а поэтому ответственности не подлежит.

Как видно из материалов дела, П.В. поступил на работу в ПСФВ "Тандем", не внося в него своих денег. Впоследствии он принимал в деятельности союза активное участие в качестве менеджера. Из показаний потерпевших В., М.И., К.И.З., Б.Н., Л.Е.С., Н.С. и других видно, что именно П.В. убеждал их в необходимости сдать деньги в союз, и принял от них внесенные деньги. В ходе обыска в доме П.В. была обнаружена документация ПСФВ "Тандем" - регистрационные документы, бланки, а также записные книжки и тетради с записями хода проводимых "союзом" семинаров, список членов общества, записи о наложении штрафов на менеджеров, тексты предполагаемых разговоров с вкладчиками, об услугах связи, о занятиях с менеджерами и т.д.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по делу доказательствам, сделан обоснованный вывод о виновности А.Н., Ш.О. и П.В., и их действиям дана правильная правовая оценка как мошенничество, совершенное организованной группой, в крупном размере, а также как покушение на мошенничество с теми же квалифицирующими признаками в отношении граждан, которые, несмотря на оказанное на них осужденными психологическое воздействие, денег им не передали.

Факт совершения осужденными преступных действий в составе организованной группы подтверждается установленной между ее участниками жесткой иерархической подчиненности и дисциплины. Роли между ними были распределены, действия их носили согласованный характер, направленный на получение денег от вовлекаемых в "союзы" граждан. Данная группа с участием осужденных действовала длительное время, поддерживая между собой постоянную телефонную связь при отсутствии офиса и сведений о месте их жительства для рядовых вкладчиков, места встреч с которыми менялись и сообщались лишь накануне встреч. Таким образом, группа с участием осужденных являла собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для преступной деятельности.

В то же время из обвинения осужденных А.Н. и Ш.О. подлежит исключению эпизод мошенничества в отношении Ш.

Как видно из показаний потерпевшей Ш. она своих денег в РРПС "Селфмэйд" не вносила. Их за нее внес А.Н. в счет долга по денежным обязательствам, возникшим между ними задолго до данных событий. Эти показания подтвердил и свидетель Ш.С.В.

Таким образом, какого-либо прямого материального ущерба, связанного с деятельностью РРПС "Селфмэйд", действиями в его составе А.Н. и Ш.О., Ш. причинено не было. Денежные же обязательства А.Н. и Ш. подлежат разрешению в установленном законом порядке вне рамок данного уголовного дела. Поэтому приговор в этой части подлежит изменению, из него следует исключить как сам эпизод завладения А.Н. и Ш.О. деньгами Ш., так и взыскание с них в пользу Ш. 46770 рублей.

Гражданские иски потерпевших разрешены судом, в целом, в соответствии с законом и имеющимися в материалах дела доказательствами.

Изложенные в кассационной жалобе адвоката Раевой Н.Е. доводы о том, что потерпевшие Д.Н., Н.Е. и М.К. отказались от исков, опровергаются протоколом судебного заседания о том, что потерпевший Д.Н. свой иск поддержал в полном объеме (т. 56 л.д. 138), а потерпевшие Н.Е. и М.К. - за минусом полученных ими 600 долларов (т. 56, л. 124, 130).

Вместе с тем потерпевшая Г.О. в судебном заседании действительно заявила, что иск на сумму 1300 долларов США не поддерживает, то есть, отказалась от иска (т. 56, л.д. 127). При таких обстоятельствах суд по собственной инициативе не вправе был удовлетворять этот иск, и из приговора подлежит исключению указание о взыскании с А.Н., Ш.О., П.В. и Б.С. в пользу Г.О. 31180 рублей. Потерпевшая К.У. в судебном заседании поддержала свой иск. Он был ею заявлен на сумму, эквивалентную 1300 долларов (т. 23, л.д. 137). Однако суд ошибочно взыскал с осужденных сумму, эквивалентную 1600 долларов США. Поэтому взысканная в пользу К.У. с А.Н., Ш.О. и П.В. сумма иска подлежит снижению с 49888 до 40534 рублей.

Кроме того, в установочной части приговора суд указал на совершение в группе с осужденными по данному делу преступлений А.Л.К., С.А.В. и Т.В.В., хотя дело в отношении указанных лиц выделено в отдельное производство. Суд не вправе был без рассмотрения в отношении данных лиц уголовного дела указывать их фамилии в числе лиц, признанных виновными в совершении преступлений. В этой части приговор подлежит изменению, а фамилии А.Л.К., С.А.В. и Т.В.В. подлежат замене на понятие "другие лица".

Наказание А.Н., Ш.О. и П.В. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом их роли в преступной деятельности, данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела, в том числе и смягчающих наказание, на которые осужденные и их адвокаты указывает в своих кассационных жалобах. Поэтому оснований для его снижения не имеется.

Что касается содержащейся в жалобе осужденной Ш.О. просьбы об исключении из приговора указания об обращении взыскания для возмещения материального ущерба на ее золотые изделия, то подобные споры об исключении из описи имущества разрешаются по искам собственников этого имущества в порядке гражданского судопроизводства и данное требование не может быть разрешено в рамках кассационного рассмотрения уголовного дела.

Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 387 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Самарского областного суда от 08 апреля 2002 года в отношении А.Н., Ш.О. И П.В. изменить:

- исключить из него указание о признании виновными по данному делу А.Л.К., С.А.В. и Т.В.В., заменив указанные фамилии понятием "другие лица";

- исключить из осуждения А.Н. и Ш.О. эпизод мошенничества в отношении Ш.;

- снизить размер взыскания в счет возмещения материального ущерба с А.Н., Ш.О. и П.В. в пользу К.У. с 49888 до 40534 рублей.

Этот же приговор в части солидарного взыскания с А.Н. и Ш.О. в пользу Ш. 46770 рублей, а также с А.Н., Ш.О. П.В. и Б.С. в пользу Г.О. 31180 рублей отменить, производство по указанным гражданским искам прекратить.

В остальной части приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных А.Н., Ш.О. и П.В., адвокатов Хантемировой Е.В., Раевой Н.Е. и Масликовой Л.П. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"