||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2002 г. N 48-О02-138

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Талдыкиной Т.Т. и Колесникова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании 5 сентября 2002 года

кассационные жалобы осужденного Ш. и адвоката Карасева А.Н. на приговор Челябинского областного суда от 15 апреля 2002 года, по которому

Ш., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 17 лет, по ст. 30 ч. 3, ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Талдыкиной Т.Т., мнение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за убийство потерпевших Г.А. и Г.С., а также за покушение на уничтожение чужого имущества путем поджога.

Преступления совершены в ночь на 1 января 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. выражает несогласие с приговором, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;

адвокат Карасев в защиту осужденного просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, указывает, что в основу приговора положены показания Ш. на предварительном следствии, от которых в судебном заседании он отказался, пояснив, что не помнит произошедшего, а также выводы амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы о вменяемости Ш., однако это заключение является неполным, т.к. экспертиза исследовала только часть медицинских документов о состоянии здоровья Ш., вопрос о том, не находился ли Ш. в состоянии аффекта, не исследован, а в дополнительной жалобе просит назначить Ш. дополнительную стационарную психолого-психиатрическую экспертизу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

В судебном заседании Ш., признавая вину частично, не отрицал, что с целью выяснения отношений с братьями Г.А. и Г.С. он взял металлическую трубу и пришел к ним домой. В процессе ссоры с ними он, как пояснил, всех своих действий не помнит, однако, когда пришел в себя, увидел трупы Г.А. и Г.С., испугался, и поджег дом, сам с места происшествия скрылся.

Факт нахождения Ш. в доме Г.А. и Г.С. во время убийства последних объективно подтверждается показаниями свидетелей А. и Ш.Д.

Кроме того, в ходе осмотра места происшествия с участием Ш., последний показал дом, где было совершено убийство братьев Г.А. и Г.С., а также место, где он выбросил части металлической трубы, которой, как это видно из акта судебно-медицинской экспертизы, были причинены повреждения потерпевшим.

В соответствии с выводами судебно-биологической экспертизы на изъятых у Ш. спортивных брюках и частях металлической трубы обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевших Г. не исключается (л.д. 177 - 184).

Вина осужденного Ш. подтверждена также заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти Г.А. и Г.С., выводами пожарно-технической экспертизы, данными криминалистического исследования вещественных доказательств.

Доводы адвоката в защиту Ш. о том, что суд недостаточно исследовал состояние аффекта, в котором возможно находился Ш., в том числе, по причине неправильного поведения самих погибших, - нельзя признать обоснованными.

Суд, как это видно из приговора, признал, что Ш. пошел разбираться в дом к братьям Г.А. и Г.С. в связи с тем, что обнаружил после совместного употребления спиртных напитков, пропажу золотых украшений. При этом сам осужденный пояснял, что в ответ на требования вернуть ему золотые изделия, они с Г.А. и Г.С. взаимно оскорбляли друг друга, после чего возникла драка.

Давая оценку всем обстоятельствам по делу, суд обоснованно признал, что убийство потерпевших произошло на почве личных неприязненных отношений, а не в состоянии аффекта.

Что касается доводов жалобы о недостаточном исследовании психического состояния осужденного Ш., то и эти доводы нельзя признать состоятельными, поскольку по делу была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, все данные о перенесенной Ш. в детстве черепно-мозговой травмы и последствиях ее в акте экспертизы, как это видно по материалам дела, отражены, и комиссия врачей пришла в к выводу о том, что имеющиеся у Ш. особенности психики не столь выражены и не лишали его в момент правонарушения способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков какого-либо болезненного психического расстройства не обнаруживал, в отношении правонарушения вменяем.

Судебная коллегия полагает, что нет оснований для проведения дополнительной стационарной экспертизы.

Действиям осужденного дана правильная правовая оценка, при назначении Ш. наказания все обстоятельства, смягчающие и отягчающие, судом, как это видно из приговора, были учтены.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 15 апреля 2002 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"