||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2002 г. N 47-о02-14

 

Председательствующий: Петрухов Г.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Колесникова Н.А.

судей - Давыдова В.А. и Кузьмина Б.С.

рассмотрела в судебном заседании от 5 сентября 2002 года кассационный протест государственного обвинителя на приговор Оренбургского областного суда от 27 декабря 2001 года, которым

М., <...>, несудимая,-

оправдана по ст. ст. 285 ч. 1, 290 ч. 4 п. "б" УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., объяснения М., выступление прокурора Глумовой Л.А., полагавшей необходимым приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия М. предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями и неоднократном получении взятки, которые совершены, как указано в обвинительных документах, при следующих обстоятельствах.

В мае 1998 года прапорщик в/ч 40426 Ч. и майор этой же части Т. обратились к командованию части с ходатайством об обмене квартирами. Командиром части ходатайство было удовлетворено и Ч. передал все необходимые документы в жилищную группу Тоцкой КЭЧ для утверждения начальником гарнизона и получения обменных ордеров. В течение месяца жена прапорщика Ч. - гражданка Ч.Е. неоднократно обращалась к М. выдать обменные ордера, однако каждый раз под различными надуманными предлогами получала отказ. В конце мая 1998 года Ч.Е., желая ускорить решение вопроса, передала М. взятку в виде бутылки шампанского стоимостью 28 руб., коробку конфет стоимостью 18 руб., банку растворимого кофе стоимостью 18 руб., кофейный сервиз на шесть персон стоимостью 50 руб., а всего на сумму 114 руб. Получив от Ч. взятку, М. выдала обменные ордера.

В ноябре 1998 года Ф. подала в Тоцкую КЭЧ заявление о выдаче государственного жилищного сертификата (ГЖС). В период с декабря 1998 года по март 1999 года она неоднократно обращалась в жилищную группу Тоцкой КЭЧ, однако каждый раз получала отказ под различными надуманными предлогами.

12 марта 1999 года Ф., опасаясь, что ей могут не выдать ГЖС, задала М. вопрос: не требуется ли что-либо для того, что получить сертификат. М. сообщила, что для положительного решения вопроса необходимо приобрести в отделе "ткани" магазина "Хозтовары" жидкость после бритья. В тот же день Ф. приобрела флакон жидкости после бритья "ХА" стоимостью 380 руб. и передала его М. 22 марта 1999 года выдала ей жилищный сертификат.

Весной 1998 года служащая в/ч 96504 С., сдала в жилищную группу Тоцкой КЭЧ все необходимые документы на обмен квартиры. С августа по декабрь 1998 года она неоднократно обращалась к М. с просьбой решить вопрос с обменом, но каждый раз под различными надуманными предлогами получала отказ. В декабре 1998 года, желая добиться решения вопроса, С. в качестве взятки передала М. бутылку шампанского стоимостью 50 руб., бутылку коньяка стоимостью 60 руб., коробку конфет стоимостью 30 руб., а 12 марта 1999 года передала ей набор бижутерии стоимостью 270 руб. 24 июня 1999 года М. выдала обменный ордер.

В декабре 1998 года П. обратилась к М. с просьбой оказать содействие в получении ГЖС. М. заявила, что в связи с поездкой в Москву у нее возникнут командировочные расходы в сумме 2500 руб. Опасаясь, что М. может воспрепятствовать получению ГЖС, П. передала ей в качестве взятки 2500 руб., а в середине марта 1999 года М. выдала ей ГЖС.

Действия М. квалифицированы по ст. 285 ч. 1 и ст. 290 ч. 4 п. "б" УК РФ.

В кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей. По мнению государственного обвинителя, приговор является незаконным и необоснованным ввиду односторонности и неполноты судебного следствия и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, не допущено, органами следствия представлены достаточные доказательства для признания М. виновной по предъявленному обвинению.

Оправданная М. и адвокат Бабичев Н.С. в возражениях на протест просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в протесте и в дополнениях к нему, в возражениях на протест, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов уголовного дела, М. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании виновной себя не признала и показала, что никаких подарков от Ч., Ф. и С., денег от П. она не получала и злоупотреблений должностными полномочиями не допускала, заявления названных лиц были разрешены в порядке и сроки в соответствии со сложившейся практикой. Каких-либо умышленных действий, направленных на затягивание выдачи ордера или сертификата, она не совершала.

Обвиняя М. в злоупотреблении должностными полномочиями и неоднократном получении взятки, органы следствия в обоснование своих выводов сослались в обвинительном заключении, главным образом, на показания Ч., Ф., С. и П.Л.

Показания названных лиц могли быть положены в основу обвинительного приговора лишь при условии, что они подтверждены совокупностью других доказательств.

Однако, таких доказательств в ходе судебного разбирательства стороной обвинения представлено не было.

Так, показания свидетелей Ч. и П.А., на которые ссылается автор протеста, производны от показаний Ч.Е. и П., а поэтому самостоятельным источником доказательств не являются.

Согласно протоколов обыска от 17 августа 1999 года, в квартире М. были обнаружены и изъяты кофейный сервиз и две банки из-под кофе, а квартире ее сына обнаружена и изъята жидкость после бритья "ХА". В соответствии с протоколами опознания, Ч. и Ф. в названных предметах опознали, якобы те, которые они передавали М.

Протоколы опознания суд признал недопустимыми доказательствами, поскольку опознание проводилось с нарушениями требований ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР.

Выводы суда в этой их части, судебная коллегия находит правильными.

В соответствии со ст. 164 УПК РСФСР опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующий предмет и о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание.

Согласно ст. 165 УПК РФ предмет предъявляется в группе однородных предметов. Если опознающий указал на один из предметов, ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он узнал предмет.

Между тем, данные требования закона не были выполнены надлежащим образом.

Так, ни Ч., ни Ф. не были предварительно, т.е. накануне опознания, допрошены о приметах и особенностях предметов, которые они наблюдали и по которым они могут опознать их.

Непосредственно при проведении опознания, как видно из протокола, Ч. опознала чашку и блюдце по цвету, материалу (стекло) и рисунку (цветочек голубой), а банку кофе опознала по объему (250 гр), наименованию фирмы (Nescafe), эмблеме фирмы на крышке.

Ф., согласно протокола, опознала жидкость после брить "ХА" по цвету и размеру коробки, надписи на ней, потертости ее углов, "незапечатанности" коробки.

Однако названные Ч. и Ф. приметы и особенности указанных выше предметов, никак их не индивидуализируют, а представляют собой общие признаки, присущие и другим аналогичным предметам.

Кроме того, Ч. для опознания были предъявлены не несколько однородных предметов (сервизов), а лишь фрагмент одного из них: чашка и блюдце, а согласно протоколов обыска, у М. были изъяты не одна, а две банки из-под кофе, одного объеме и фирмы, а помимо жидкости после бритья "ХА", обнаруженной у М.В., дезодорант "ХА" был обнаружен и у М.С., что подтверждает доводы М. о том, что парфюмерный набор "ХА" сыновьям подарила родственница.

При таких данных, нельзя согласиться с доводами гособвинителя о том, что требования ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР нарушены не были.

Согласно выводам органов следствия, М. по различным надуманным предлогам длительное время умышленно не выдавала ордера и сертификаты с тем, чтобы получить взятку за ускорение разрешения заявлений Ч., Ф., С. и П.

Судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о том, что такая версия следствия основана на предположениях и какими-либо доказательствами не подтверждена.

М. по этому поводу дала самые подробные показания, в т.ч. относительно порядка и сроков рассмотрения заявлений об обмене квартирами и о выдаче сертификатов и указала на конкретные причины, по которым принятие решения затягивалось по времени. Эти утверждения оправданной не только не опровергнуты, но и нашли свое подтверждение в показаниях свидетелей М.А. и А., являющихся на тот момент руководителями, которые пояснили, что М. работала добросовестно, поручения руководства выполняла своевременно и никаких задержек в выдаче документов по ее вине не было. За хорошую работу она неоднократно поощрялась командованием гарнизона и округа.

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что обвинение в получении вознаграждения в виде имущества и денег, достаточными и допустимыми доказательствами не подтверждено.

Поэтому все возникшие сомнения относительно виновности М. обоснованно истолкованы в ее пользу.

Ссылки суда на положения ст. 575 ГК РФ и ст. 14 ч. 2 УК РФ нельзя признать противоречащими выводам о недоказанности факта передачи имущества и денег, как об этом указывает гособвинитель в протесте, поскольку в данном случае суд исходит из версии органов следствия о характере действий М., а не из обстоятельств, установленных судом.

Наряду с этим, судебная коллегия находит, что выводы суда о превышении прокурором Тоцкого гарнизона служебных полномочий при создании следственной группы, о нарушении органами следствия требований ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР и о нарушениях процессуального закона при составлении протоколов опознания с применением видеозаписи - являются ошибочными и не основанными на материалах дела.

Вместе с тем, признание названных выводов ошибочными никак не влияет на законность и обоснованность оправдательного приговора, постановленного в отношении М.

Таким образом, оснований к отмене приговора по доводам кассационного протеста, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 27 декабря 2001 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационный протест оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОЛЕСНИКОВ Н.А.

 

Судьи

ДАВЫДОВ В.А.

КУЗЬМИН Б.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"