||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2002 года

 

Дело N 49-Г02-65

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                    Потапенко С.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 6 сентября 2002 г. гражданское дело по кассационному протесту прокурора на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 7 марта 2002 г. по заявлению прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных пунктов Положения о Государственной регистрационной палате при Министерстве юстиции Республики Башкортостан по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Башкортостан от 19 августа 1998 г. N 179.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя Кабинета Министров Республики Башкортостан В., представителя Министерства юстиции Республики Башкортостан Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР,

 

установила:

 

прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пунктов 3.2 (в части); 4.2 (в части); 5.1 (в части); 5.3 (в части) Положения о Государственной регистрационной палате при Министерстве юстиции Республики Башкортостан по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Башкортостан от 19 августа 1998 г. N 179, ссылаясь на их противоречие федеральному законодательству.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 7 марта 2002 г. прокурору в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационного протеста, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда не находит.

В обжалуемом прокурором пункте 3.2 Положения установлены обязанности Государственной регистрационной платы при Министерстве юстиции Республики Башкортостан.

По мнению прокурора, в указанном пункте Положения в отличие от Примерного положения об учреждении по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. N 228 (пункт 11), не содержится нормы о том, что Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Республики Башкортостан обязана направлять в установленном порядке централизуемую долю средств, получаемых в виде платы за регистрацию и предоставление информации о зарегистрированных правах, в связи с чем он частично противоречит федеральному законодательству.

Суд пришел к правильному выводу о том, что отсутствие в данном пункте нормы, аналогичной содержащейся в Примерном положении, само по себе не свидетельствует о наличии противоречия между нормативным актом субъекта Российской Федерации и федеральным законодательством, указав при этом в решении, что в данном случае напрямую подлежит применению норма Примерного положения.

Судебная коллегия, соглашаясь с решением суда в указанной части, исходит также из того, обязанности Регистрационной палаты действительно значительно шире, чем это определено в оспариваемом Положении, они также установлены и Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", (ст. ст. 9, 17 и др.). Однако очевидно, что в оспариваемом Положении нет необходимости перечислять все без исключения обязанности Регистрационной палаты. Во-первых, это не требует федеральное законодательство. Кроме того, оно подлежит непосредственному применению на всей территории России, о чем прямо указано в решении суда.

Согласно п. 4.2 оспариваемого Положения Председатель палаты - Главный регистратор прав Республики Башкортостан в соответствии с законодательством Республики Башкортостан и Российской Федерации, функциями Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Республики Башкортостан в пределах установленных Кабинетом Министров Республики Башкортостан лимита численности и фонда оплаты труда определяет структуру, штатную численность и обязанности работников Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Республики Башкортостан и ее филиалов.

По мнению прокурора, предоставление Кабинету Министров Республики Башкортостан права определять лимит численности и фонд оплаты труда Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Республики Башкортостан противоречит подп. 6 п. 15 Примерного положения, согласно которому регистратор прав, возглавляющий учреждение юстиции в соответствии с законодательством Российской Федерации и функциями учреждения юстиции, определяет штатную численность учреждения юстиции и его филиалов.

Вывод суда об отсутствии противоречия п. 4.2 Положения в этой части федеральному законодательству является правильным, поскольку по смыслу названного пункта Кабинет Министров Республики Башкортостан устанавливает лишь предельную численность работников палаты, саму же штатную численность устанавливает в пределах этого лимита сам главный регистратор прав Республики Башкортостан, что согласуется с подп. 6 пункта 15 Примерного положения. Это же касается и фонда оплаты труда, поскольку Примерное положение не относит его определение к компетенции регистратора прав, возглавляющего учреждение юстиции.

Согласно п. 5.1 оспариваемого Положения финансирование Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Республики Башкортостан и ее филиалов осуществляется за счет внесения платы за государственную регистрацию и предоставление информации о зарегистрированных правах в порядке, определяемом Кабинетом Министров Республики Башкортостан, и средств иных, не запрещенных законом, источников. Средства, получаемые в виде платы за регистрацию прав и предоставление информации о зарегистрированных правах, поступают в бюджет Республики Башкортостан и используются исключительно на создание, поддержание и развитие системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в том числе на обеспечение государственных гарантий зарегистрированных прав.

По мнению прокурора, пункт 5.1 Положения в части направления средств, получаемых в виде платы за регистрацию прав и предоставление информации о зарегистрированных правах, в бюджет Республики Башкортостан противоречит федеральному законодательству, а именно п. 21 Примерного положения и п. 3 ст. 1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество".

Отказывая прокурору в удовлетворении заявления в указанной части, суд правильно исходил из того, что статья 11 названного Федерального закона регулирует только вопрос об источниках средств для создания и развития системы государственной регистрации прав и не регулирует вопрос о порядке поступления платы за государственную регистрацию прав и за предоставление информации о зарегистрированных правах.

Примерное положение также не устанавливает, что регистрационные сборы поступают непосредственно в учреждение юстиции, а предусматривает, что финансирование учреждения юстиции и его филиалов осуществляется за счет указанных выше средств, в порядке, определяемом субъектами Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 1998 г. N 248 определено, что субъекты Российской Федерации в соответствии со ст. 11 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" самостоятельно обеспечивают решение вопросов, связанных с порядком и формой внесения платы за государственную регистрацию прав и за предоставление информации о зарегистрированных правах.

В оспариваемом п. 5.1 Положения в соответствии именно с названными выше требованиями федерального законодательства и был урегулирован в пределах компетенции субъекта Российской Федерации вопрос о порядке внесения взимаемой на территории Республики Башкортостан платы за государственную регистрацию прав и за предоставление информации о зарегистрированных правах, а именно установлено, что средства поступают в республиканский бюджет и расходуются исключительно на нужды Регистрационной палаты и ее филиалов.

Тем самым Положение исключает возможность использования платы за государственную регистрацию прав и за предоставление информации о зарегистрированных правах на иные цели, и вся эта плата в дальнейшем из бюджета подлежит направлению на счет учреждения юстиции.

То обстоятельство, что в соответствии с пунктами 1 и 2 Постановления Правительства РФ от 21 февраля 1998 г. N 237 "Об установлении централизуемой доли средств, получаемых в виде платы за государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним и за предоставление информации о зарегистрированных правах" доля средств в размере 5 процентов подлежит перечислению учреждениями юстиции на счет Министерства юстиции Российской Федерации, не свидетельствует о незаконности решения суда в данной части.

Согласно объяснениям заинтересованных лиц (л.д. 249, 259, 265), представителя Министерства юстиции Республики Башкортостан в кассационной инстанции средства, полученные в виде платы за государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним и за предоставление информации о зарегистрированных правах, перечисленные вначале в бюджет Республики Башкортостан, а затем из бюджета Республики на счет учреждения юстиции, самим учреждением юстиции в размере 5 процентов подлежат перечислению на счет Министерства юстиции Российской Федерации, что согласуется с Постановлением Правительства РФ от 2 сентября 1998 г. N 1013.

Из содержания обжалуемой нормы следует, что вопрос, связанный с перечислением средств в размере 5 процентов, она не регулирует, как и пункт 21 Примерного положения, он урегулирован п. 3 ст. 1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и Постановлением Правительства РФ в соответствии с его компетенцией. К компетенции субъекта Российской Федерации данный вопрос не относится, что следует, в частности, из п. 3 Постановления Правительства РФ от 26 февраля 1998 г. N 248.

Соответствует закону и вывод суда об отсутствии противоречий федеральному законодательству п. 4.2 в части предоставления Главным регистратором прав Республики Башкортостан на утверждение в Кабинет Министров сметы расходов на содержание Государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Республики Башкортостан и ее филиалов за счет средств республиканского бюджета и п. 5.3 Положения в части расходования средств в соответствии со сметой, представляемой Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции Республики Башкортостан и утверждения ее Кабинетом Министров Республики Башкортостан.

Из содержания Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Примерного положения и Положения о Государственной регистрационной палате при Министерстве юстиции Республики Башкортостан по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним следует, что регистрационная палата относится к категории бюджетных учреждений.

В связи с этим, с учетом положений ст. ст. 158 - 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации, суд обоснованно пришел к выводу о том, что предоставление Главным регистратором прав Республики Башкортостан на утверждение в Кабинет Министров сметы расходов на содержание Регистрационной палаты и ее филиалов за счет республиканского бюджета и утверждение ее Кабинетом Министров Республики Башкортостан согласуется с нормами Федерального закона.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации исходит также из того, что прокурором не было представлено суду доказательств, свидетельствующих о том, что Регистрационная палата органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации включена в перечень распорядителей средств бюджета Республики Башкортостан, не представлено им таких данных и в суд кассационной инстанции.

Доводы кассационного протеста прокурора сводятся к неправильному применению судом норм материального права, с чем нельзя согласиться по указанным выше основаниям.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 7 марта 2002 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"