||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 сентября 2002 г. N 11-О02-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Борисова В.П. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела 4 сентября 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных М. и К. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 26 апреля 2002 года, по которому

М. <...>, судимый: 1) 26 января 1996 г. по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, присоединен к приговору от 23 августа 1995 года, освобожден 14 июля 1998 г. условно-досрочно на 3 месяца 8 дней; 2) 4 февраля 1999 г. по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии" освобожден; 3) 27 февраля 2001 года по ст. 158 ч. 3 п. "в", ст. 159 ч. 3 п. "в", 69 ч. 3, 5 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ на 5 лет 3 месяца, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 18 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

К. <...>, судимый: 1) 2 октября 1998 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы; 2) 11 сентября 2001 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ на 5 лет 3 месяца лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. и К. признаны виновными в открытом хищении чужого имущества и, кроме того, М. признан виновным в убийстве Г., с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 25 декабря 2000 года в г. Нижнекамске РТ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный К. указывает о своем несогласии с приговором. Утверждает, что на следствии к нему применялись недозволенные методы следствия, явка с повинной написана им под давлением. Указывает, что предварительное и судебное следствие велось необъективно с обвинительным уклоном. Считает, его вина материалами дела не доказана. Просит приговор отменить, а дело направить на дополнительное расследование;

осужденный М. утверждает, что не совершал вмененных ему преступлений. Что на предварительном следствии давал показания под давлением следователя. Считает, что свидетели дают противоречивые показания и не подтверждают его вину. Указывает на нарушения закона на предварительном следствии, на неудовлетворение его ходатайств на проведение экспертиз о принадлежности отпечатков пальцев, обнаруженных в квартире потерпевшей. Полагает, что суд не выяснил все обстоятельства по делу и вынес незаконный приговор. Просит приговор отменить, а дело направить на дополнительное расследование.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вина М. и К., в совершенных преступлениях подтверждается их собственными показаниями на предварительном следствии, в которых они не отрицали факт открытого похищения имущества Г., показаниями свидетелей, заключениями экспертов и другими материалами дела.

Так, из показаний К., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что они с М. решили ограбить Г., зная о наличии у нее большой суммы денег. М. знал ее адрес, с собой они взяли монтировку. М. разговаривал с Г. об обмене квартиры, однако она сначала дверь не открывала, затем они попытались монтировкой открыть дверь, но Г. сама открыла дверь, в руках у нее был нож. Он ударил Г., отчего последняя упала, требовали у нее деньги, связали скотчем руки, ноги, заклеили рот. М. похитил золотые изделия, а затем сказал, что Г. знает его, может сообщить в милицию, и ее необходимо убить, затем задушил ее халатом.

Из показаний свидетеля Д. усматривается, что в декабре 2000 года он подвозил К. и М. на своей автомашине. На ул. 50 лет Октября г. Нижнекамска. Выйдя из машины, К. и М. отсутствовали примерно 30 минут, затем в салоне автомашины М. хвалился какими-то золотыми украшениями - цепочками, кольцами. По дороге М. рассчитался с таксистом деньгами.

Из показаний свидетеля Х. видно, что в конце декабря 2000 года М. дал ей 200 рублей, о том, что у него есть деньги, он просил К. не говорить.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что Г. являлась ее тетей, она собиралась с доплатой обменять свою квартиру, у нее имелись ювелирные изделия, кольца, цепочки из золота, которые после ее убийства пропали.

Из показаний свидетеля Г.А. видно, что она от Ф. узнала, что та в день убийства приходила к Г., стучалась в дверь квартиры, дверь никто не открыл, но она слышала шум за дверью.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актами судебно-медицинских экспертиз о том, что смерть Г. наступила в результате механической асфиксии, сдавления шеи петлей-халатом, кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения в виде ссадин в области локтевых суставов, кровоподтеки на правом предплечье. На пальце К. обнаружен рубец на правой кисти, давностью за 5 - 8 месяцев до осмотра;

с актом биологической экспертизы о том, что на ноже обнаружена кровь, не исключается от К.

Доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов расследования, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны несостоятельными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Доводы жалоб осужденных об обвинительном уклоне судебного разбирательства, о неразрешении их ходатайств, что, по их мнению, привело к вынесению незаконного и необоснованного приговора, являются неубедительными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, обоснованно пришел к выводу о виновности М. и К. в инкриминируемых им деяниях.

Существенных нарушений норм УПК РСФСР, влекущих безусловную отмену или изменение приговора, по делу не выявлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности М. и К. в совершении данных преступлений.

Действиям М. и К. дана правильная юридическая оценка.

При назначении наказания М. и К. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие их личность.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 26 апреля 2002 года в отношении М. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"