||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 сентября 2002 г. N 32-кпо02-1вт

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Климова А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 4 сентября 2002 года кассационный протест государственного обвинителя Лохова Э.А. и кассационные жалобы осужденных П.Р., П.Д., Б., В.О., и адвокатов Нехорошева А.Н., Левиной Е.М., Черноморца Б.С, Анашкина В.Н., на приговор Саратовского областного суда от 12 апреля 2002 года, которым:

П.Р., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 166 ч. 4 на 9 лет; 109 УК РФ на 2 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет в исправительной колонии строгого режима.

П.Д., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 166 ч. 4 на 8 лет; 109 УК РФ на 2 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В.О., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено Б. и В.О. оправдать по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

П.Р., П.Д., Б. и В.О., при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что группой лиц по предварительному сговору, 3 августа 1999 года, в районе платного пляжа поселка Затон города Саратова, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, неправомерно завладели иным транспортным средством без цели хищения, а именно катером "Амур-М" с регистрационным государственным номером 1002 СА, принадлежащим ООО "Арсенал-С" и находящегося под управлением В.Д. При этом П.Р. и П.Д. признаны виновными и в последующем причинении по неосторожности смерти потерпевшему В.Д.

В судебном заседании осужденный П.Р., П.Д., Б. и В.О. виновными себя не признали.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения адвокатов Нехорошева А.Н., Левиной Е.М., Черноморца Б.С. и Анашкина В.Н., по доводам кассационных жалоб, а также мнение прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей доводы протеста частично и полагавшей обвинительный приговор суда отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор суда в отношении П.Р., П.Д., Б. и В.О. отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей.

По мнению автора протеста, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и неправильно применен уголовный закон.

В частности, в протесте утверждается, что суд необоснованно сделал вывод об отсутствии умысла у осужденных на лишение жизни В.Д., поскольку, по мнению автора протеста, П.Р., П.Д., Б. и В.О. совершали активные действия, направленные не только на завладение катером, но и на умышленное лишение жизни потерпевшего В.Д. При этом все осужденные действовали совместно и согласованно, одобряя, и поддерживая друг друга, и по этой причине, действовали как группа лиц, договорившаяся совершить убийство В.Д. Исходя из этого, государственный обвинитель считает, что действия П.Р., П.Д. и Б., должны быть квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, действия В.О. соответственно по ст. 316 УК РФ. Кроме того, автор протеста считает, что суд необоснованно квалифицировал действия всех осужденных по ст. 166 ч. 4 УК РФ.

В кассационных жалобах:

Осужденный П.Р., не приводя каких-либо конкретных доводов, считает приговор суда неправильным не соответствующим фактическим обстоятельствам дела и настаивает на отмене приговора в отношении его и прекращении производства по делу.

Адвокат Нехорошее А.Н., считает приговор суда неправильным, вынесенным без учета и вопреки конкретным обстоятельствам дела, что исследование доказательств судом производилось с явным обвинительным уклоном и нарушением норм уголовно-процессуального кодекса. Далее защита утверждает, что суд необоснованно положил в основу приговора первоначальные показания В.О., поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия. Кроме того, адвокат Нехорошев А.Н. указывает, что по делу не собрано достаточных доказательств виновности П.Р. в инкриминируемых деяниях, что никакого угона катера не было, все происходило с согласия В.Д., который в пути следования, потеряв равновесие в качающемся на волнах катере, в результате своей неосторожности упал за борт катера в воду, и утонул. Исходя из этого, адвокат Нехорошев А.Н., просит обвинительный приговор суда в отношении П.Р. отменить и дело производством прекратить.

Осужденный П.Д., ссылается на то, что никакого предварительного сговора на угон катера не было, поскольку В.Д. добровольно согласился за 40 рублей переправить их по реке Волге от поселка Затон к автодорожному мосту и, что никакого насилия в отношении В.Д. не на берегу, не в ходе следования на катере по реке не применялось, поэтому считает приговор в отношении его необоснованным и просит о его отмене и прекращении производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокат Левина Е.М., считает приговор суда неправильным, вынесенным без учета и вопреки конкретным обстоятельствам дела, а потому подлежащим отмене. Защита, также считает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и осудил П.Д. за преступление, которое ему не предъявлялось в вину. Никто из участников процесса не просил о квалификации действий П.Д. по ст. 166 ч. 4 УК РФ, а представитель государственного обвинения отказался от поддержания обвинения в угоне транспортного средства. Кроме того, по делу отсутствуют доказательства, говорящие об угоне транспортного средства катера "Амур". Исходя из этого, адвокат Левина Е.М., просит приговор суда отменить и дело в отношении П.Д. производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Осужденный Б. утверждает, что никакого преступления он не совершал и, что по делу не собрано доказательств его виновности. При этом он, приводит доводы о том, что никто и никогда В.Д. не угрожал, и не применял к нему насилия, напротив В.Д. сам согласился их довезти до моста, так как он, Б., был без обуви. Исходя из этого, Б., просит приговор отменить и дело в отношении его прекратить.

Адвокат Черноморец Б.С., ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона выразившиеся, по его мнению, в односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, в частности, утверждает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, такие как протокол осмотра места происшествия, протоколы допросов Б. в ходе предварительного следствия, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия и, что судом необоснованно было отказано в вызове и допросе свидетеля А. Кроме того, защита считает, что в приговоре не дано должной оценки всем рассмотренным в зале суда доказательствам. В приговоре отсутствует анализ доказательств в отношении каждого осужденного, приговор основан на предположениях, не оценены все имеющиеся противоречия и обоснованные сомнения истолкованы против осужденных и, что суд не указал, какие конкретно действия, совершил Б., и как эти действия привели к угону катера. Более того, адвокат Черноморец Б.С. утверждает, что в деле, имеется не отмененное постановление следователя по тому же обвинению и суд, неправильно применил уголовный закон к действиям Б. Исходя из этого, адвокат Черноморец Б.С, просит приговор суда в отношении Б. отменить и дело производством прекратить.

Осужденный В.О., не приводя каких-либо конкретных доводов, утверждает, что исследование доказательств проводилось судом с явным обвинительным уклоном и нарушением уголовно-процессуального закона. Далее он указывает, что никакого предварительного сговора на угон катера не было и, что он необоснованно осужден по ст. 166 ч. 4 УК РФ, поэтому просит об отмене приговора в отношении его и прекращении производства по делу.

Адвокат Анашкин В.Н., утверждает, что исследование доказательств судом производилось с явным обвинительным уклоном и нарушением норм уголовно-процессуального кодекса, в частности, указывает на необъективность председательствующего судьи, который, по мнению защиты, проявил личную заинтересованность в исходе дела, доказательств того, что завладение катером произошло с применением насилия, либо с угрозой применения такого насилия судом не представлено. Защита также считает, что судом исследовались недопустимые доказательства, такие как протокол осмотра места происшествия, поскольку при выполнении первоначальных следственных действий интересы В.О. формально представлял адвокат Агеев.

Исходя из этого, адвокат Анашкин В.Н., просит обвинительный приговор суда в отношении В.О. отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Потерпевший В.А. в возражениях на кассационные протест и жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных протеста и жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в неправомерном завладении иным транспортным средством без цели хищения с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

показаниями свидетеля Ж., который, изобличает осужденных в содеянном и при этом опровергает их утверждения о том, что потерпевший В.Д. согласился отвезти их на своем катере, и сам отталкивал от берега катер; показаниями потерпевших В.С., В.А,, применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, которые в частности заявили, что катер "Амур-М" не нуждался в отталкивании его от берега, так как имел задний ход;

показаниями самих осужденных П.Д., Б., В.О. и П.Р., данными в ходе предварительного следствия и предыдущих судебных заседаниях, в той части, которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

Судом установлено, что П.Р., П.Д., Б. и В.О. договорились добраться из района платного пляжа поселка Затон в район автодорожного моста Саратов - Энгельс на катере. В.Д., зная, что его катер неисправен и будучи в состоянии алкогольного опьянения, отказался везти последних на имеющемся у него катере и не давал своего согласия на его управление П.Р. Опасаясь, высказанных осужденными в его адрес угроз применения насилия, опасного для его жизни и здоровья, В.Д. стал убегать от них. По требованию П.Р., В.О. и Б. догнали и вернули В.Д. к катеру, за рулем которого уже сидел П.Р. В.Д. запрыгнул в отходящий от берега катер, когда в нем уже сидели все осужденные.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные П.Р., П.Д., Б. и В.О. действовали группой лиц, неправомерно, против воли и под угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, завладели катером В.Д., в процессе завладения катером действовали совместно и согласованно, одобряя и поддерживая действия, друг друга.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных по ст. 166 ч. 4 УК РФ, поскольку в данной статье говорится не о механических, а вообще о транспортных средствах, то предметом данного преступления могут быть не только механические транспортные средства, охватываемые примечанием к ст. 264 УК РФ, но и любые другие транспортные средства за исключением тех, которые подпадают под понятие судов воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК РФ).

Таким образом, суд обоснованно сделал вывод и о том, что маломерное судно - катер "Амур" не относится к судну водного транспорта, за угон которого предусмотрена уголовная ответственность по ст. 211 УК РФ.

Принимая во внимание, что уголовное дело было рассмотрено в период действия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, то судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно не принял отказ государственного обвинителя от обвинения по ст. 211 ч. 3 УК РФ, так как потерпевшие В.С. и В.А. не согласились с мнением государственного обвинителя (т. 8 л.д. 111 - 115).

К тому же, судебная коллегия считает, что при переквалификации действий осужденных по данному эпизоду на ст. 166 ч. 4 УК РФ у суда первой инстанции отсутствовали основания и о прекращении дела по пункту 10 части 1 статьи 5 УПК РСФСР, поскольку вынесенное 24 августа 2001 года постановление следователя о прекращении уголовного дела по ст. 166 ч. 4 УК РФ, хотя и с указанием отсутствия в действиях осужденных данного состава преступления (т. 5 л.д. 110), на самом деле фиксировало лишь неправильное утверждение следователя о том, что катер "Амур" наряду с моторными лодками, баржами, танкерами, паромами относится к водным суднам и поэтому всем осужденным, 27 августа 2001 года, за эти же действия было предъявлено уже более тяжкое обвинение по ст. 211 ч. 3 УК РФ (т. 5 л.д. 116 - 149).

С учетом изложенного, с доводами кассационного протеста и жалоб осужденных П.Р., П.Д., Б., В.О., адвокатов Нехорошева А.Н., Левиной Е.М., Черноморца Б.С., Анашкина В.Н. о необоснованности приговора, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы в жалобах осужденного В.О., адвокатов Нехорошева А.Н., Черноморца Б.С., Анашкина В.Н. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия ходатайства осужденных П.Р., Б., В.О. и их адвокатов были разрешены следователем в установленном законом порядке (т. 5 л.д. 156, 157, 159, 160 - 165, 167 - 173, 174 - 179), а при окончании судебного следствия, каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, от осужденных и защиты не поступило (т. 8 л.д. 110 - 111).

Судом принимались надлежащие меры для обеспечения явки свидетелей в судебное заседание, в том числе и А., однако в связи с неизвестностью пребывания данного свидетеля, не представилось возможным выполнить постановления суда о его принудительном приводе.

Неубедительной является и ссылка в кассационных жалобах на необъективность председательствующего судьи в ходе судебного разбирательства, поскольку это противоречит материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб адвокатов Черноморца Б.С., Анашкина В.Н., об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протокол осмотра места происшествия, протоколы допросов Б., В.О. и других осужденных, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, выводы об этом мотивированы в постановлениях, имеющихся в материалах дела. Нарушений права на защиту осужденных при выполнении этих следственных действий не допущено.

Каких-либо данных о применении незаконных методов ведения следствия и оговоре, судом не установлено, поэтому и в этой части доводы жалоб адвоката Черноморца Б.С. являются не состоятельными.

Наказание осужденным назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности всех смягчающих наказание обстоятельств, а также данных о личности.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в отношении П.Р. и П.Д. в части осуждения их по ст. 109 УК РФ и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей, поскольку суд, неправильно применил уголовный закон, не указал часть статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 12 апреля 2002 года в отношении П.Р. и П.Д. в части осуждения их по ст. 109 УК РФ отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Тот же приговор в части касающейся осуждения П.Р. и П.Д. по ст. 166 ч. 4 УК РФ к лишению свободы, соответственно П.Р. к 9 (девяти), а П.Д. к 8 (восьми) годам, а также приговор и в отношении Б., В.О. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"