||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2002 г. N 66-о02-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 5 сентября 2002 года кассационные жалобы осужденных Н. и С.М., адвокатов Денюжкиной А.П. и Голышева С.В. на приговор Иркутского областного суда от 30 ноября 2001 года, которым

Н., <...>, русский, с образованием 6 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 115 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

С.М., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 115 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ,

по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден С.Н., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного С.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Н. и С.М. осуждены за причинение легкого вреда здоровью К., С.М., кроме того, за кражу имущества потерпевшего, оба - за убийство Ш.С. 1979 года рождения, совершенное с целью завладения его имуществом.

Преступление совершено в ночь на 25 апреля 2001 года при обстоятельствах, установленных судом и указанных в описательной части приговора.

В судебном заседании С.М. и Н. свою вину не признали.

В кассационных жалобах:

адвокат Голышев С.В. в защиту интересов осужденного С.М., не оспаривая правильности квалификации действий его подзащитного по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ, просит приговор в части осуждения за причинение легкого вреда здоровью К., убийство Ш.С. при разбое отменить и дело производством прекратить. Основанием к этому он указывает, что доказательства, положенные в основу приговора являются недопустимыми. На предварительном следствии С.М. был лишен права на защиту, в связи с чем его показания, данные в отсутствие адвоката, не могут служить доказательством по делу. Кроме того, он считает, что некоторые протоколы ознакомления с заключением судебных экспертиз сфальсифицированы. Ссылается на нарушения закона при осмотре вещественных доказательств, а также неполноту судебного следствия, что привело к постановлению незаконного приговора.

Осужденный С.М. утверждает, что дело в отношении него было сфабриковано, в основу приговора положены их показания, данные в период расследования дела под воздействием угроз и применения физического насилия. К противоправным деяниям в отношении Ш.С. он не причастен, на предварительном следствии себя оговорил в этом.

Адвокат Денюжкина А.П. в защиту интересов Н. просит приговор суда отменить и дело производством прекратить. Она указывает, что ее подзащитный имеет всего 4 класса образования, он освобожден от службы в армии, в связи с чем, по ее мнению, необходимо было назначить и провести судебную психолого-психиатрическую экспертизу, результаты которой могли повлиять на срок назначения наказания. Кроме того, психическое состояние Н. обязывало органы следствия предоставить ему адвоката с момента задержания, однако, этого сделано не было, и он был допрошен в отсутствие адвоката. Эти показания, по ее мнению, не могут служить доказательством по делу. Также ссылается на неполноту судебного следствия, выразившуюся в том, что не проверена причастность С.Н. к причинению смерти Ш.С.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе осужденного Н.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Ш. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах доказанной.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в совершении противоправных деяний в отношении К. и Ш.С., они подробно рассказали об обстоятельствах их совершения, своих действиях и действиях остальных участников при этом. Рассказали, кто из них наносил удары потерпевшим, и в какие части тела, какие предметы использовали при избиении, каким мотивом руководствовались, какие вещи забрали у потерпевших и как ими распорядились.

Эти показания осужденных судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Потерпевший К. пояснил, что в тот вечер он совместно с осужденными употреблял спиртные напитки. Помнит, что был избит, у него исчезли наручные часы и куртка.

Осужденные подтвердили, что в ссоре с потерпевшим избили его, С.М. и С.Н. забрали у него часы и куртку.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта у К. имелась черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга и ушибленные раны в области угла правого глаза, волосистой части головы, ссадины мягких тканей лица.

Свидетели Г. и Е.Д. пояснили, что в их присутствии Н., С.Н. и С.М. избивали К., затем затащили в безлюдное место. Позднее у С.М. видели чужую куртку.

У свидетеля Е. была изъята куртка, которую, как он пояснил, приобрел у С.М.

Данная куртка была опознана К., как принадлежавшая ему.

Признавали Н. и С.М. свою вину в убийстве Ш.С. и завладении его курткой.

У Н. была обнаружена и изъята куртка, которую они забрали у потерпевшего.

Потерпевшая Ш. опознала эту куртку, как принадлежавшую ее сыну - Ш.С.

При осмотре места происшествия была обнаружена сломанная штакетина и бревно, на которых найдена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

Признавая свою вину, Н. и С.М. поясняли, что они наносили удары по голове и телу потерпевшего не только ногами, но и указанными предметами.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть Ш.С. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку. Имевшиеся телесные повреждения могли быть причинены указанными предметами, ногой человека, обутой в обувь, и рукой.

На одежде и обуви осужденных обнаружена кровь человека, происхождение которой от Ш.С. не исключается и исключается от них самих.

В судебном заседании Н. и С.М. изменили свои показания и стали утверждать, что на предварительном следствии оговорили себя под воздействием недозволенных методов следствия.

Эти утверждения судом проверены, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Судебная коллегия находит данное решение суда правильным.

Не может согласиться судебная коллегия с заявлением адвокатов и осужденных в той части, что в период расследования дела было нарушено право последних на защиту, выразившееся в том, что при их задержании по подозрению в совершении преступления, они не были реально обеспечены квалифицированной юридической помощью, в связи с чем были вынуждены отказаться от услуг адвокатов.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом лицам, задержанным по подозрению в совершении преступления должны быть разъяснены их права, в том числе, и право пользоваться услугами адвокатов. При этом закон не требует, чтобы при разъяснении этих прав присутствовал адвокат.

Как видно из материалов дела, такое право Н. и С.М. было разъяснено, однако, своим правом они не воспользовались, и от услуг адвоката отказались.

Каких-либо нарушений закона в этой части органами следствия допущено не было.

Находит несостоятельными доводы адвокатов, изложенные в кассационных жалобах, в той части, что не могут быть положены в основу приговора заключения судебных экспертиз, поскольку, как они полагают, Н. с ними не был ознакомлен, а имеющиеся в материалах дела протоколы об этом сфальсифицированы.

Из материалов дела усматривается, что Н. при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР ознакомился со всеми материалами дела, при этом каких-либо ходатайств, связанных с нарушением его права при ознакомлении с указанными экспертизами, не заявлял.

Ознакомившись со всеми материалами дела, он ознакомился и с выводами проведенных по делу экспертиз, ходатайств о неполноте заключений указанных экспертиз, либо несоответствии их выводов материалам дела, также не заявил.

При таких обстоятельствах полагать, что при ознакомлении Н. с заключениями судебных экспертиз не были соблюдены требования закона, оснований не имеется.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в убийстве Ш.С. в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Следует отметить, что в соответствии с действующим законодательством, в функцию суда не входит решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности других лиц, в связи с чем заявление адвоката в той части, что необходимо было проверить причастность С.Н. к убийству Ш.С., не может быть удовлетворено судом даже при наличии оснований к этому.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденных, судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения Н. и С.М. по ст. 115 УК РФ подлежащим отмене, поскольку наказание по данной статье назначено с нарушением ст. 50 УК РФ, что в соответствии со ст. 382 УПК РФ является основанием к отмене приговора.

В остальном осужденным, по мнению судебной коллегии, назначено справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующими статьями уголовного закона.

Оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 30 ноября 2001 года в отношении Н. и С.М. в части осуждения по ст. 115 УК РФ отменить и дело производством прекратить.

Считать осужденными Н. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима, С.М. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. "г", 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Н. и С.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы Голышева С.В., Денюжкиной А.П., Н. и С.М. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"